Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Подписанный президентом Закон об использовании атомной энергии, допускающий ввоз ОЯТ, комментирует Григорий Явлинский


Программу ведет Андрей Шароградский. Точки зрения руководства Министерства по атомной энергии приводятся в репортаже Любови Чижовой. С лидером партии "Яблоко" Григорием Явлинским беседовала ведущая программы "Запретная зона" Марина Катыс.

Андрей Шароградский:

В среду президент России Владимир Путин подписал федеральный закон об использовании атомной энергии, разрешающий ввозить в Россию из-за рубежа отработанное ядерное топливо. Одновременно Путин подписал указ о создании специальной комиссии, без положительного заключения которой ввоз облученных тепловыделяющих элементов невозможен. Рассказывает Любовь Чижова:

Любовь Чижова:

Подписание президентом закона об использовании атомной энергии было с воодушевлением воспринято в Министерстве атомной энергии. Министр Александр Румянцев заявил на пресс-конференции, что закон имеет ключевое значение для развития всей атомной отрасли:

Александр Румянцев:

Открывается возможность выхода России со своими высокими технологиями на мировой рынок. Эти законы потенциально поддерживают нашего отечественного производителя, поскольку страны, которые будут знать, что теперь нам законодательно разрешено забирать обратно отработавшее топливо на его технологическую выдержку и затем переработку - они в значительной степени уже начнут приобретать топливо для атомных станций в России.

Любовь Чижова:

Президент подписал указ о создании комиссии по вопросам ввоза на территорию России облученных тепловыделяющих сборок. Без ее заключения ввоз ядерных отходов из-за рубежа будет невозможен. Комиссию возглавит физик, лауреат Нобелевской премии Жорес Алферов. Министр атомной энергии Александр Румянцев считает, что работа комиссии затруднит подписание коммерческих сделок с зарубежными партнерами:

Александр Румянцев:

Президент как гарант безопасности нашего народа принял такое решение, определил, что комиссия, широко представляющая общественность, должна контролировать такие сделки. Я не обсуждаю этот указ в том плане, потому что он обязателен для выполнения нашей отраслью. С коммерческой точки зрения - конечно, процедура проведения каких-то коммерческих сделок может затянуться.

Любовь Чижова:

Заместитель министра атомной энергии Валентин Иванов комментирует создание контролирующей комиссии более жестко:

Валентин Иванов:

Использовал, на мой взгляд, президент институт политруков... Есть технологи, да, есть командиры, а есть тот, кто отвечает на самом деле, здесь сказано, за безопасность, но не всегда комиссары были как бы в одном строю с командирами, но, тем не менее, именно эта комиссия является, если вы хотите, барьером, который будет открывать возможность для дальнейших действий...

Любовь Чижова:

Доход от переработки ОЯТ в Министерстве атомной энергии оценивают в 20 миллиардов долларов. Александр Румянцев напомнил, на что пойдут эти средства:

Александр Румянцев:

Как они будут расходоваться - это тема как раз вот специального закона о специальных экологических программах, который вот подписан сейчас. 25 процентов этих средств будут направляться в регионы, где сосредоточены мощности по технологическому хранению и переработке топлива, а 75 процентов средств уходят на реабилитацию территорий всего нашего государства.

Любовь Чижова:

По словам Александра Румянцева, первые партии ОЯТ начнут поступать в Россию через несколько лет. По данным социологов, 80 процентов россиян выступают против переработки ядерных отходов на территории России. Некоторые общественные организации выступают о проведении референдума о запрете на ввоз ОЯТ:

Андрей Шароградский:

Одним из сторонников проведения общероссийского референдума о запрете на ввоз в Россию ОЯТ и, соответственно, противником нового закона является думская фракция "Яблоко". С ее лидером Григорием Явлинским беседовала корреспондент Радио Свобода, ведущая экологической программы "Запретная зона" Марина Катыс:

Марина Катыс:

Сегодня президент России Владимир Путин подписал указ и подписал законы, фактически разрешающие ввоз в Россию отработанного ядерного топлива из других стран. Его поддержало, в общем, большинство влиятельных чиновников и лидеров партий - какова ваша позиция?

Григорий Явлинский:

"Яблоко" в этом смысле подтверждает свое намерение начать сбор подписей по вопросу референдума о запрете ввоза в Россию отработанного ядерного топлива из других стран. Позиция наша заключается в том, что подписание президентом пакета законов, разрешающего ввоз из других стран облученного ядерного топлива или отработанного ядерного топлива, или ядерных отходов - как угодно называйте - это серьезная политическая ошибка, которая наносит ущерб национальным интересам России и может иметь очень тяжелые последствия для нашей страны и будущих поколений граждан России. Мы сожалеем, что президент принял это решение, проигнорировав мнение абсолютного большинства граждан России, а что касается комиссии, то назначение во главу комиссии академика Алферова, который является известным сторонником ввоза в Россию ОЯТ, вряд ли позволит обществу иметь реальные представления о том, что происходит в этой сфере.

Марина Катыс:

Министр по атомной энергии Румянцев, в частности, высказался или, может, проговорился о том, что все эти принятые законы направлены на поддержку предприятия "ТВЭЛ" - так называемого отечественного производителя ядерного топлива для атомных станций. Дословно он сказал, что теперь за рубежом это будет значить, что российское ядерное топливо будет после его использования забирать страна-производитель, и тем самым Россия становится более выгодным поставщиком ядерного топлива для других стран - возможно ли таким способом поддерживать отечественного производителя, как вы считаете?

Григорий Явлинский:

Я вообще считаю, что это два разных совершенно вопроса. Аргументы, приведенные академиком Румянцевым, по существу, с моей точки зрения, не являются убедительными. Речь идет не о ввозе в страну российского отработанного ядерного топлива со станций, когда мы действительно обязаны забирать это топливо. Речь идет о совсем другом - о ввозе иностранного ядерного топлива, которое к российским производителям и установщикам станций вообще никакого отношения не имеет. Мы и раньше забирали отработанное топливо, если это было российского производства. Но речь-то идет сейчас о совсем другом, о том, чтобы использовать нашу территорию, наши возможности для иностранного топлива, транспортировки, хранения в условиях, когда состояние безопасности в России очень далеко от нормального. В России идет война, кстати говоря, в России ситуация с терроризмом совершенно остается неясной и очень темной, я бы так сказал, и в этих условиях экономических беспорядков, организационных беспорядков ввозить из разных стран мира ядерные отходы - это чрезвычайно опасная авантюра.

Марина Катыс:

Минатом планирует получить за ввоз 20 тысяч тонн ОЯТ около 20 миллиардов долларов, грубо говоря - по тысяче за килограмм. В то же время идут разговоры о том. что большинство этих денег будет потрачено на решение экологических проблем, а сегодня спикер законодательного собрания Краснодарского края Александр Усс привел совершенно отрезвляющие цифры: только Красноярскому краю на весь комплекс решения экологических проблем, связанных с предыдущей деятельностью Минатома, потребуется около 12 миллиардов долларов. Как вы считаете, может ли Красноярский край рассчитывать на получение 60 процентов суммы, предполагаемой Минатомом от ввоза ОЯТ?

Григорий Явлинский:

Ваш вопрос содержит в себе ответ, ответ здесь очевиден. Я бы только хотел внести ясность, что 20 миллиардов - на 40 лет. То есть, это абсолютно безответственная история, и мы получим ситуацию, когда отходы в нашу страну привезут, а денег не будет. В 2000-м году из России, по разным оценкам, в том числе и по оценкам Центрального банка, ушло примерно от 25 до 28 миллиардов долларов, что на 19 процентов больше, чем в 1999-м году, поэтому вопрос о том, что эти деньги могут быть хоть как-то использованы на решение экологических проблем, или даже на возрождение атомной отрасли - это вопрос, в который очень трудно поверить. Необходимо прямо сказать, что все поправки, которые были выработаны для того, чтобы обеспечить контроль и прозрачность средств, поступающих в этой связи, были отвергнуты. Это дает основания полагать, что там совсем другие идеи и совсем другие взгляды на эту вещь.

Марина Катыс:

Григорий Алексеевич, буквально на днях, 5 июля, в Вашингтоне состоялась встреча представителей 5 государств - Тайваня, США, Японии, Южной Кореи и Китая, которые собственно и были заинтересованы в вывозе своих ядерных отходов в Россию, и они изменили свою позицию - судя по заключенному 5 июля соглашению. То есть, они рассматривают сейчас вопрос подземного захоронения ядерных отходов не на территории России. Как вы считаете, международное общественное мнение может повлиять на решение вопроса?

Григорий Явлинский:

На самом деле, если они просто не будут передавать свое топливо - значит и не будут. Я только хотел бы вам сообщить о том, что, например, Финляндия отработанное ядерное топливо, даже то, что мы обязаны забирать у нее - производит захоронения у себя на территории, чтобы не возить его по территории России. Они считают, что перевозка и транспортировка облученного ядерного топлива - настолько опасное мероприятие, плюс настолько опасное в сегодняшней России, что лучше захоронить его на своей территории, хотя Финляндия, как мы знаем, не самая большая страна в мире.

XS
SM
MD
LG