Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Церковь и смертная казнь


Программу ведет Петр Вайль. В ней участвуют священник Александр Борисов - настоятель храма Космы и Дамиана, член Комиссии по помилованию при президенте России; ведущий программы Радио Свобода "С христианской точки зрения" Яков Кротов и корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин, беседовавший с представителем Объединения католических церквей Америки Уилльямом Райаном.

Петр Вайль:

Русская Православная Церковь выступила за отмену смертной казни, сделав это через день после того, как против смертной казни высказался президент России Владимир Путин. Это заявление РПЦ в интервью Радио Свобода прокомментировал настоятель храма Космы и Дамиана, член Комиссии по помилованию при президенте России священник Александр Борисов:

Александр Борисов:

Я должен сказать, что вот это сообщение о позиции Русской Православной Церкви, которая была выражена по благословению Патриарха протоиереем Всеволодом Чаплиным, я встретил с огромной радостью и чувством морального облегчения, потому что, естественно, нам - священникам, нередко задаются такие вопросы: "А что думает церковь"? - по разным поводам, и в частности, вот по этому, самому серьезному вопросу, где позиция церкви, ожидаемая обществом, должна быть, наверное, самой гуманной, самой человеколюбивой. Поэтому я думаю, что вот и для многих священников это тоже будет чувство радости и такого огромного облегчения - что церковь здесь за неприменение "высшей меры наказания", неприменение смертной казни.

Думаю, что одним из важнейших доводов со стороны церкви - кроме довода, что может случиться непоправимое, и будет казнен невинный человек, и это невозможно исправить, поскольку ошибки в том, что делает человек, всегда, в принципе, возможны... Кроме этого главный довод, хотя он звучит, конечно, только для людей верующих и для общества, он, может, не является убедительным, но для верующих людей все-таки небезразлично, каким человек уходит из жизни. Дело в том, что все-таки речь идет не о том, чтобы за тяжкое преступление людей миловать и отпускать на свободу, а речь идет о замене длительными сроками наказаниями - до 25 лет и даже пожизненно. И я должен сказать, что как член Комиссии по помилованиям я получаю немало писем, и одно из них я сейчас держу в руках, и этот человек именно осужден на пожизненное - спустя 5 лет он пишет комиссии благодарность за то, что его помиловали, пишет, что он лгал все время следствия, он лгал даже в прошении о помиловании, и только спустя 5 лет своего пожизненного заключения он полностью осознал свою вину и ее признает, и приносит покаяние. Таким образом, мы видим, что длительный срок заключения может действительно исправить преступника, и даже если он заключен на пожизненное, то он уйдет из жизни не злобным бандитом, а уйдет раскаявшимся грешником. Для нас это, конечно, огромная разница, потому что судьба человека не ограничивается временем его земной жизни, она простирается в вечность, и вот каким этот человек уйдет в эту вечность - это для нас не может быть безразличным. Если от нас зависит чтобы он ушел все-таки не озлобившимся злодеем, а раскаявшимся человеком, то мы, конечно, должны сделать все в этом направлении, и я должен сказать, что большинство членов комиссии по помилованиям стоит на этой же точке зрения, и мне радостно слышать о том, что глава нашей церкви поддерживает в этом вопросе точку зрения главы нашего государства. В чем, в чем, а вот здесь единство мнений церкви и государства может только радовать. Слава Богу и огромное спасибо, и Патриарху, и президенту.

Петр Вайль:

С комментарием ведущий программы Радио Свобода "С христианской точки зрения" Яков Кротов:

Яков Кротов:

Выступление президента Путина против смертной казни оказалось неприятным сюрпризом для лидеров Московского Патриархата. Еще накануне газеты широко цитировали выступление митрополита Смоленского Кирилла в защиту смертной казни. Владыка сказал на слушаниях в Государственной Думе, что Библия не запрещает смертную казнь. А на следующий день после выступления президента пресс-секретарь митрополита Кирилла отец Всеволод Чаплин был вынужден поддержать новую линию - мол, смертная казнь хорошо, но без смертной казни еще лучше, потому что к живому человеку может прийти священник и его перевоспитать.

История повторилась в виде фарса. После крещения Руси митрополиты-греки, приехавшие на Русь учить русских христианству, потребовали от князя Владимира Красное Солнышко, чтобы он ввел смертную казнь. (Обычное право славян смертной казни не знало. Там была сложная система денежных штрафов за убийство. Была, конечно, и кровная месть). Князь Владимир отказался, сказав: "Боюсь греха". В начале XII века другой Владимир - Мономах, завещал детям никого не казнить, и теперь все повторяется, вплоть до совпадения имен. Правитель страны оказывается добрее митрополита. Но есть, конечно, и разница, потому что ни Владимир Мономах, ни Владимир Святой не призывали кого-либо мочить в сортире.... И, разумеется, аргументация, с помощью которой отвергают смертную казнь, пожалуй, даже хуже аргументов в ее защиту. Потому что президент сказал, что смертная казнь - нехорошо, так как жизнь человека в руках Всевышнего. Надо сказать, что при этом Бог оказывается своеобразным палачом, который один распоряжается человеческой жизнью. Православная теология говорит, что все-таки все значительно сложнее - смерть не от Бога, смерть от человеческого греха. Точно так же и те доводы, которые звучали в защиту смертной казни - что она не упоминается в Библии, но в Библии не упоминаются митрополиты, в Библии не упоминается Троичность Божества... Это тоже не совсем православный подход, как и призыв отменить смертную казнь, чтобы легче было работать с преступником. Во всем этом есть привкус какого-то людоедства, как будто бы жизнь человека нужна только для того, чтобы было кого воспитывать. Тем более, что мы знаем цену тому перевоспитанию, которое осуществляется на краю могилы в камере-одиночке...

Есть у этого столкновения и один политический аспект. Выступление президента Путина, скорее всего, прикрывает сиюминутную необходимость создать хороший образ перед тем, как разогнать Комиссию по помилованию, куда входит, напомню, и православный священник отец Александр Борисов. Но, в любом случае, и митрополит Кирилл лично, и вся Московская Патриархия, к сожалению, оказались предметом манипуляции, пропагандистского обмана. И, скорее всего, такая ситуация будет часто повторяться, потому что близость к правительству, близость к власти постоянно будет заканчиваться обманом со стороны власти, когда церковные лидеры не смогут подстроиться под вечно колеблющуюся линию сильных мира сего.

Петр Вайль:

Недавно проблема смертной казни вышла на первые полосы газет всего мира и во главу всех выпусков новостей в связи с казнью в США Тимоти Маквея, который совершил террористический акт, в результате которого погибли 168 человек. Разговор о смертной казни, естественно, более всего оживился в США, где вообще сложное отношение к этой проблеме. В семидесятых годах Верховный суд страны объявил мораторий на смертные казни, который был отменен десятилетием позже под давлением общественных настроений. Как относятся к идее применения смертной казни в качестве наказания американские церкви? Рассказывает наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин:

Юрий Жигалкин:

Ведущие церкви страны всегда отвергали идею смертной казни. Вот как, например, в 1968-м году на пике споров о уместности смертной казни разъяснил свою позицию Национальный совет протестантских церквей Америки: "Мы верим в высшую ценность человеческой жизни и достоинства личности человека, как в Божий дар. Мы считаем, что исправление, а не воздаяние злом за зло - верный способ отношения к преступникам. Мы считаем, что у нас нет права брать на себя ответственность за прерывание жизни человека лишь на основании нарушения им законов". Эти постулаты продолжают отражать официальную позицию протестантских церквей Соединенных Штатов. А вот как ответил на мой вопрос об отношении американских католиков к смертной казни представитель Объединения католических церквей Америки Уилльям Райан:

Уилльям Райан:

Католические епископы в Соединенных Штатах выступают против смертной казни много-много лет. Они согласны со Святым отцом - Папой Римским, в том, что общество может защитить себя от преступников более гуманными способами. Это традиционная позиция, выраженная в бесчисленных заявлениях. Католическая церковь продолжает выступать против смертной казни.

Юрий Жигалкин:

Как вы объясняете феномен подавляющей поддержки американцами так называемой высшей меры наказания? Даже президент Буш не выступает против ее запрещения.

Уилльям Райан:

Это трудно объяснить. В то же время, я сомневаюсь в том, что представление о том, что подавляющее число американцев однозначно за смертную казнь - верно. Последние опросы показывают, что число сторонников этой меры наказания упало до рекордной за последние пятнадцать лет отметки. Возможно, это результат осознания того, что суды не идеальны, и некоторые из приговоренных к смерти, как пишет сейчас пресса, оказались невиновными.
В любом случае, взгляды католических епископов не зависят от результатов опросов общественного мнения. Они свято верят в то, что отрицание смертной казни - проявление уважения принципа святости человеческой жизни.

Юрий Жигалкин:

Пытается ли американская католическая церковь внушить это понятие мирским властям?

Уилльям Райан:

Католическая церковь всегда пыталась донести свое мнение по этой проблеме до гражданских властей. Римский Папа лично посылал письма губернаторам штатов, где узаконена смертная казнь и президентам, призывая запретить ее. Епископы, посещая приговоренных к смерти, пользуются возможностью, чтобы высказать взгляды католической церкви. Католики всегда откровенно высказывали свою точку зрения по этому поводу.

XS
SM
MD
LG