Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Визит председателя КНР Цзян Цземина в Москву

  • Александр Чудодеев

Александр Чудодеев, Москва:

Многие наблюдатели гадали: кто же был инициатором закрепления объявленного ранее стратегического партнерства между Россией и Китаем на договорной основе? Кое-кому казалось, что инициатором выступала Москва, учитывая то, что после смерти Мао Пекин очень неохотно шел на оформление базисных документов с другими странами. Но сегодня, встречаясь в Кремле с Цзян Цземинем, Владимир Путин, может быть, случайно, может быть и нет, раскрыл эту тайну, заявив, что инициатором заключения данного договора выступал как раз председатель КНР, тем самым как бы возложив на Цзян Цземина всю ответственность за выполнение договора. По большому счету, этот документ касается только двух соседних держав и не направлен, как сказано в нем, против какого-нибудь третьего государства.

В совместном заявлении, которое оба лидера огласили после подписания договора, четко сказано, что в юридической форме в договоре закреплена мирная идеология двух государств и их народов - навеки друзья и никогда враги. Но, несмотря на сугубо дипломатический тон данного документа, в нем, в частности, содержатся такие положения, которые заставляют усомниться, что этот договор, который многие наблюдатели уже окрестили аналогом советско-китайского договора о мире и дружбе 1950-го года, не затрагивает интересы других стран, прежде всего - США. В том же совместном заявлении главы России и Китая отметили, что "содействие формированию многополярного мира способствует созданию стабильного, демократического неконфронтационного, справедливого и рационального нового международного порядка". Под этим термином Москва и Пекин не раз подразумевали действия Вашингтона по созданию, на их взгляд, так называемого "однополярного мира".

В договоре ничего не говорится о решении США создать собственную систему противоракетной обороны, против чего так решительно возражают Москва и Пекин. Но, учитывая то, что договор содержит большое число статей об экономическом сотрудничестве, включая и военные аспекты, можно не сомневаться, что отныне противодействие противоракетным планам Вашингтона выйдет у Москвы и Пекина на качественно новый уровень. Другое дело - как это воплотится на практике. На протяжении последних лет Москва и Пекин не раз заявляли, что у них существует громадье планов, но на деле оба партнера больше смотрели в сторону Запада, чем друг на друга, при этом постоянно конкурируя за получение западных инвестиций. Поэтому не исключено, что данный договор больше будет иметь пропагандистский аспект, чем выльется в какой-то военно-политический союз времен известной песни "Сталин и Мао слушают нас".

XS
SM
MD
LG