Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Встреча Владимира Путина с американскими журналистами


Ведущий итогового информационного часа Петр Вайль:

Россия готова вооружиться, если США решат сооружать противоракетную систему без учета мнения России - таков был основной тезис президента России Владимира Путина во время его трехчасовой встречи с американскими журналистами в Москве. Российский лидер пригласил представителей американских средств информации для того, чтобы высказать свое мнение относительно американо-российского саммита. Отчет об этой встрече опубликован газетой "Нью-Йорк Таймс". С подробностями наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин:

Юрий Жигалкин:

Хотя большой материал в "Нью-Йорк Таймс" иллюстрирован фотографией улыбающегося российского президента, словно символизирующей надежды, оставленные недавним американо-российским саммитом, мысли, высказанные президентом Путиным во время разговора с американскими журналистами, могут обещать чрезвычайно сложный этап российско-американских отношений. Прежде всего, если судить по отчету "Нью-Йорк Таймс", президент России, по сути, не изменил взгляда на основную ныне проблему американо-российских отношений: намерения США соорудить систему ПРО. Признавая, что предложения сотрудничества со стороны Джорджа Буша внушают оптимизм, и Москва готова в ближайшие месяцы вместе с Вашингтоном попытаться разобраться в возможных последствиях осуществления идеи о противоракетной обороне, и даже обсудить потенциальные видоизменения советско-американского договора по ПРО, которые могут потребоваться для того, чтобы антиракетная система была законна - с точки зрения этого договора, Владимир Путин предупредил, что Россия готова ответить на любую одностороннюю акцию США доступными ей способами. Что это означает? Российский президент обрисовал американским журналистам будущее, в котором нет места договорам об ограничении стратегических вооружений. Я уверен - сказал Владимир Путин, что в ближайшие 25 лет американская антиракетная система не нанесет значительного урона национальной безопасности России, но мы расширим свои возможности, оснастив существующие ракеты разделяющимися боеголовками. Это нам обойдется дешево, в то же время ядерный арсенал России будет многократно увеличен. Путин предупредил, что сооружение американской противоракетной системы вопреки российским протестам аннулирует с точки зрения Москвы договоры СНВ-1 и СНВ-2 и разрушит систему международного контроля за вооружениями. По словам Владимира Путина, может вернуться эпоха, когда Россия будет скрывать свои намерения и возможности от мира.

Российский лидер сбалансировал это апокалиптическое предсказание выражением готовности начать переговоры, на которых будет обсужден, во-первых, вопрос о том, кто представляет реальную угрозу, во-вторых - какие технологии могут эффективно использоваться для нейтрализации этой угрозы, и какие положения договора по ПРО должны быть изменены для того, чтобы реализовать идею такой ограниченной противоракетной системы. Как отмечает "Нью-Йорк Таймс", впервые российский лидер также заговорил о необходимости уважения стратегических интересов Китая, о том, что эта держава с могучим военным и экономическим потенциалом не должна чувствовать себя заброшенной и обособленной. Говоря о других аспектах американо-российских отношений, президент Путин заявил о том, что его правительство не будет поставлять Ирану ядерных или ракетных технологий, продолжая экспорт обычных вооружений. Он даже призвал объединить разведывательные усилия двух стран для того, чтобы бороться с контрабандой опасных технологий. Он также предложил подумать о том, что можно противопоставить исламскому экстремизму, корни которого находятся в Афганистане.

Говоря о Чечне Владимир Путин, не называя имен, возложил ответственность за проблемы на своего предшественника, который, по его словам, совершил серьезную ошибку, де-факто признав независимость Чечни. Владимир Путин также заявил, что принципиальный вопрос не в том, будет ли Чечня независимой или останется в составе России - задача Москвы состоит в том, чтобы она не была базой террористической деятельности. Итак, через считанные дни после саммита, провозглашенного, в общем, успехом по обе стороны океана, президент России опять, по сути, говорит, что Москва не готова принять американскую идею противоракетной обороны. Означает ли это, что одинокие и редкие американские критики саммита, возможно, были правы, говоря, что президент Буш был слишком наивен, называя президента Путина партнером, которому можно доверять? Вопрос старшему научному сотруднику Фонда Карнеги, бывшему секретарю американского посольства в Москве Тому Грэму:

Том Грэм:

Я не думаю, что президент Буш попал в том же самый капкан, что и президент Клинтон, поставивший некогда на отношения с Борисом Ельциным. Джордж Буш хочет установить тесные деловые отношения с Владимиром Путиным. И его заявления о готовности и возможности сотрудничества с российским лидером, я думаю, были реакцией на явное беспокойство в Кремле по поводу резких высказываний некоторых представителей американской администрации относительно будущего отношений с Россией. В Белом Доме без сомнения осознают, что американо-российские отношения - явление, выходящее далеко за рамки добрых отношений между двумя лидерами. Их хорошие личные отношения не могут гарантировать разрешения многочисленных проблем двусторонних отношений. Это лишь может быть предпосылкой для начала серьезного диалога между двумя столицами по самым разным проблемам, в том числе и противоракетной обороне.

XS
SM
MD
LG