Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конфликт театрального режиссера Анатолия Васильева и московской мэрии


Марина Тимашева, Москва: Вторую пресс-конференцию за два месяца собирает человек, который прежде их никогда не проводил. Это руководитель Театра "Школа драматического искусства", один из известнейших режиссеров мира Анатолий Васильев. В апреле он рассказывал о планах театра. В мае - о том, что им не суждено сбыться.

Непосредственно перед театральной Олимпиадой, проходившей в Москве летом прошлого года, на улице Сретенка открылось здание нового театра. Оно было построено под Анатолия Васильева, архитектурный проект был разработан самим режиссером в соавторстве с художником театра Игорем Поповым. В течение Всемирной театральной Олимпиады там шли спектакли , концерты, семинары. Потом все замерло. И вот недавно, гласит молва, мэр города Юрий Лужков, озирая свои владения, наткнулся взглядом на темные окна Театра на Сретенке. Обнаружив также полное отсутствие афиш и публики, мэр Москвы удивился. 8 апреля в мэрии состоялось совещание , и на свет явился Протокол "О проверке эффективности использования сценических площадок". Из которого следует ( протокол озвучивает сам Анатолий Васильев)

Анатолий Васильев: "Особенно неблагополучное положение отмечено по театру Школа драматического искусства, художественный руководитель Васильев. Театральная деятельность в новом здании на улице Сретенко после окончания Третьей всемирной олимпиады практически прекратилась. Премьерные постановки не осуществляются. Художественный руководитель постоянно работает за границей. Швецовой Людмиле Ивановне - рассмотреть вопрос и представить предложение о передаче указанной театрально-сценической площадки творческому коллективу под руководством Фоменко".

Марина Тимашева: Театр-мастерская Фоменко - лучший в Москве - действительно ютится в двух крошечных комнатах бывшего кинотеатра "Киев", но сам Фоменко - не только большой режиссер, он еще - порядочный человек. А потому занять здание , предназначевшееся его коллеге, отказался. Всю эту историю до сведения Анатолия Васильева довели не чиновники, а журналисты. Замечу, что новых постановок в театре за это время действительно не было , насчет же "театральной деятельности" - со стороны судить трудно. Сам Васильев объясняет ситуацию так:

Анатолий Васильев: Правительством Москвы постановлением от 11 декабря об этом здании первый пункт: срок окончания строительства театра Московская школа драматического искусства - декабрь 2001-го года. В протоколе написано, что мы не действуем от июля. Еще необходимо сказать, что в ноябре месяце я подписал документ о приемке здания. Я принимал его дважды, один раз в мае, под второй этап строительства, который начался сразу же в июле после Олимпиады, и другой раз в ноябре, так вот по этому второму документу строители передали нам гарантийное письмо, в котором они гарантировали закончить строительство в феврале-марте 2002-го года, что они и сделали, частично, потому что этот зал, в котором мы сидим, здесь не сделаны акустические работы, получается, что мы могли начать репетировать и работать здесь активно только с конца февраля месяца. Возвращаемся к Олимпиаде - количество участников - 755, количество публичных представлений и акций - 214, количество зрителей - 25 тысяч. Количество специальных постановок - во всех этих постановках я принимал участие, 8 штук, может ли такой театр бездействовать? В эти дни, когда мы "бездействуем" - провели гастроли в Будапеште, во Флоренции, завтра уезжаем в Грецию со спектаклем "Медеа", в июле - в Авиньон, мы подготавливаем премьеру в Манеже "Моцарт и Сальери", и после этого хотим закончить "Плач Иеремии" в новой версии. Мы проводим, репетируем "Эразма Роттердамского", "Евгения Онегина", "Илиаду" Гомера, и, в конце концов, в июне будет проведен семинар, который называется "Мастера сцены союза театров Европы на подмостках театра Школы драматического искусства".

Марина Тимашева: Своего мастера решили поддержать его ученики. Все они съехались в Москву, объявили о создании театрального товарищества и фестиваля , который будет представлять их спектакли в Театре на Сретенке. Сказать, чтобы за последние годы ученики Васильева создали нечто особенно яркое - трудно. Сам Васильев обещал, что 4 июня театр покажет "Моцарта и Сальери", в сентябре - "Плач Иеремии". Первый спектакль не играли, поскольку погиб исполнитель главной роли и ему искали замену, в принципе же он шел в Театре на Поварской. Плач Иеремии шел там же. Обе постановки - старые. Труппа Васильева много гастролировала и добавляла славы и без того уважаемому российскому театру, но российской аудитории это впечатлений не добавило. Анатолий Васильев неоднократно заявлял, что зрители его мало интересуют, правда, во Франции он ставит спектакли на большой сцене и для широкой аудитории. С точки зрения стороннего наблюдателя: в театре Васильева попасть невозможно не потому, что нельзя достать билет, а потому, что никто не ждет тебя в гости. Сам Анатолий Васильев, несмотря на постоянные отсылки к православию, кажется куда более ориентированным на Западную Европу и ее оценку своего труда. Все это ни в коей мере не отменяет того факта, что Анатолий Васильев - один из лучших российских режиссеров и один из самых известных в мире служителей Мельпомены. Выходит, что по-своему прав Анатолий Васильев, но по-своему прав и мэр Лужков. Очевидно, последнему стоило хорошо подумать прежде, чем выделять миллионы долларов из бюджета на лабораторные поиски. Теперь же негоже отнимать щедрый подарок, вволю использовав открытие театра для рекламы деятельности московского правительства за рубежом

XS
SM
MD
LG