Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прекращение уголовных дел в отношении Юрия Скуратова и Алексея Ильюшенко


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют редактор Радио Свобода Дмитрий Волчек, беседовавший с бывшим Генеральным Прокурором России Юрием Скуратовым, и обозреватель Радио Свобода Леонид Никитинский, беседовавший с адвокатом бывшего и.о. Генерального прокурора Юрием Ильюшенко Александром Аснисом.

Андрей Шарый:

В пятницу Генеральная прокуратура прекратила расследование уголовных дел в отношении бывших прокуроров Юрия Скуратова и Юрия Ильюшенко. В интервью моему коллеге Дмитрию Волчеку Юрий Скуратов заявил, что не согласен с мотивировкой прекращения уголовного преследования "за недоказанностью вины".

Юрий Скуратов:

Я считаю, что это решение не основано на законе. Ведь в каких случаях прекращается дело "за недоказанностью": когда исчерпаны все предусмотренные законом способы и средства установления обстоятельств дела. В данном же случае фактические обстоятельства дела - они хорошо известны, их никто не оспаривает, и задача следствия была - принять процессуальное решение, дать правовую оценку этим обстоятельствам. Моя позиция состоит в том, что там ни объективной стороны состава преступления, ни субъективной.

Дмитрий Волчек:

Ваше дело, безусловно, носило политический характер - каковы на ваш взгляд политические мотивы решения о его прекращении?

Юрий Скуратов:

Я не думаю, что здесь особые какие-то политические мотивы играли... Хотя, конечно, один из мотивов носит политический характер. Это потеря актуальности вопроса. Сейчас закончилась избирательная кампания. Достигнуты цели, связанные с моим отстранением от должности. Угасла острота политической ситуации, поэтому такое решение, так сказать, принято. С другой стороны, оно, конечно, принято с большой задержкой, потому что фактически 9 месяцев расследование уже не проводилось, и по 6 обстоятельствам, по 6 фактам, которые как бы мне ставились в вину, ведь решение было принято еще в августе прошлого года. По костюмному эпизоду тянули вот до последнего времени. Прежде всего, это боязнь оказаться, что называется, у разбитого корыта, боязнь ответственности, боязнь реакции общественности на то возбуждение дела, на то заказное расследование, с которым мы столкнулись на протяжении вот этих двух лет.

Дмитрий Волчек:

Что касается Алексея Ильюшенко - считаете ли вы сегодняшнее решение прокуратуры в его отношении справедливым?

Юрий Скуратов:

В один ряд попытка поставить нас совершенно необоснованна - два этих дела. Я вам могу сказать, что ведь исполнительная власть всегда к Алексею Николаевичу относилась с большой поддержкой, что ли. Они его неоднократно пытались назначить на должность генерального прокурора, поэтому я, как человек, который принимал это решение, еще раз хочу сказать, что я его принимал без какого-либо давления со стороны исполнительной власти. Я его принимал, опираясь сугубо на закон, я просто не мог по-иному оценить те материалы, которые добросовестные работники ФСБ и МВД собрали в тот период, и я мог создать прецедент, когда Генпрокурор, по сути, из-за солидарности, ложно понимаемой прокурорской солидарности, должен был спустить все это дело на тормозах. Я только начинал тогда свою карьеру, и мне бы, конечно, бы не было никакого доверия, если бы я вот принял такое решение. А я очень дорожил этим доверием со стороны правоохранительных органов, со стороны своих коллег. Поэтому я считаю, что это решение - ну, по меньшей мере, оно сомнительно.

Дмитрий Волчек:

Вы действительно вернули 14 костюмов Бэджету Пакколи?

Юрий Скуратов:

Я это давно уже сделал. Еще летом прошлого года мне следствие вернуло те деньги, которые я заплатил за эти костюмы, я, естественно, сделал заявление и для печати, и для следствия о том, что я эти костюмы господину Пакколи возвращаю, и я буду рад, если он будет в них ходить в ближайшие 2-3 года, с учетом сложности той финансовой ситуации, которая сейчас у него сложилась.

Дмитрий Волчек:

Как вы технически это сделали? Отправили их в Швейцарию почтой?

Юрий Скуратов:

Нет, поскольку костюмы были в ходе обыска изъяты, я просто сделал заявление для следствия, что я отказываюсь от этих костюмов, и следствие само уже должно передать эти костюмы Пакколи.

Дмитрий Волчек:

И вы не знаете, передали или нет?

Юрий Скуратов:

Это вопрос к следователю.

Дмитрий Волчек:

Как скажется сегодняшнее решение прокуратуры на ваших деловых и политических планах?

Юрий Скуратов:

Ну, я думаю, что серьезным образом не скажется, хотя тем сотням, тысячам, если не сказать больше, россиян, которые следили в свое время за развитием тех острых и драматических событий, станет ясно, кто, в конце концов, прав в том споре, который имел место между, с одной стороны - коррумпированной верхушкой исполнительной власти России, и с другой стороны - генпрокурором России - бывшим.

Андрей Шарый:

Обозреватель Радио Свобода Леонид Никитинский попытался взять интервью у другого фигуранта этого дела - Алексея Ильюшенко - бывшего и.о. Генпрокурора России, но Ильюшенко не захотел побеседовать с корреспондентом Радио Свобода лично. Однако, Леонид не растерялся и взял интервью у адвоката Ильюшенко Александр Асниса:

Леонид Никитинский:

Александр Яковлевич, вот дело Янчева прекращено?

Александр Аснис:

Прекращено дело в отношении Ильюшенко. Насколько мне известно, прекращено дело и в отношении Янчева, и Османовой, которая была у него главным бухгалтером. Я просто хочу уточнить, что Ильюшенко 15-го февраля 1996-го года был задержан, а затем арестован, ему действительно было предъявлено обвинение в злоупотреблении служебным положением и получении взяток от Петра Янчева за якобы имевшее место лоббирование его интересов при получении статуса спецэкспортера нефти. Ильюшенко содержался два года в Лефортово, был освобожден в связи с истечением предельных сроков содержания под стражей - двух лет - затем, выйдя на свободу, он начал ознакомление с материалами дела, у него был выявлен туберкулез, в течение длительного времени он болел, затем хотел продолжить ознакомление с материалами дела, но это не удалось, и в связи с тем, что Генпрокуратура не дала ему возможности в соответствии с рекомендациями врачей долечиться, я закончил ознакомление с материалами дела в январе 2000-го года, после чего дело ушло для утверждения обвинительного заключения к руководству Генпрокуратуры. Насколько мне известно, в последующем дело было возвращено для проведения дополнительного расследования, которое закончилось 7 мая этого года постановлением о прекращении уголовного дела против Ильюшенко за отсутствием в его действиях состава преступления. То есть, на сегодняшний день он полностью реабилитирован по тем обвинениям, которые выдвигались ранее.

Леонид Никитинский:

Скажите пожалуйста, он будет обращаться за возмещением морального вреда, причиненного незаконным арестом?

Александр Аснис:

Алексей Николаевич в настоящее время думает и обсуждает со мной этот вопрос, окончательно он не решил.

Леонид Никитинский:

Очень жаль, что он не согласился лично прокомментировать нам эту ситуацию, потому что Скуратов, а в отношении него тоже в тот же самый день прекращено дело - он согласился побеседовать с Радио Свобода и, в частности, рассказал о своем отношении к тому, что они с Ильюшенко оказались "в одном флаконе" как бы, в частности, он сказал, что он сам возбуждал уголовное дело против Алексея Ильюшенко, до сих пор считает, что это было справедливо и видел тогда достаточно оснований в материалах МВД и ФСБ для возбуждения такого дела...

Александр Аснис:

Я не могу согласиться с утверждением Скуратова о том, что на момент возбуждения дела и ареста Ильюшенко были законно добытые доказательства, достаточные для предъявления ему обвинения в злоупотребления служебным положением и получения взяток, и уж тем более для ареста Ильюшенко. Как раз на этот момент таковых доказательств не имелось. В деле последующем имелись два показания Петра Янчева, который он же сам в последующем, через очень короткое время, признал оговором, объяснил, почему он вынужден был оговорить Ильюшенко, под каким давлением со стороны работников ФСБ и Генпрокуратуры он делал это, однако, это не проверялось следствием в рамках того следствия, которое было первоначально.

Леонид Никитинский:

Скуратов обиделся, как бы, оказавшись "на одной скамейке" с Ильюшенко - как ваш подзащитный к этому отнесся?

Александр Аснис:

В ближайшее время Алексей Николаевич проведет пресс-конференцию, в начале, очевидно, следующей недели, где он ответит абсолютно на все вопросы и выскажет свое личное отношение как к Скуратову, так и к другим работникам прокуратуры, которые виновны в его незаконном привлечении к уголовной ответственности.

XS
SM
MD
LG