Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы нового президента Российского еврейского конгресса; преодоление антисемитизма в современном мире


Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвуют: новый президент Российского еврейского конгресса Леонид Невзлин - с ним беседовал корреспондент Радио Свобода Виталий Портников, и побывавшая на международной научной конференции "Опыт России и Германии на рубеже веков" корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова. Приводятся слова председателя Санкт-Петербургского ПЕН-клуба писателя Константина Азадовского и философа Сергея Аверинцева.

Андрей Шарый:

На заседании третьего съезда Российского еврейского конгресса в среду Леонид Невзлин избран президентом организации. С марта этого года Невзлин исполнял обязанности президента РЕК, после того, как бывший руководитель Конгресса - глава холдинга "Медиа-Мост" Владимир Гусинский отказался от этого поста. Такое решение Гусинский мотивировал тем, что не может эффективно работать в Конгрессе, поскольку не живет в России. За последние три года Российский еврейский конгресс потратил на благотворительные программы около двадцати пяти миллионов долларов. В избрании Леонида Невзлина была и политическая интрига. В западных странах, в особенности - в США, к должности главы национальной еврейской организации привыкли относиться с особым вниманием. Американские президенты - традиционные гости местных и международных еврейских форумов. Избрав Гусинского одним из вице-президентов Всемирного еврейского конгресса, мировой еврейский истеблишмент тем самым дал понять, что считает его представительной и легитимной общественной фигурой. По-другому развивалась ситуация в России. Вступив в конфликт с Гусинским Кремль решил в случае с Еврейским конгрессом топить не его - Гусинского, а саму организацию, превращая ее из ведущей еврейской национальной организации страны в одну из многочисленных еврейских организаций, к тому же не самую любимую властями. В ходе консультаций с Кремлем и возникла идея о замене Гусинского человеком, более лояльным власти и воспринимаемым без аллергии - Леонидом Невзлиным.

Оказалась ли отставка Гусинского достаточным условием для прекращения раздраженной реакции Кремля на Российский еврейский конгресс? Этот вопрос возник накануне съезда, когда стало известно об отказе от участия в нем одного из главных раввинов России - поддерживаемого Кремлем представителя американского движения любавичских хасидов Берла Лазара и о том, что приветствия Владимира Путина участникам Конгресса не будет. Владимир Гусинский продолжает оставаться единственным представителем России в высшем руководстве Всемирного еврейского конгресса, а пост вице-президента в этом Конгрессе - пожалуй, даже более важная позиция в еврейском мире, чем должность главы российского Конгресса. Новый же глава организации Леонид Невзлин только собирается знакомиться в США с руководством Всемирного еврейского конгресса и американских еврейских организаций. И вряд ли в ближайшее время он может претендовать на пост вице-президента Всемирного еврейского конгресса - на этот пост Владимир Гусинский был избран только спустя несколько лет пребывания во главе РЕК. В кулуарах съезда мой коллега Виталий Портников беседовал с новым президентом РЕК Леонидом Невзлиным:

Виталий Портников:

Вы избраны президентом Российского еврейского конгресса. Это, собственно - избрание, которое подтвердило предыдущее решение РЕК, которое состоялось сразу же после отставки Владимира Гусинского. Многие наблюдатели говорят о том, что Конгресс не хочет конфликтов с властью, и именно поэтому Владимир Гусинский заменен на посту президента Российского еврейского конгресса вами?

Леонид Невзлин:

В первую очередь, инициатива уйти из президентов Кнгресса принадлежала Владимиру Гусинскому, и он достаточно долго оставался президентом РЕК, когда и не мог быть в России и исполнять эти обязанности. До этого этот вопрос и не обсуждался. После того, как он принял такое решение, что должен уйти, я получил соответствующее предложение и с ним согласился, по своим причинам. При этом я хочу сказать, что, скорее всего, у членов президиума действительно такое мнение, что я буду более компромиссен в отношении взаимодействия с властью. И это действительно так, и возможно это было, хотя мне об этом не говорили, но я принял это предложение из своих соображений.

Виталий Портников:

Заседание Российского еврейского конгресса прошло в отсутствии одного из главных раввинов России Берла Лазара, и сегодня некоторые наблюдатели обратили внимание на то, что не было ожидавшегося по прогнозам приветствия Конгрессу президента России Владимира Путина. Некоторые связывают отсутствие Берла Лазара - человека, который находится в хороших отношениях с Кремлем - это не секрет, и отсутствие приветствия президента России с тем, что РЕК все-таки как бы не реабилитировался перед президентской администрацией, и он до сих пор остается организацией, вызывающей определенную настороженность у определенных людей в Кремле?

Леонид Невзлин:

Отчасти это так, отчасти это не так. Если бы Кремль был организацией однородной, то можно было бы занять одну из крайних позиций. На самом деле - нет. С Российским еврейским конгрессом, в том числе в моем лице, готово работать достаточно большое число чиновников в правительстве и в администрации президента Российской Федерации. У некоторых действительно еще сохранилось ощущение, что РЕК - организация Владимира Гусинского, с которой они боролись - это право каждого. Если вы считаете, например, или это окажется действительностью, что президент Российской Федерации не поприветствовал Конгресс по этой причине - пусть это будет на совести тех, кто так считает.

Виталий Портников:

Вы стали освобожденным президентом Российского еврейского конгресса - это нечто новое в существовании общественных организаций. Владимир Гусинский все годы своего президентства не оставлял функции главы холдинга "Медиа-Мост", и вице-президенты Конгресса оставались не просто крупными бизнесменами, но ведущими фигурами в своем бизнесе... А вы ушли из вполне благополучной должности, которая очевидно обещала весьма неплохое участие в экономической жизни страны на руководство общественной организацией - вот с чем связано это желание переменить участь.

Леонид Невзлин:

В общественных организациях достаточно традиционно непосредственно управление текущей организационной деятельностью производит исполнительный директор этой организации, а действительно человек освобожденный является как бы президентом этой организации. Я себя хочу попробовать в качестве исполнительного руководителя этой организации.

Виталий Портников:

В качестве такого еврейского менеджера?

Леонид Невзлин:

В качестве менеджера еврейских процессов, да.

Виталий Портников:

Как они будут проходить, учитывая действительно существующие серьезные разногласия между одной частью еврейского движения - РЕК, которое представлено фигурой одного из главных раввинов России Адольфа Шаевича, и другой части, признающей главным раввина Берла Лазара Федерации еврейских общин, которая выстраивает уже вполне светскую конструкцию рядом с конструкцией религиозной.

Леонид Невзлин:

В президиуме РЕКа присутствуют оба главных раввина - и по линии ФЕОР, и главный раввин России Адольф Шаевич, и не только они. И моя позиция будет однозначная: РЕК - организация светская, благотворительный фонд, и он держит от религиозных процессов одинаковую дистанцию.

Виталий Портников:

Является ли РЕК организацией, которая сопротивляется антисемитизму в российском обществе? Можно ли говорить о том, что это - основная задача организации, и вообще, насколько сейчас опасно для российских евреев это проявлении ксенофобических процессов, которое мы наблюдали еще в советском обществе и в первые перестроечные годы, и наблюдаем сейчас, когда закрывается черносотенная газета за несколько дней до конгресса РЕК решением Минпечати?

Леонид Невзлин:

Я должен сказать, что в России во многом позиция формируется властью. Когда власть дает жесткую оценку любым проявлением ксенофобии и антисемитизма, то ситуация медленно, но верно улучшается. Сейчас мы имеем ровно такую ситуацию. Слава Богу, нам не на что пенять - любые факты проявления антисемитизма или ксенофобии властью категорически пресекаются. Это, конечно, не исключает эти проявления на местах. Я отмечал в своем выступлении уже и ту ситуацию, которая складывалась на выборах в Курске, и многочисленные выступления антисемитского характера Владимира Вольфовича в Думе, и, как вы правильно заметили, достаточно большое, на самом деле, количество антисемитских газет или антисемитских статей в газетах в регионах. Это предмет нашей непосредственной деятельности и это предмет борьбы, бескомпромиссной.

Виталий Портников:

Владимир Гусинский, уходя с должности президента РЕК, заявил, что он остается в должности вице-президента Всемирного еврейского конгресса. Будете ли вы рассматривать его в качестве представителя Конгресса России и вообще российского еврейства как такового в этой организации, или РЕК будет выдвигать кого-то другого на должность вице-президента Всемирного еврейского конгресса от России?

Леонид Невзлин:

Я думаю, что механизм назначения президентов и вице-президентов Всемирного еврейского конгресса несколько иной. Он не регламентируется предложениями тех или иных национальных конгрессов. Насколько я понимаю, Владимир Александрович получил это место как Владимир Александрович Гусинский и в связи, естественно, с огромной деятельностью, которую он проводил на этом поприще в России. Вполне возможно, что Всемирный еврейский конгресс поручит ему взаимодействие с Российской Федерацией - если они сочтут нужным. Тогда будем смотреть, как это будет развиваться. Возможно, его вице-президентство будет перенаправлено в некое другое направление. Сейчас об этом говорить преждевременно, и я об этом не знаю. Единственное, что я хочу сказать: что сегодня Российский конгресс не обсуждал и не собирается обсуждать какой-либо вопрос выдвижения во Всемирный еврейский конгресс тех или иных кандидатов. Скажу больше: мои отношения с Всемирным еврейским конгрессом находятся в самой начальной стадии. Я только еду сейчас знакомиться, представляться и обсуждать наше дальнейшее сотрудничество.

Андрей Шарый:

Накануне открытия съезда Российского еврейского конгресса в Москве прошла международная конференция преодоления прошлого: "Опыт России и Германии на рубеже веков". Участники этой встречи обсуждали такую тему: антисемитизм в тоталитарных обществах и его преодоление в современном мире. На конференции работала наш корреспондент Елена Фанайлова:

Елена Фанайлова:

Современный антисемитизм возникает там, где люди и их политические лидеры не осмысливают прошлое, а продолжают использовать отжившие социальные мифы - одним из таких мифов литератор, председатель Петербургского ПЕН-клуба Константин Азадовский считает понятие "народ всегда прав":

Константин Азадовский:

Это слово выступает чаще в политике как некое заклинание, некое магическое заклинание. И мы тому неоднократно были свидетелями. Вспомним памятный митинг, на котором генерал Макашов призывал расправиться с "еврейским засильем в стране" - каков был главный аргумент генерала: " Народ не принимает, народу это чуждо, а народ, - я хорошо помню, как добавил это генерал, - народ всегда прав".

Елена Фанайлова:

Известный русский философ Сергей Аверинцев считает, что современный российский антисемитизм все-таки не может сравниться с его государственным размахом в позднесталинской России:

Сергей Аверинцев:

Если представить себе из 1952-го и еще и из любого брежневского года Еврейский Университет в Москве и все остальное, то все-таки это уж очень... Уж очень другие пропорции. Но тогда - между 1949-м и 1952-м годами, когда в нашей вполне русской семье я чуть ли не каждый день слушал от возвращавшихся с работы моих родителей, как издеваются, проваливая евреев, еврейских студентов на экзаменах, когда моему отцу пришлось очень много бороться, чтобы не выгнали одну из лучших лаборанток, которая была еврейкой, и так далее, и когда моя мать пришла с коммунальной кухни в полуобморочном состоянии, потому что там уже кто-то, ссылаясь на информацию на закрытом собрании, уже говорил о кровавом навете...

Елена Фанайлова:

А вот наблюдение Сергея Аверинцева за современной австрийской акцией в память разрушенных во времена гитлеровского правления синагог:

Сергей Аверинцев:

Делают копию, такой дорогостоящий макет в натуральную величину фасада одной из разрушенных синагог. На несколько месяцев эту маску надевают на фасад дома, который с тех пор на этом месте построен. Но одновременно с этой дорогостоящей "монументальной пропагандой", как говорили в Советском Союзе, никто не замечает, как приходит в запустение и разрушается скромное, очень скромное по размерам, но подлинное здание бывшей синагоги при Всеобщей больнице - там после войны устраивали трансформаторную будку, сейчас там, кажется, нет трансформаторной будки, но там склад, примерно так, как церкви, синагоги и мечети использовались в Советском Союзе... И мне кажется, это важно не только для Вены. Пропагандная акция предназначается памяти о месте, в которое приходили реальные люди, многие из которых потом стали жертвами, другие - беженцами.

Елена Фанайлова:

Сергей Аверинцев полагает, что современное даже либеральное общество все еще не застраховано от любых форм ксенофобии:

Сергей Аверинцев:

Когда-то известный венгерско-немецкий ученый и мыслитель Карл Керинье сказал, что двери национал-социализма открыл дух абстракции, когда евреи как лица оказались подменены безличной категорией "Юдентум" "Убивать евреев", - это звучит страшно, а "ликвидировать еврейство" - это словно бы формула некоей "логической" операции. И я боюсь, как бы в практику политического воспитания новых поколений не проникло нечто от схематизма, от духа абстракции, сыгравшего такую роковую роль в том самом прошлом, которое мы преодолеваем. И я ощущаю в себе тревогу, старческий испуг, всякий раз, когда встречаю у молодого поколения, выросшего в условиях, казалось бы, таких далеких от тоталитаризма, так много, казалось бы, слышавшего как раз о несправедливости к евреям, ту самую опасность - абсолютно доверчиво, без малейшего чувства личной ответственности подхватывать и хором выкрикивать подсказываемые медиальным механизмом "истины" - ту самую способность, которой пользовались и гитлерюгенд, и комсомол. Недаром выражение "петь хором" становится таким мрачным символом в устах героя повести Михаила Булгакова "Собачье сердце".

Елена Фанайлова:

Как сказал Сергей Аверинцев, тоталитарные режимы ХХ века, которые дали ложные ответы на реальные вопросы, использовали пустую внушаемость людей, и только личная ответственность может быть гарантией того, что единственным полем для распространения антисемитизма останутся старые анекдоты.

XS
SM
MD
LG