Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Саммит Россия-ЕС - традиционный обмен любезностями?


Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвуют корреспондент Радио Свобода Виталий Портников, беседовавшая с одним из руководителей дипломатического представительства ЕС в Москве Жильбером Дюбуа итальянский журналист Еужения Кресто, беседовавшая с дипломатическим редактором газеты "Таймс" Майклом Биньяном корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.

Андрей Шарый:

Европейский Союз готов создавать с Россией единое экономическое пространство и поддерживает ее вступление во Всемирную торговую организацию. Об этом заявили представители ЕС в четверг на переговорах в Москве с российским руководством. Судя по всему, это основное заявление, которое следует из целого дня политического диалога. За ходом переговоров следил наш корреспондент Виталий Портников:

Виталий Портников:

Встречи руководителей Российской Федерации и ЕС уже превратились в традиционный обмен любезностями. Каких либо серьезных стратегических решений не принимается. Но ЕС и страны, которые в него входят, явно ожидают от России большего понимания. Поэтому они готовы закрывать глаза на те очевидные проблемы, которые имеются в отношениях между Москвой и Евросоюзом. Так, является совершенно ясным, что на переговорах, которые прошли у президента России с высоким представителем ЕС по проблемам внешней политики Хавьером Соланой, председательствующем в Евросоюзе премьер-министром Швеции Йораном Перссоном и главой Еврокомиссии Романо Проди, обсуждалась чеченская проблема. Однако, высокие договаривающиеся стороны постарались не углубляться в само обсуждение. Только на пресс-конференции в шведском посольстве в Москве Йоран Перссон заявил, что действительно такая дискуссия состоялась. Он посоветовал журналистам следить за делами российского руководства, а не за словами, которые произносятся в ответ на те или иные замечания руководства Евросоюза. Еще одним важным моментом на этих переговорах является стремление государств ЕС и Еврокомиссии способствовать вступлению России в ВТО. Как известно, здесь у самой Москвы есть серьезные колебания - вступать в ВТО или все же повременить с этой мерой, которая может привести к достаточно серьезным структурным изменениям в самой российской экономике и во внешнеэкономических связях страны.

Еще одна проблема, которая в последнее время всегда обсуждается на переговорах между представителями российского руководства и Европейского Союза - Калининградская область. Уже по приезде в российскую столицу высокий комиссар ЕС по внешней политике Хавьер Солана отметил, что нет никаких сомнений в том, что страны ЕС признают: Калининградская область есть и будет неотъемлемой частью Российской Федерации; а вопрос о нахождении в этом регионе ядерного оружия, не так давно взбудораживший европейцев, закрыт после соответствующих разъяснений, полученных от президента России Владимира Путина. Однако, остается открытым другой вопрос: насколько страны ЕС готовы способствовать улучшению экономической ситуации в области, которая через несколько лет превратится в анклав внутри территории ЕС и, возможно, территории Североатлантического союза. Пока что этот вопрос остается обсуждаемым. Страны ЕС готовы инвестировать в экономику Калининградской области, однако, очевидно, недостаточно для того, чтобы уровень жизни калининградцев хоть немного напоминал уровень жизни граждан стран ЕС.

Остаются открытыми и многие другие вопросы российско-европейского сотрудничества. Однако, желание сотрудничать есть, и это обещает определенные перспективы на будущее, связанные, прежде всего, с изменениями в самой структуре российской экономики и политических ориентирах страны, которая до сих пор считает, что сотрудничество с ЕС может быть альтернативой сотрудничеству с США, а не его продолжением.

Андрей Шарый:

Накануне саммита ЕС-Россия итальянский журналист Еужения Кресто по просьбе Радио Свобода задала несколько вопросов об основных проблемах в отношениях Москвы и Брюсселя одному из руководителей дипломатического представительства ЕС в Москве Жильберу Дюбуа:

Еужения Кресто:

Первый вопрос - по поводу саммита 17 мая? Чего ожидает от него ЕС?

Жильбер Дюбуа:

Это очень важный саммит. Он проходит два раза в год - на высшем уровне. Сейчас россияне интересуются вопросами европейской безопасности и обороны. Они считают, что в будущем смогут участвовать в европейской внешней политике в области безопасности и обороны. Разумеется, мы считаем это сотрудничество положительным, и в дальнейшем надеемся взаимодействовать и в других областях.

Еужения Кресто:

Президент Владимир Путин убежден в том, что Россия склонна развиваться по европейскому пути. Что думает по этому поводу ЕС?

Жильбер Дюбуа:

Путин действительно часто повторяет, что Россия - европейская страна. В то же время он обращает внимание на политику на Дальнем Востоке. Сейчас около 40 процентов всего торгового оборота России приходится на долю ЕС. С расширением ЕС мы ожидаем, что эта цифра возрастет до 50 процентов. Разумеется, мы понимаем, что в мире мы далеко не одни, что Россия хочет поддерживать хорошие отношения с США, Китаем и Японией - особенно по стратегическим вопросам.

Еужения Кресто:

Россия обеспокоена тем, что расширение ЕС может ограничить ее коммерческую и торговую деятельность в этом регионе. Как вы думаете, обоснованы ли эти опасения, и опасения по поводу Калининграда, и какие действия предпринимает по этому вопросу ЕС? Пытаетесь ли вы убедить Россию?

Жильбер Дюбуа:

Безусловно, мы должны доказать, что мы готовы создать необходимые консульские службы и административные системы, чтобы расширение Европейского Союза не слишком отразилось на передвижении граждан России в Калининград и обратно. Россия видит в этом расширении ЕС и опасность для ее традиционных экспортных операций с Польшей, Чехией и Венгрией. Мы должны найти приемлемые решения - как в плане перемещения граждан, так и в решении торговых и финансовых проблем. Мы никоим образом не хотим, чтобы наши действия оказывали влияние на традиционно сложившиеся отношения России с ее долговременными партнерами.

Андрей Шарый:

Это точка зрения официального лица - дипломата, а вот точка зрения независимого эксперта: наш лондонский корреспондент Наталья Голицына попросила прокомментировать ход саммита Россия-ЕС дипломатического редактора газеты "Таймс" Майкла Биньяна.

Наталья Голицына:

Господин Биньян, как вы оцениваете нынешнее состояние отношений ЕС и России?

Майкл Биньян:

Я бы сказал, что потенциально эти отношения продуктивны, но пока еще таковыми не стали. И, конечно, обе стороны хотели бы улучшить их. Думаю, что ЕС осознает, что многие моменты этих отношений развивались отнюдь не конструктивно, особенно - проблема Калининграда. ЕС также понимает, что ему нужно с крайней осторожностью заниматься реализацией своих планов по развертыванию собственной оборонной организации - в Москве это могут воспринять как враждебную акцию. Думаю, что заслуживает интереса план Владимира Путина, предусматривающий обсуждение улучшения торговых отношений и поощрение увеличения инвестиций из Европы.

Наталья Голицына:

Мне довелось присутствовать на докладе Виктора Черномырдина на недавнем международном экономическом форуме в Лондоне, где экс-премьер говорил о растущей зависимости Западной Европы от российских энергоносителей. Уже сейчас на Россию приходится около 40 процентов поставок нефти в страны ЕС?

Майкл Биньян:

Думаю, что это верно. Даже если ЕС и не будет проводить прямые переговоры с Москвой на эту тему, это сделают все его члены по отдельности, как, впрочем, и страны, не входящие в ЕС, которые долгое время будут зависеть от импорта энергоносителей из России, и это очень важный фактор в отношениях России и ЕС. Для самой России это - один из главных предметов экспорта и источников получения твердой валюты, и я думаю, что можно гарантировать, что этот экспорт сохранится при любых изменениях политической ситуации - слишком уж он важен для европейского бизнеса.

Наталья Голицына:

Не кажется ли вам, что самым болезненным для России вопросом в повестке дня саммита может оказаться обсуждение проблем расширения ЕС?

Майкл Биньян:

Это проблема незамедлительно поднимает вопрос, что делать с Калининградом. И Москва, и Брюссель относятся к нему с определенным беспокойством. Это связано с тем, что если Литва присоединится к Евросоюзу - изменятся условия транзита российских товаров по территории Литвы. Кроме того, если Литва и Польша присоединятся к Шенгенскому соглашению, отменяющему паспортный контроль между подписавшими его странами ЕС, то это серьезно ужесточит визовый режим между Литвой и Калининградской областью. И, конечно, это скажется и на свободе передвижения людей, и на экономических отношениях. Это может превратить Калининградскую область в еще более изолированный анклав. Так что московскому саммиту не остается ничего иного, как разработать специальные соглашения по поводу Калининградской области на случай присоединения Литвы вслед за Польшей к ЕС.

Наталья Голицына:

Ну и, конечно, без обсуждения проблемы Чечни сейчас не обходится ни один саммит с участием России. Тем более, что все европейские правительства и Евросоюз испытывают мощное давление по этому поводу со стороны международных правозащитных организаций. Какой, как вам кажется, будет ответная реакция России?

Майкл Биньян:

Реакция России на это будет очень враждебной. Господин Путин уже дал ясно понять, что другие страны не имеют права высказываться по этому поводу или вмешиваться в проблему Чечни. Однако, европейцы, в свою очередь, тоже ясно дали понять, что эта проблема дает им полное право выражать свое беспокойство по поводу нарушений прав человека. Наверняка на московском саммите с обеих сторон будет предпринята попытка предотвратить поток этих взаимных обвинений, несогласия и столкновений. Конечно, по этому поводу будут предприняты серьезные дипломатические усилия. Тем не менее, делегации ЕС не удастся избежать обсуждения этой проблемы. Более того, я думаю, что Россия ожидает такое обсуждение и полностью подготовилась к отражению попыток Евросоюза критически к ней отнестись.

XS
SM
MD
LG