Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Закон о превращении политических партий в политические профессиональные союзы, обслуживающие Кремль


Программу ведет Петр Вайль. Он беседовал с заместителем председателя Комитета по безопасности Государственной Думы России Сергеем Юшенковым. Приводится репортаж из Государственной Думы Михаила Соколова.

Петр Вайль:

В Государственной Думе России начались консультации между представителями президента и лидерами фракций перед назначенным на четверг рассмотрением парламентом во втором чтении закона о политических партиях. Ход дискуссий в Думе анализирует Михаил Соколов:

Михаил Соколов:

Почти весь четверг 24 мая Государственная Дума России посвятит закону о политических партиях. В законе немало ловушек - считает лидер компартии Геннадий Зюганов:

Геннадий Зюганов:

По крайней мере, должен быть закон о партиях, а не колпак для партии, который пытаются надеть. Я за то, чтобы была возможность проверить организацию, но не дергать ее каждый день. Я против того, чтобы можно было партию отстранять после того, как началась выборная кампания.

Михаил Соколов:

На словах коммунисты против вмешательства чиновников в партийную жизнь. Но критики законопроекта отмечают: профильный комитет под руководством члена компартии Виктора Зоркальцева методично отклонял все предложения, которые расходились с концепцией президентского проекта. Говорит заместитель председателя фракции СПС Виктор Похмелкин:

Виктор Похмелкин:

Сохранен институт приостановления деятельности партии, хотя там немножко, так сказать, смягчена его процедура и основания, но, в общем, этот институт сохраняется, и он является неким дамокловым мечом по отношению ко всем политическим партиям. Сохраняется по существу жесткое определение понятия "партия", которая должна строить свою деятельность на основе индивидуального членства, причем жесткого членства - по ленинскому типу.

Михаил Соколов:

Закон насаждает централизм. Глава группы "Регионы России" Олег Морозов удручен тем, что от выборов отстраняются региональные партии.

Олег Морозов:

Что касается региональных партий - я вносил эту поправку, но не буду на ней настаивать, просто потому, что понимаю бессмысленность этих действий...

Михаил Соколов:

Коммунист Геннадий Зюганов отстаивает вместе с "Единством" унификацию партийного поля:

Геннадий Зюганов:

Я против создания региональных партий. Это разрывает страну. Партия должна быть единым организмом.

Михаил Соколов:

Самый принципиальный вопрос -государственное финансирование партий. Сторонники этой меры - ЛДПР, "Единство", часть группы "Народный депутат" - готовы получать из казны ежегодно по 50 копеек за голос. Но пропрезидентская коалиция с "Регионами России" и лужковским "Отечеством" раскололась. Зампред фракции ОВР Вячеслав Володин сообщил:

Вячеслав Володин:

Мы вообще против госфинансирования, как альтернативный вариант - это возможность отказа от госфинансирования. Но все-таки, в общем, мы считаем, что эту норму можно было бы не вносить. Проблем у бюджета очень много, и сегодня нагружать его еще финансированием партий было бы неправильно.

Михаил Соколов:

Вдобавок возражают и "Яблоко", и СПС -сообщила вице-спикер Думы Ирина Хакамада:

Ирина Хакамада:

Союз Правых Сил будет голосовать против этого закона.

Михаил Соколов:

А вот вариант компромисса - право партий отказаться от госфинансирования?

Ирина Хакамада:

Этот вариант пока, судя по подготовленным поправкам, не прошел. Наоборот, госфинансировн6аие увеличено в два раза.

Михаил Соколов:

Сторонники государственного финансирования - от имени президента выступает глава Центральной избирательной комиссии Александр Вешняков -сначала отвергали компромисс, разрешающий желающим партиям не брать деньги из казны. Но после встречи Вешнякова с фракцией ОВР выяснилось: представитель Кремля несколько смягчил свою позицию. Возможно, будет согласован вариант о том, что партиям из бюджета будут с учетом результатов выборов возмещать расходы на избирательную кампанию. "Настойчивость Кремля понятна: получение средств от государства дает власти право проводить ревизии партий", - считает депутат Виктор Похмелкин:

Виктор Похмелкин:

А там, раз вам дали бюджетные деньги вас будут и проверять. А раз будут проверять, деньги будут проверять, и все остальное. Все - получается некий крючок.

Михаил Соколов:

В ситуации раскола внутри "партии власти" и возражений правых решение Думы сейчас зависит от коммунистов. Но лидер компартии Геннадий Зюганов дал понять: серьезных возражений у него не будет:

Геннадий Зюганов:

Я к этому спокойно отношусь: партия может пользоваться этим фондом, может не пользоваться. Но почти все в мире партии имеют государственное финансирование, в зависимости от поддержки. Это избавляет их от коррупции, от зависимости от толстых денежных мешков.

Михаил Соколов:

Будете пользоваться?

Геннадий Зюганов:

Мы сами решим. У нас, кстати, вся выборная кампания идет, в основном, на общественных началах.

Михаил Соколов:

Вождь коммунистов решил: нет смысла по мелочам ссориться с Кремлем и легко отказываться от полумиллиона долларов ежегодной дотации - лучше встраиваться в трехпартийную систему - внешне оппонирующие власти "левые патриоты", центристская "партия бюрократии - партия хозяина Кремля" и правые, избавляющиеся от старых демократов, ныне - нелиберальные государственники. Следующий этап - внесение поправок в избирательное законодательство - они уже подготовлены ЦИК. По новой схеме выборы в субъектах Федерации обязаны будут проводиться по пропорциональной системе и партийным спискам. Кандидатов будут предлагать от отделений федеральных партий. Это и позволит Кремлю довести партийные вертикали управления до городского и районного уровня.

Петр Вайль:

В нашей московской студии - депутат Государственной Думы, член фракции СПС, заместитель председателя Комитета Государственной Думы по безопасности Сергей Юшенков. Господин Юшенков, к вам первый вопрос: если закон о политических партиях будет принят в президентском варианте - как, по-вашему, изменится политическая карта России?

Сергей Юшенков:

Безусловно, политическая карта изменится. Останутся только те партии, которые смогут иметь 10 тысяч членов, причем в каждом субъекте Федерации членов партии должно быть не менее 50, а не менее, чем в половине, то есть, не менее, чем в 45 субъектах Федерации, должно быть не менее 100 членов партии. Есть там и другие нюансы этого закона, которые говорят о том, что на политической сцене страны могут сохраниться только лояльные по отношению к Кремлю партии.

Петр Вайль:

А какой будет инструментарий, что называется, постановки барьеров - ведь это не так просто сделать?

Сергей Юшенков:

Да очень просто все это делается! Вы должны будете прежде, чем образовать партию, создать оргкомитет, оргкомитет вы должны будете зарегистрировать в Министерстве юстиции, открыть счет, затем вы должны в определенный период времени провести соответствующие региональные конференции, затем вы проводите съезд, после того, как Минюст убедится, что у вас не менее 10 тысяч членов партии, а не менее, чем в 45 субъектах Федерации не менее 100 членов партии - только после этого вам предоставляется возможность быть полноценной партией, единственным полноценным субъектом политической деятельности.

Петр Вайль:

Господин Юшенков, но, в общем, все эти требования выполнимы - не то, что принципиально, но даже и технически. Есть ли здесь какая-то политическая ловушка на этом пути - для вас, как для человека осведомленного?

Сергей Юшенков:

Во-первых, эти условия чрезвычайно трудно выполнимы. У нас сегодня очень мало людей занимающихся политикой. Можно сказать, что эти условия выполнимы, скажем, для 30 субъектов Федерации, а вот что касается других субъектов Федерации, где чрезвычайно низкая численность населения и где политически активных людей очень немного - это достаточно высокие критерии - 100 членов партии. Я уже давно нахожусь в демократическом движении. Мы многократно пытались создавать различные организации, и я вам скажу, что очень узок круг тех людей, которые действительно хотели бы сегодня заниматься политической деятельностью. Дело в том, что у нас все-таки неразвитое гражданское общество, у нас очень мало людей, которые действительно осознают потребность в политической деятельности, очень мало социальных групп, которые заинтересованы в представительстве на политической сцене, и действительно очень таким образом мало активных людей, которые хотели бы связать свою судьбу с партией. Это будет очень большая проблема, скажем, для всех партий, за исключением "партии власти" и коммунистической партии.

Петр Вайль:

Я попробую вам задать вопрос, что называется, с позиции человека с улицы: что собственно плохого в государственном финансировании партий? Вот депутат Похмелкин, ваш коллега говорил о том, что это некий "крючок", что коль скоро будут давать деньги то будут и проверять, но, с другой стороны, коммунист Зюганов говорит, что нет - таким образом уменьшается вероятность коррупции. Вопрос: что плохого в государственном финансировании партий?

Сергей Юшенков:

Я не считаю, что финансирование партий - это, что называется, тот пункт закона, из-за которого нужно биться. В конечном итоге, действительно деятельность партий должна быть прозрачной, финансирование партий должно быть прозрачным, и легко проверяемым, контролируемым, это мы, собственно говоря, видим на примере других стран. Дело не в том, что есть государственное финансирование, а в том, что сохраняется и прежняя система финансирования, то есть, сохраняются все те элементы, которые имеются сейчас - это и членские взносы, и пожертвования всевозможные, предпринимательская деятельность, и так далее, и тому подобное. То есть, у вас могут проконтролировать ту часть, которую выплачивает государство, хотя в условиях, скажем, так, несбалансированного бюджета или точнее - очень с малыми доходами бюджета финансировать еще и партии - мне кажется, это было бы лицемерно или, по крайней мере, неуважительно по отношению к очень многим социальным программам, мягко говоря. Беда-то заключается в том, что в самом законе о партиях, на самом деле, прописаны такие нормы, которые делают политические партии приводными ремнями Кремля. Эти партии могут выжить только тогда, когда они будут демонстрировать свою лояльность по отношению к власти. В противном случае создается очень много возможностей, чтобы приостановить их деятельность или вообще их ликвидировать. То же, о чем уже говорили мои коллеги, те же положения об утверждении принципов "демократического централизма", или, скажем, положения, связанные с тем, что каждая партия проверяется не только с точки зрения финансирования, но и с точки зрения численности - вы здесь нарушаете, скажем, право гражданина на тайну своих политических убеждений. Каждый человек должен как бы декларировать власти, к какой он партии принадлежит, и представьте себе такую ситуацию, что в принципе, чтобы объявить себя в партии оппозиционной власти или той группе, которая находится у власти, нужно иметь не менее 10 тысяч смельчаков. И где вы таких смельчаков можете найти, к примеру?... Этот закон, по-моему, настолько очевидно носит антидемократический характер, и мы об этом много раз говорили, и все ссылки на западные демократии вообще не выдерживают никакой критики! Нигде на Западе нет требований такого уровня, какие предъявлены в этом законе. Фактически, это - закон о превращении политических партий в политические профессиональные союзы, обслуживающие Кремль...

Петр Вайль:

Господин Юшенков: вопрос о вот такой насильственной лояльности - это, видимо, то принципиальное различие, из-за которого вы разошлись со своими многолетними друзьями и соратниками - да?

Сергей Юшенков:

Не только это. Действительно, в партии "Союз Правых Сил" предусматривается очень жесткий устав, я бы даже сказал - антидемократический централизм, но и то, что эта организация все дальше и дальше отходит от провозглашенных либеральных ценностей. Она все больше становится партией, которая, в общем-то, идет в фарватере решений Кремля. Мне это не нравится. Я называл эти факты, скажем, поддержка того же закона о партиях, и вообще, государственное финансирование выдвинуто только как основной камень преткновения, хотя там очень много других положений, опасных для политической жизни страны, или, скажем, вопрос по той же Чечне, когда план, выдаваемый от имени СПС, фактически носит не только антиконституционый и антилиберальный характер, но и фактически полуфашистский. Стили и методы руководства в самой партии - здесь слишком много есть моментов, которые, в общем, заставили меня принять решение не вступать в партию "Союза Правых Сил", но, тем не менее, я надеюсь, что "Союз Правых Сил" в таком, скажем, европейском смысле сможет стать консервативной партией. Есть у меня такая надежда, и надежда, что "Союз Правых Сил", в конечном итоге, все-таки вытеснит "Единство". А я со своими коллегами все-таки остаюсь верен либеральным ценностям, и я надеюсь, что нам удастся все же создать по настоящему праволиберальную партию.

XS
SM
MD
LG