Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Будущее российских правых


Программу ведет Петр Вайль. С депутатом Государственной Думы России Сергеем Юшенковым беседовал Владимир Бабурин, а с сопредседателем партии "Союз Правых Сил" Ириной Хакамадой - Михаил Соколов.

Петр Вайль:

Известный предприниматель Борис Березовский намерен участвовать в создании в России оппозиционной праволиберальной коалиции. В конце прошлой недели он встречался во Франции с депутатами Государственной Думы России Сергеем Юшенковым и Владимиром Голавлевым, отказавшимися в минувшие выходные войти в состав партии "Союз Правых Сил". С депутатом Государственной Думы России Сергеем Юшенковым беседовал Владимир Бабурин:

Владимир Бабурин:

Сергей Николаевич, на съезде СПС вы отказались войти в состав политической партии, так как были несогласны с недемократическими, с вашей точки зрения, методами ее формирования. И вот, сегодня вы объявили о создании новой праволиберальной партии, которая еще правее, чем СПС - что это за партия?

Сергей Юшенков:

Я не только из-за недемократических принципов строения партии, но и из-за того, что СПС все больше и больше становится ультраправой партией, и что либеральная риторика там, на самом деле, ничего общего не имеет с практической политикой, проводимой партией "Союза Правых Сил". О создании партии "Либеральной России" я заявил еще на съезде "Демократического выбора России".

Владимир Бабурин:

Вы встречались в Париже с Борисом Березовским и, как сообщают средства массовой информации, договорились о координации усилий по созданию оппозиционной праволиберальной коалиции. Какова будет роль Бориса Березовского?

Сергей Юшенков:

Его роль заключается в том, чтобы, в конечном итоге, финансировать ряд проектов по созданию базы формирования оппозиции, он намерен, например, принять участие в финансировании Конгресса предпринимателей, который мы будем проводить примерно осенью этого года. Также мы договорились о ряде других совместных проектов. Надеюсь, что не только Березовский будет принимать участие в создании правой коалиции оппозиционной, но уже и другие предприниматели изъявили свою готовность к этому, и я думаю, что уже в июне-июле станет ясно, насколько действительно имеются возможности для создания мощной оппозиционной праволиберальной коалиции.

Владимир Бабурин:

Сергей Николаевич, а какую роль вы отводите своей партии на политической карте России в будущем - я понимаю, что все сравнения с США и Европой страдают, но, тем не менее, наверное. многие помнят, что в ФРГ была либеральная партия "Свободных демократов", которая с трудом переваливала шестипроцентный барьер, но будучи в правительственной коалиции играла довольно значительную роль, а ее лидер Ганс-Дитрих Геншер был одним из ведущих западноевропейских и мировых политиков - возможна ли такая аналогия?

Сергей Юшенков:

Да, возможна и такая аналогия, равно как возможна и аналогия с Францией. Если в ФРГ на выборы ХДС и СВДП идут отдельно, то, скажем, во Франции "Объединение в поддержу республики" объединяет многие политические партии, которые в свое время объединил Де Голль, но, тем не менее, оно так и является объединением, не носит партийного характера - как строятся теперь политические объединения в нашей стране. А "Либеральная Россия" будет просто преобразовываться в партию. Я думаю, мы сможем на равных партнерских отношениях создать действительно праволиберальную коалицию, условно говоря, может, это будет "Союз демократических сил", или может как-то по-другому будет называться...

Владимир Бабурин:

Осенью вы планируете провести съезд по преобразованию вашего движения в политическую партию - имеют ли сейчас смысл разговоры о расколе в "Союзе Правых Сил" и вообще в стане демократов?

Сергей Юшенков:

Я вообще не понимаю, почему нужно создавать какую-то единую партию с железной дисциплиной, с уставом, таким примерно, какой предначертан законом о партиях или более жестким вариантом, каковым является устав СПС - почему люди демократических убеждений обязательно должны быть членами какой-то такой политической партии? Альтернатива заключается в том, что мы будем строить партию на основе принципов демократических - не "демократического централизма" пресловутого, а именно тех принципов, которые позволяют защитить права меньшинства. Я полагаю, что "Либеральная Россия" станет во многом, скажем, преемником идеологии и организационного строения "Демократического выбора России". В "Демократическом выборе России" не было таких жестких требований к членству в партии, какие предъявляются в "Союзе Правых Сил".

Владимир Бабурин:

Будете ли вы продолжать свою работу в Государственной Думе? Ведь вы были избраны по партийному списку?

Сергей Юшенков:

Я был избран от блока "Союз Правых Сил" и остаюсь в этом блоке. Просто большая часть депутатов, входящих в блок СПС, вошла в партию "Союз Правых Сил", а меньшинство - человек 5-6 - не вошли в эту партию, но это вовсе не означает, что мы не будем работать в этой фракции - конечно же, будем.

Владимир Бабурин:

В средствах массовой информации проходили сообщения о том, что создается еще одна, условно говоря, "право-право-либеральная коалиция", среди имен создателей которой называется имя Бориса Федорова, который тоже начинал в СПС и даже входил в лидирующую тройку, потом вышел оттуда - возможен ли ваш союз с ними?

Сергей Юшенков:

А почему нет? Мы, в отличие от СПС, не собираемся уничтожать другие демократические организации, мы, наоборот, собираемся объединить все существующие демократические организации, чтобы создалась некая мозаика демократических организаций, чтобы избиратели, которые придерживаются тех или иных взглядов, могли бы, в конечном итоге, голосуя за этот блок, понимать, что в нем представлены и их конкретные интересы.

Владимир Бабурин:

Вы планируете преодолеть с вашим, как вы его условно назвали, "Союзом демократических сил", пятипроцентный барьер на следующих выборах?

Сергей Юшенков:

Я думаю, что это не проблема будет для организаций, которые будут на деле, последовательно и четко, проводить либеральную политику, организаций, которые очень четко заявят о приоритете прав личности, не только на словах, но и в своей практической политике.

Петр Вайль:

О намерении депутатов Юшенкова и Голавлева создать новую оппозиционную силу в беседе с Михаилом Соколовым говорила сопредседатель партии "Союз Правых Сил" Ирина Хакамада:

Михаил Соколов:

Участники вашего съезда - ныне, как я понимаю, вас покинувшие Сергей Юшенков и Владимир Голавлев сообщили, что предприниматель Борис Березовский примет участие в создании в России оппозиционной праволиберальной коалиции. Эти переговоры уже прошли и будет создаваться блок под условным названием "Союз демократических сил" на базе "Либеральной России", организации "Российские налогоплательщики", и так далее - как вы видите будущее этого проекта?

Ирина Хакамада:

Проект достаточно успешный, если Березовский вложит туда огромные деньги. Потому что, в принципе, деньги сейчас решают очень много, и если иметь в виду, что у Бориса Березовского еще есть влияние - не то, что влияние, он владелец телевизионного канала - вливая туда еще деньги проект будет достаточно успешно работать. А что из этого будет в конечном счете - жизнь покажет. Я знаю только одно: настоящая политическая сила возродится в России, и мы еще не те...

Михаил Соколов:

А вы знаете, что есть еще один проект "новых-новых правых" и его конструированием заняты люди, связанные с Кириенко и ключевые фигуры - Борис Федоров, Михаил Пруссак, Андрей Илларионов - такие консерваторы?.. Это такая форма давления, может быть, на Союз Правых Сил, угроза раскола?

Ирина Хакамада:

Слышала про это проект, но только из средств массовой информации. Дальше этого не идет. Я знаю, что, в конечном счете, в администрации разрабатывается разные модели, и все они сводятся к одному - что СПС не нравится. Вот вы нас ругаете за то, что мы недостаточно оппозиционные, а там все равно не нравится, потому что мы ведем себя независимо. Пока что, мне кажется, удерживается модель: кто в конкурентной борьбе сможет продемонстрировать свои мускулы. И мне нравится все, что сейчас происходит, мне нравится, когда со мной борются, посмотрим...

Михаил Соколов:

В том числе и методами спецслужб, которые пытаются создать однопартийное, односистемное государство, скажем так, КГБ-ФСБ?

Ирина Хакамада:

Спецслужбы в политике ничего не понимают. Они понимают в своей деятельности. Вот почему я и говорю, когда... Вот, на самом деле, то, что делает Путин, большинству из них тоже не нравится. Поэтому еще наступит время, когда его придется от них защищать... Но дело даже не в этом. Я хочу повторить свой тезис. Нужно сделать все для того, чтобы быть эффективными самими, потому что спецслужбы должны были получить реванш, потому что предыдущие годы - это даже не зависит от денег - имели они деньги или нет, но они привыкли быть в советские времена серьезной элитой. А за 10 лет реформы их уничтожили - уничтожили вот в этом амбициозном самоощущении, самосознании. Кстати, американцы, европейцы так не делали. Они военных и спецслужбы всегда любили, кормили и никогда не делали из них оппозицию. Мы совершили ошибку - то есть, демократы, которые тогда были у власти. Сейчас получаем реванш. Поэтому надо делать все, чтобы быть конкурентоспособными, причем делать это "с улицы", не используя административные рычаги власти. А там уж - как получится.

XS
SM
MD
LG