Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российских ученых возьмут под усиленный контроль?

  • Илья Дадашидзе

Тему ведет Илья Дадашидзе. Говорят: депутат Государственной Думы правозащитник Сергей Ковалев; Алексей Яблоков - главный специалист НИИ биологии и развития, член-корреспондент РАН; Юрий Афанасьев - ректор Российского государственного гуманитарного университета.

Ведущий итогового информационного часа Петр Вайль:

В России в ближайшее время может быть ужесточен контроль за деятельностью ученых - об этом на встрече с представителями средств массовой информации заявил депутат Государственной Думы известный правозащитник Сергей Ковалев. Рассказывает Илья Дадашидзе:

Илья Дадашидзе:

По словам Сергея Ковалева, президиум Российской Академии Наук направил в свои научно-исследовательские институты директиву под названием: "О плане мероприятий РАН по воспрепятствованию нанесения ущерба Российской Федерации", обязывающую ученых отчитываться о своих контактах с иностранцами и публикациях за рубежом. Присутствовавшим на пресс-конференции журналистам были зачитаны выдержки из постановления президиума Академии и приказ заместителя директора одного из научных академических центров, предложившего заведующим лабораториями и научным группам предоставить к 1 июня всю необходимую информацию согласно полученному сверху предписанию. "С одной стороны рука протянутая на Запад, с другой директивы", - подчеркнул Сергей Ковалев, назвав ситуацию с появлением подобного документа примером "управляемой демократии".

Сергей Ковалев:

Это, соответственно, решение президиума РАН, относящееся к плану мероприятий РАН по воспрепятствованию нанесению ущерба Российской Федерации. В чем состоит эта рекомендация, разосланная заведующим лабораториями и группами? А вот в чем: надлежит заранее сделать заявки на международные гранты и о совместных работах. Надлежит информировать иностранный отдел обо всех визитах иностранцев в лабораторию и группу. Надлежит своевременно предоставлять отчеты о результатах научных поездок. Копии всех статей для публикации за границей также надо заранее представлять администрации Академии. Что все это значит? Я хорошо помню, как начиналась такая линия. Мы живем в стране, где к власти пришло КГБ. Это ведомство действует так, как оно обучено действовать. Мы с вами каждый день видим тихие технические шаги в одном и том же направлении - в направлении полицейского контроля. В направлении, если хотите, строительства полицейского государства.

Илья Дадашидзе:

Какова реакция ученых на постановление президиума Академии Наук? Слово главному специалисту НИИ биологии и развития - члену-корреспонденту РАН Алексею Яблокову:

Алексей Яблоков:

Когда я обратился в свою дирекцию, а я работаю в Институте биологии и развития, то мне сказали сначала, что никаких там устрожений не происходит, а когда я им сказал, что вот такой план существует - они говорят: "Да, да, есть такой план, мы его обычно выполняем, но до научных сотрудников, до лабораторий обычно не доводим". Это отличается от того, что говорил Сергей Адамович Ковалев, который привел на пресс-конференции вчера еще один документ - это письмо заместителя директора одного из академических институтов, адресованное заведующему лабораториям и группами, где говорится: "Необходимо представить в дирекцию сведения о подготавливаемых заявках на международные гранты, сообщать об этом представлением их копий ученому секретарю, информировать иностранный отдел Института о всех визитах иностранцев в лабораторию или группу, представлять в иностранный отдел отчеты о результатах научных поездок за границы, представлять копии всех статей, направляемых для публикации за рубеж". Вот это уже возвращение к советскому периоду, когда контакты советских ученых с зарубежными строго регламентировались. И что я должен сказать: мне кажется, и вот мне подтвердили в моей дирекции, что из плана мероприятий Президиума вот эти жесткие мероприятия, которые проводятся в одном из институтов не следуют. По-видимому - у меня ощущение такое, что руководство некоторых институтов бежит впереди паровоза и пытается уловить настроения власти, и сделать ей, что ли, шаг навстречу - по пути создания такого вот полицейского государства. Я категорически согласен с Сергеем Адамовичем в том, что это - шаг к полицейскому государству, что это - строительство нового "железного занавеса". Уже больше 10 лет таких инструкций никогда не было. Я согласен с тем, что у государства должны быть какие-то секреты, что, наверное, нужно вот эти секретные документы, ограниченного пользования документы хранить...

Обязательно сообщать обо всех визитах, всех контактах с иностранцами, направлять отчеты научных поездок за границу - для чего это нужно все, зачем нужно публикации в научных журналах за рубежом, которые должны направляться совершенно свободно, если эти не секретная работа - почему нужно о них отчитываться и куда то там?.. Это совершенно чудовищная вещь, и я совершенно уверен, что и Президиум Академии Наук должен отмежеваться от такой инициативы, а если он это не сделает, тогда надо ставить вопрос на Общем собрании академии, что это недопустимо - в гражданском цивилизованном обществе такие драконовские меры, такие препятствия развитию науки, когда мы расширяем эти контакты, когда мы почувствовали, что российская наука является частью мировой науки. Мы обогащаемся от этого. Это дорога с двусторонним движением. Мы публикуем свои работы в зарубежных журналах, к нам приезжают иностранцы, мы проводим научные семинары - да как это все можно остановить?! Я считаю, что это очень опасное направление развития событий, и надо ему всячески препятствовать.

Илья Дадашидзе:

И еще одно мнение о происходящем - ректора Российского государственного гуманитарного университета Юрия Афанасьева:

Юрий Афанасьев:

Я слышал об этом письме, и его, по-моему, передали уже по радио и вообще в средствах массовой информации, его уже кто-то прокомментировал, но, к сожалению, я сам документ, на который ссылаются - это какое-то инструктивное письмо Академии Наук - не видел, я только слышал о нем в каком-то переизложении. А для того, чтобы основательно комментировать, оценить это письмо, надо его, конечно, прочитать. А вот на чтобы там хотелось обратить внимание - прежде всего, конечно, на то, в какой мере этот документ соответствует Конституции, это во-первых, а во-вторых - не затрагивает ли он такую проблему, как права человека на предмет ущемления этих прав, и так далее. Дело в том, что если только речь идет о государственной тайне, и если все содержание документа сводится к желанию и необходимости обеспечить эту государственную тайну, то это совершенно нормальное пожелание, потому что есть такое понятие, как государственная тайна, закон, насколько мне известно, о государственной тайне тоже есть, и те, кто с ней соприкасается по работе - эти люди обязаны, просто обязаны как граждане и как выполняющие те или иные функции на работе, производстве, в НИИ, и так далее -они обязаны четко и точно следовать тем нормам, которые предписываются в связи с соблюдением государственной тайны. Каждый из таких людей дает подписку о неразглашении государственной тайны, ему присваивается в связи с этим соответствующая категория доступа к документам или фактам, являющимся государственной тайной, и это все в порядке вещей. Но бывает и так, что документы, которые принимают те или иные ведомства или отрасли - они из-за того, что люди хотят уж очень быть бдительными и старательными, иногда забывают о таких вещах, как Конституция и права человека. А есть кроме этого и очень ревнивые исполнители, которые оказываются впереди паровоза и добавляют к этому всякие ведомственные или внутриведомственные инструкции и так далее. И может восстановиться в случае отступления от требований или норм Конституции тот абсурд. который существовал до 1991-го года, то есть, когда каждого выезжающего за границу заставляли о чем-то докладывать, по возвращении писать подробные отчеты, говорить о том, с кем и как он встречался, и так далее, и вот тогда начинается кошмар самый настоящий. Но я повторяю: вывода такого, что вот такой именно кошмар начинается, я сделать из того, что я слышал по радио, не могу, потому что мне нужно все-таки посмотреть вот тот самый документ. Это первое что я хотел бы сказать. И второе: вот за эти годы, за последние годы стало слишком много, по-моему, фактов, когда стали пренебрегать самим этим понятием государственная тайна, и стали облегченно очень относиться ко всему, что составляет эту государственную тайну. И мне кажется, оснований для того, чтобы подумать о неразглашении государственной тайны, соблюдении интересов государства - это тоже не надуманные все вещи, и об этом ни в коем случае также забывать нельзя.

Илья Дадашидзе:

В секретариате РАН не видят ничего сенсационного в том, что существует инструкция, имеющая своей целью воспрепятствовать нанесению ущерба Российской Федерации. По словам представителя РАН, попросившего не называть его фамилию - с ним беседовала корреспондент "Интерфакса" - депутат Госдумы Сергей Ковалев сообщивший широкой общественности о существовании этого документа, "раздул кадило по поводу обыкновенной рутинной бумаги". Итак, по признанию чиновников РАН бумага существует, хотя известно об этом не всем - даже наверху. Вице-премьер российского правительства Валентина Матвиенко, например, на встрече с известными финансистом Джорджем Соросом заявила, что ничего не знает о том, что РАН требует от ученых сообщать о своих зарубежных контактах. "Я не допускаю мысли, что может выйти такое распоряжение", - подчеркнула вице-премьер.

XS
SM
MD
LG