Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Весенний призыв в российскую армию


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют военный обозреватель "Еженедельного журнала" Александр Гольц, корреспонденты Радио Свобода Лиля Пальвелева, Мария Персанова и Михаил Саленков.

Петр Вайль:

Начался весенний призыв в российскую армию. По данным заместителя начальника Генштаба генерал-полковника Владислава Путилина, в текущем году реально военную службу пройдут лишь 11 процентов общего количества военнообязанных. Эта цифра уменьшается с каждым годом. Одной из причин нежелания россиян служить является неуставные отношения. В Генштабе подобные заявления считают необоснованными, ссылаясь на то, что эта информация не подтверждена статистикой. Подробнее - наш корреспондент Лиля Пальвелева:

Лиля Пальвелева:

Каждую призывную кампанию военные негодуют на то, что все меньше и меньше юношей по доброй воле соглашаются стать новобранцами, а представители общественных организаций бьют тревогу по поводу многочисленных нарушений, которые допускают военкоматы. Например, по поводу облав на призывников, которых с помощью милиции отлавливают на улицах и в общественных местах, свозят на призывные пункты и там только разбираются, имеет молодой человек право на отсрочку или нет. В комитетах солдатских матерей такую практику называют похищением людей, то есть, уголовным преступлением. В Генштабе в таком розыске призывников не видят ничего противозаконного. Говорит генерал Путилин:

Владислав Путилин:

И в этот призыв местные органы власти, военные власти будут действовать строго в рамках закона о воинской обязанности и военной службе, который гласит, что если призывник отказывается от получения повестки, по данному закону органы милиции обязаны разыскать этого человека и вручить ему повестку. Если это называется "облавами" - такие облавы они будут продолжены, потому что они в рамках закона.

Лиля Пальвелева:

Нередко приходится слышать, что в армию шли бы куда охотнее, если бы не столь распространенная в ней дедовщина - вот комментарий Владислава Путилина:

Владислав Путилин:

Я бы не отстаивал первенство России на неуставные отношения в армиях мира. Скажу почему - для того, чтобы молодого человека за 6 месяцев - сломать у него психологию с мирной на военную, потому что через 6 месяцев учебы он должен научиться искусно убивать, я грубо это говорю, но это так, и за эти 6 месяцев очень суровая методика подготовки солдат и сержантов профессии вооруженного защитника отечества. И если мы посмотрим, как работают фельдфебели и сержанты в армии США, в английской армии - я не говорю, что это неуставные требования, это жестокие требования, мужские требования которые делают психологию молодого человека психологией защитника родины. К сожалению, на этом фоне в определенной социальной среде вызревают и неуставные взаимоотношения. Они сейчас усугубились или нет? Конечно, но я вам должен сказать, что значительно ужесточилась и требовательность и к командирам. Статистика не подтверждает заявления о том, что дедовщина, которую так хотят использовать различные антимилитаристские комитеты для того, чтобы отпугивать молодежь из Вооруженных сил, определяет нынешнее лицо Вооруженных сил.

Лиля Пальвелева:

В нынешнюю кампанию, сообщает Владислав Путилин, должно быть призвано 162 тысячи человек, что составляет 11 процентов от всех стоящих на воинском учете и не прошедших службу.

Владислав Путилин:

Три года назад вместо 11,2 мы призывали 17 процентов. Восемь лет назад - 27 процентов. А если сравнить прошлый год и этот год, то за год почти на процент уменьшилось количество подлежащих призыву.

Лиля Пальвелева:

А в скором будущем новобранцев станет еще меньше.

Владислав Путилин:

Пик наших всех невзгод придется на период с 2006-го по 2011-й год, когда еще и будет процессы связанные с "демографической ямой". Начиная с 2006-го года, процент стоящих на воинском учете будет падать почти в геометрической прогрессии, и если ничего не делать - укомплектованность Вооруженных сил и других силовых министерств и ведомств составит 53 -49 процентов.

Лиля Пальвелева:

Исправить положение, по мнению генерала Путилина, могло бы комплектование Вооруженных сил преимущественно на контрактной основе. Но пока условия контрактов мало кому представляются привлекательными.

Петр Вайль:

В связи с началом весеннего призыва наш корреспондент Мария Персанова побеседовала с членом координационного совета Союза комитетов солдатских матерей России Людмилой Воробьевой:

Мария Персанова:

Людмила Федоровна, начался весенний призыв на военную службу, как вы думаете, будет ли он отличаться от предыдущих призывов?

Людмила Воробьева:

Практически отличий нет. Единственное внесено изменение в 24-ю статью Закона о воинской обязанности - о предоставлении отсрочек школьникам, которые не успели до 18 лет получить аттестат зрелости.

Мария Персанова:

На сегодняшней пресс-конференции генерал-полковник Владислав Путилин, заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил России, заявил, что во время весеннего призыва местные органы власти и правоохранительные органы будут действовать в рамках закона. Как вы полагаете, удастся ли в действительности избежать нарушения закона?

Людмила Воробьева:

Ну, во всяком случае, то, что было в Москве - нам председатель призывной комиссии, заместитель мэра Москвы Слепцова Людмила Ивановна, она обещала, что облав не будет. В осенний период - это просто мы называем похищением людей, молодых ребят останавливали на улицах в транспорте, в автобусе, домой приходили и без документов, за один день проводили так называемые медицинские призывные комиссии, и отправляли в войска. Таким способом были отправлены ребята, которые имели право на отсрочку по семейным обстоятельствам. Студенты дневных отделений вузов и, естественно, много больных, и проводились призывные комиссии в 11 вечера, в выходные дни, и, к сожалению, большинство попавших в облаву оказались в родах войск, где требования к состоянию здоровья повышенные и куда, возможно, они бы и не попали при проведении тщательных призывных комиссий. В принципе, каждый призыв должен проводиться только на основании закона. Есть закон о воинской обязанности, есть положение о военно-врачебной экспертизе, есть положение о призыве, но, к сожалению, уже сейчас можно сказать, что нарушения будут.

Я хочу обратить внимание, что до проведения призыва, до 1 апреля, должностные лица военкоматов обязаны были запросить все инстанции, чтобы получить необходимые документы по каждому призывнику. Это поликлиники, неврологические диспансеры, это органы внутренних дел, Минобразования, ЗАГСы и так далее. Они обязаны получить все необходимые документы, в том числе и от семьи мальчика, чтобы личное дело было заполнено полностью. Но нет уверенности, что это уже было выполнено. Медицинская карта призывника должна быть запрошена за две недели до проведения призыва. Молодых людей должны пригласить в поликлинику для проведения освидетельствования. Молодой человек должен сдать необходимые анализы, пройти дополнительные рентгенологические исследования - у меня нет уверенности, что все это было выполнено. Поскольку ребята уже сейчас говорят о повестках, а в поликлиниках они так и не были. По закону о воинской обязанности призывник должен являться, если он получает повестку. По опыту проведения осеннего призыва ребята, которые привозили справки о том, что они студенты, в этот же день, к сожалению, были отправлены в войска. Потом родители разыскивали своих детей по моргам, по больницам, потом только выясняли, что мальчик уже в армии.

Петр Вайль:

Российский Генштаб не удовлетворен комплектацией армии и прогнозирует сложности с весенним призывом. Сможет ли Россия перейти от призывной системы к профессиональной армии? Об этом наш корреспондент Михаил Саленков побеседовал с военным обозревателем "Еженедельного журнала" Александром Гольцем:

Александр Гольц:

Военные совершенно правы, когда говорят о том, что им удается призвать 10-12 процентов из числа тех, кто обязан исполнять воинскую службу. Эту проблему невозможно решить, если сохранить те принципы комплектования армии, на которых до сих пор с упорством достойным лучшего применения настаивает наш Генеральный штаб. То есть военные идут очень простым путем - они предлагают отменить ряд отсрочек по призыву. Совсем недавно Сергей Борисович Иванов, наш министр обороны, заявил, что нужно повнимательнее посмотреть на деятельность военных кафедр. Он сказал совершенную правду, что нам не нужно столько офицеров запаса, а как раз военная кафедра является легальным способом не служить в армии, а главная проблема призыва современного заключается в том, что сама призывная система разлагается. Общество более не приемлет такого подхода к обороне страны. Общество не желает посылать своих сыновей на службу в такую армию. Вот этого военные понять не хотят.

Михаил Саленков:

Каким должен быть и может быть призыв?

Александр Гольц:

Призыва в армию, современную армию быть не должно. России, как и любому другому цивилизованному государству, нужно стремиться как можно быстрее переходить к контрактной армии.

Михаил Саленков:

Сейчас очень много говорится о профессиональной армии, об армии на контрактной основе, как вы думаете, насколько скоро можно будет ожидать серьезных сдвигов в этом направлении?

Александр Гольц:

Сейчас Министерство обороны должно представить свою, так сказать, смету, сколько будет стоить профессиональная армия. Все брошено на то, чтобы сделать эту смету очевидно чудовищной, чтобы президенту сразу было ясно, что таких денег в стране нет. Вот характерный пример: в ноябре, когда Путин подписал соответствующие документы, начальник Главного организационно-мобилизационного управления генерал Путилин говорил, что чтобы перевести одну дивизию на контракт потребуется 500 миллионов рублей. Потом военные, видимо, подумали, что нет, это недостаточно пугающая сумма, и на днях министр обороны Сергей Иванов сказал, что потребуется 2-2.5 миллиарда рублей для каждой дивизии.

Михаил Саленков:

Проблема только в деньгах?

Александр Гольц:

Нет, проблема в том, что переход на контрактную армию упирается в косность и корыстные интересы значительной части нашего генералитета. Совершенно понятно, что контрактная армия будет меньше, контрактной армии не потребуется такого количества старших офицеров, в профессиональной армии должен быть совершенно иной офицерский корпус. Ну, скажите нашему офицеру, что он непрофессионал, и он оскорбится самым страшным образом, но ведь наши офицеры, по сути дела, являются высоко квалифицированными ремесленниками, но не профессионалами.

Михаил Саленков:

Большинство контрактников уходят после трех лет службы, а у Генштаба есть желание, чтобы они выслуживались до пенсии, каким образом можно заставить контрактников служить дольше?

Александр Гольц:

Пока что высшее военное руководство как будто специально ставит такой эксперимент по полной дискредитации контрактной службы. Задумайтесь, когда государство оказалось в сложном положении и нужно было комплектовать воюющие части в Чечне, людей брали на контракт, обещая им одни деньги, когда кончились основные боевые действия - сказали: "Нет, ребята, вам этих денег будет много. Мы тут подумали и решили, что платить их не будем". Таким образом формируют - не военных-профессионалов растят, а преступников и наемников. Увы, до сих пор большинство наших генералов не видит разницы между военным-профессионалом и наемником, в этом проблема. Ситуация в России такова, что если платить людям, которые захотят служить в армии, достаточно приличные деньги, это будет исчерпывающим средством для того, чтобы удержать их в Вооруженных силах.

XS
SM
MD
LG