Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Положение малого бизнеса в экономике России и других стран


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют: экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов, депутат Государственной Думы России, член фракции "Народный депутат" Александр Шохин, с ним беседовал Михаил Соколов, корреспонденты Радио Свобода: в Бонне - Евгений Бовкун, и в Нью-Йорке - Ян Рунов.

Петр Вайль:

Правительство России одобрило законопроекты, упрощающие систему налогообложения малого бизнеса. Таким образом, по мнению властей, им удастся увеличить долю этого сектора в российской экономике. Однако, анализ налоговых инициатив говорит о том, что правительственные планы могут и не исполниться. Рассказывает Иван Трефилов:

Иван Трефилов:

Схему взимания налогов с предприятий малого бизнеса, предложенную российским правительством, уже признали революционной. По крайней мере, так о ней отозвался президент страны Владимир Путин. Предполагается, что мелкие предприниматели больше не будут платить чуть ли не все существующие сейчас налоги, за исключением взносов на обязательное пенсионное страхование своих сотрудников. Вместо этого малому бизнесу предложено отдавать 20 процентов с так называемой нетто-прибыли, то есть со всей выручки за исключением связанных с ведением бизнеса расходов. В их число правительство относит любые затраты на приобретение основных фондов, на ремонт, на оплату труда, а также на страхование работников и имущества предприятия. Впрочем, до начала 2005-го года будет действовать переходный период, когда предприниматели смогут выбирать - либо платить 20 процентов с чистого дохода, либо 8 процентов с годовой выручки предприятия. Упрощение системы налогообложения малого бизнеса, вместе с другими мерами государственной поддержки, должно, по мнению правительственных чиновников, привести к оживлению в этом секторе российской экономики. О том, что с мелким предпринимательством в стране не все в порядке, власти говорят уже давно. Его бурный рост, как утверждает премьер Михаил Касьянов, продолжался лишь до середины 90-х годов. И сейчас, согласно оценкам статистиков, только 850 тысяч предприятий или около 10 процентов экономически активного населения работает в сфере малого бизнеса. Правительство же планирует, что к 2005-му году, когда программа поддержки сектора реально заработает, общая численность малых предприятий достигнет миллиона, а его доля в национальном продукте вырастет с нынешних 12 до 15 процентов.

Насколько эффективной окажется предложенная правительством схема налогообложения малого бизнеса, станет понятно уже в следующем году, когда законы вступят в действие. Однако, работать по новым правилам смогут далеко не все мелкие российские бизнесмены. Решено, что право на упрощенную систему взимания налогов имеют лишь те предприятия, где количество работников не превышает 20 человек, а годовой оборот - 10 миллионов рублей. Таким образом, значительная часть малого бизнеса, особенно в промышленности, на транспорте и в строительном секторе экономики, на налоговые льготы рассчитывать не может - эти предприятия, как правило, имеют большую численность. Более того, особо малые, по квалификации правительства, производства станут платить налоги по старым схемам, если они работают в банковском секторе, на страховом рынке и в игорном бизнесе.

Сомнительным представляется и предельный размер годового оборота, как одно из условий перехода на упрощенный порядок взимания налогов. Во-первых, это искусственно сдерживает развитие малого бизнеса, так как у предпринимателей не будет никакого стимула наращивать собственное производство. С другой стороны, если предложенная правительством система налогообложения понравится мелким бизнесменам, то они, скорее всего, станут просто скрывать реальные размеры доходов своих предприятий и тем самым, еще больше уводить свое дело в теневой сектор экономики.

Петр Вайль:

Прокомментировать новое решение российского правительства Радио Свобода попросило депутата Государственной Думы, члена фракции "Народный депутат" Александра Шохина. Шохин уже принял решение уйти из политики. Вскоре он возглавит наблюдательный совет банка "Ренессанс-Капитал". В нашей московской студии с Александром Шохиным беседовал Михаил Соколов:

Михаил Соколов:

Предполагается, что в следующие два года налогоплательщик сможет выбирать между двумя схемами уплаты единого налога, либо 8 процентов с выручки, либо 20 процентов с чистого дохода, а с 2005-го года предполагает полный переход на уплату налога с чистой прибыли, что это дает, с вашей точки зрения?

Александр Шохин:

Уже давно речь идет об упрощенной системе и бухучета, и налогообложения для малого бизнеса. Это одно из главных преимуществ должно быть малого бизнеса, малое предприятие, насчитывающее, скажем, меньше 20 человек, не должно иметь серьезной бухгалтерии, которая рассчитывает все налоги, во-первых. Во-вторых, любой человек, начинающий малый бизнес, должен как бы заранее подсчитать, сколько он будет платить налогов. Вообще, это серьезный, на мой взгляд, стимул для развития не только малого предпринимательства, кстати, малое и среднее предпринимательство гарантирует во многом экономический рост в тех странах, которые добивались этого роста в последнее время, будь то и Европа, и Азия, и Россия здесь, наверное, не исключение. Крупные предприятия загрузили уже свои производственные мощности после кризиса, девятилетнего кризиса, за три года экономического роста мощности все загружены, и сейчас возможность расширения производства, расширения сферы услуг, в основном, связана с поиском тех внутренних резервов, которые есть у каждого конкретного человека, это заполнение щелей, если хотите, во-первых. Во-вторых, мы нуждаемся в раскрепощении инициативы каждого человека. Вот эти схемы упрощенного и поелику возможного минимального налогообложения малого бизнеса - это, в общем-то, серьезный стимул и, думаю, настолько серьезный, что даже госичновникам, которые могут высвободиться в результате реформы госаппарата, будет незазорно пойти в малый бизнес после десятилетий работы в министерствах, ведомствах и так далее.

Михаил Соколов:

А надо ли ставить ограничение - годовой оборот не должен превышать 10 миллионов рублей, а количество работников 20 человек?

Александр Шохин:

Сейчас, после того, как была обнародована эта инициатива президента, и затем она уже легла на бумагу в виде проекта закона, который был одобрен правительством, главный вопрос который задается многими - почему ограничение, почему вот та граница должна резко обрываться на уровне, скажем, 20 человек или соответствующего объема производства? Дело в том, что, конечно, предел какой-то должен быть, потому что иначе лучше для всего бизнеса ввести упрощенную систему налогообложения и некоторый единый налог вместо тех многочисленных налогов, которые сейчас есть. Я думаю, что если дело пойдет и если не окажется так, что под вывеской малого бизнеса окажется через пару лет вся экономика России, что не сложно сделать... У нас все крупные предприятия в последние годы концентрировали на себе долги, а все активы были на малых предприятиях, зарегистрированных, как правило, в оффшорных зонах, поэтому дело техники - всей экономике стать малым бизнесом, поэтому, я думаю, вот это опасение - основное. Заведомое ограничение малого бизнеса с тем, чтобы отследить технологии, которые не допустят псевдо-малого бизнеса с целью получения вот этого льготного режима налогов. Я думаю, что постепенно можно будет расширять до реальных масштабов малых предприятий, и если это всерьез и надолго... К сожалению ,у нас вот эти льготы, будь то 13-процентная ставка подоходного налога, или низкая ставка налога на прибыль - 24 процента, часто многими чиновниками сразу после введения обозначаются как некое ошибочное решение. "Вот, поторопились, надо было не 13, а 20, вот, с налогом на прибыль ввели и не собрали положенные налоги в первом квартале, давайте, может, скорректируем"... И у нас единственным гарантом стабильности введенных либеральных нормативов и мер является президент. Слава Богу, что он время от времени выходит на высокую политическую трибуну и говорит: нет, то, что ввели - всерьез и надолго. Вот если хотя бы 6 лет это продержится, пока президент будет в офисе, я думаю выборы через два года нам никаких сюрпризов не дадут ,и Владимир Путин будет избран на новый срок, вот 6 лет стабильности в налоговой системе -это очень серьезно, чтобы и активизировать экономику и людей, и, во-вторых, сделать эту активность белой. Люди должны из черной, серой экономики, нелегальной, неформальной, и так далее, уйти на нормальный цивилизованный механизм работы, когда платятся все налоги, прежде всего, потому, что они небольшие, потому что когда платятся все налоги, бюджет от этого выигрывает.

Михаил Соколов:

А вы как инвестиционный банкир "Ренессанс-капитала" будете одалживать малому бизнесу? Сейчас, по-моему, только Запад Европейский банк реконструкции и развития дает такие кредиты?

Александр Шохин:

Тем инвестиционный банк и отличается от коммерческого, что просто так денег не дает. Он сам участвует в различного рода сделках слияниях, поглощениях, размещении облигаций, выведении акций на международные рынки, привлекает деньги со стороны. Если проект хороший, он найдет, конечно, эти деньги и сведет инвестора и компанию, которая может доказать, что распорядится этими инвестициями эффективно. Поэтому будем работать в этом посредническом бизнесе.

Петр Вайль:

Мелкие и средние фирмы ФРГ, всегда считавшиеся основным накопителем общественного богатства, испытывают растущие трудности. Тяжелое положение, вызванное экономическим спадом и ростом безработицы, усугубляется налоговой политикой правительства, вынужденного повышать налоги, чтобы залатать прорехи в бюджете. Рассказывает наш корреспондент в Бонне Евгений Бовкун:

Евгений Бовкун:

Мелкие и средние фирмы образуют в Германии промышленное сословие, для которого существует собирательное понятие "миттельштанд". Вместе с ремесленниками они создают две трети рабочих мест, вносят самый существенный вклад в производственное обучение и обеспечивают больше 70 процентов валового внутреннего продукта.

В гитлеровском рейхе и в ГДР средний класс уничтожили. Курс на социальную рыночную экономику, взятый после войны правительством Аденауэра, означал быстрое возрождение "миттельштанда" и ремесленников, и создание для них льготных налоговых условий. Относилось это, прежде всего, к двум видам налогов: промысловому и корпорационному. Первый представляет собой один из главных источников дохода общин, которые устанавливают налоговую ставку, с учетом величины дохода предприятия и стоимости его производственного имущества. Налог с корпорации выплачивается юридическими лицами в размере постоянной процентной ставки с полученной прибыли. Ставки этих налогов для "середнячков" на протяжении многих лет были ниже, чем для крупных монополий, что позволяло средним фирмам и ремесленникам создавать рабочие места и быстрее внедрять новые технологии. Но с начала 90-х годов нагрузки на "миттельштанд" стали возрастать в связи с необходимостью поднять благосостояние восточных земель. Налоговое бремя увеличилось за счет введения отчислений солидарности в пользу новых земель.

Правительство Коля на последнем этапе подготовило пакет реформы, предполагавший уменьшение нагрузки на средний класс. Планировалось понизить взнос солидарности, отменить имущественный и промысловый налоги и упростить налоговое право, дав возможность мелким и средним предпринимателям увеличить инвестиции в отечественную промышленность. "Красно-зеленое" большинство в Бундесрате блокировало реформу. Придя к власти, "красно-зеленые" увеличили налоги, чтобы получить средства на осуществление своих реформ, и ввели экологический налог, который ударил по "середнячкам", резко увеличив стоимость энергоносителей. Цена энергии возросла также из-за решения отказаться от атомной энергетики. Для "миттельштанда" наступили трудные времена. В прошлом году разорились тысячи мелких и средних предприятий, занятость среди ремесленников сократилась на двести тысяч. Фактически против интересов среднего сословия направлено и решение правительства принять закон о нерушимости тарифных соглашений, который обяжет все предприятия соблюдать условия трудового договора, независимо от состояния экономической конъюнктуры. Представители среднего бизнеса считают, что это ограничит их возможности по созданию новых рабочих мест. В трудные периоды экономического развития средний класс нуждается в дополнительных стимулах, а не в новых ограничителях.

Петр Вайль:

О специфике малого бизнеса в США рассказывает наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов:

Ян Рунов:

Малым бизнесом в Америке по определению Министерства торговли США считается производственное предприятие, в котором заняты не более 100 рабочих и служащих и оборот оптовой продажи не превышает 200 тысяч долларов в год. Если же это не производственное предприятие, а торговое или какое-либо иное, то годовой оборот не должен превышать 50 тысяч долларов. В Америке с 1953-го года существует Администрация малого бизнеса - правительственное агентство, призванное помогать мелким предпринимателям прямыми или банковскими займами, денежными компенсациями за ущерб от стихийных бедствий или терактов. Займы одному владельцу малого бизнеса не превышают 250 тысяч долларов со сроком выплаты в течение не более 10 лет. Администрация малого бизнеса занимается выдачей лицензий на бизнес, разрабатывает правила, помогает в получении государственных заказов. О важной роли, какую в американской экономике играет малый бизнес, говорит тот факт, что управляющего Администрацией малого бизнеса назначает президент США по соглашению с Сенатом. Дать дополнительную информацию мы попросили старшего научного сотрудника исследовательского фонда Национальной федерации независимого бизнеса Уильяма Дениса:

Уильям Денис:

В США 24 миллиона предприятий малого бизнеса. Эта цифра включает 13 миллионов работающих на себя большую часть года налогоплательщиков и еще 6 миллионов бизнесменов, которые используют наемный труд. По данным статистики, выживаемость малого бизнеса в первый год существования довольно высокая - 85-90 процентов, а средняя продолжительность жизни малого бизнеса - 5 лет, максимум 7, после чего владелец, если не разорится, продает свой бизнес. Примерно 5 процентов малого бизнеса существует около 20 лет.

Ян Рунов:

Сколько забирают у мелкого предпринимателя налоги?

Уильям Денис:

Это зависит от суммы его дохода и от типа корпорации. Если речь идет о работающем на себя единоличнике, не использующем наемный труд, налоговое управление забирает у него 15 процентов от чистого дохода на социальное обеспечение плюс 15 процентов налога на прибыль, если дела идут не очень хорошо, и до 39 процентов с прибыли, если бизнес очень успешен. Вообще, налоги у нас в Америке довольно высокие. Если человек является владельцем корпорации, то он платит корпоративный налог плюс личный подоходный налог от суммы получаемой зарплаты. Малый бизнес может получить финансирование, немного из государственных, но в основном - из частных источников. Если взглянуть на данные Федерального резервного фонда, то видно, что всего полпроцента финансирования малого бизнеса идет от государства. Малый бизнес сам себя поддерживает, беря займы в частных банках. И банки, как правило, охотно предоставляют такие займы. Трудности с этим бывают только во время рецессии. В целом наша достаточно стабильная банковская система рассматривает малый бизнес как хороший рынок для получения процентов на ссуду.

XS
SM
MD
LG