Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия и мировые цены на нефть


Юрий Жигалкин, Нью-Йорк:

Россия, ставшая в феврале крупнейшим производителем нефти в мире, выбирает сомнительную тактику, пытаясь манипулировать мировыми ценами на нефть. Такова реакция американских экспертов на заявление заместителя российского премьер-министра Виктора Христенко о том, что Москва намерена продолжать ограничивать экспорт нефти, надеясь удержать их на высоком уровне.

Заместитель российского премьер-министра заявил о готовности России, вкупе с другими основными экспортерами, продолжать попытки манипулирования мировыми ценами на нефть в день выхода в свет номера "Уолл-Стрит Джорнэл" с интервью президента Буша, где он предупредил, что взлет цен на нефть - наиболее опасный для экономического выздоровления Соединенных Штатов фактор и заявил о готовности предпринять экстренные меры для предохранения экономики. Меры, упомянутые президентом, действительно, чрезвычайные: он готов открыть для потребителя стратегические запасы нефти и даже снизить налог на бензин. Президент Буш сказал больше: "Тот факт, что мы зависим от нестабильных стран, заставляет сделать вывод о том, что с экономическими проблемами все еще не покончено".

Говоря о зависимости от нестабильных стран, Джордж Буш имел в виду Ирак и отчасти Иран и Ливию, объявивших о готовности последовать примеру Багдада, прервавшему экспорт нефти. Но на таком фоне стратегия России, скорее всего, незамеченная бы в другие времена, волей обстоятельств привлекает внимание, особенно учитывая то, что Россия стала в феврале крупнейшим мировым производителем нефти. Как можно оценить решение Москвы пытаться продолжать искусственно удерживать цены на нефть на высоком уровне? Вот что говорит сотрудник вашингтонского института Кейто Питер вэн Дорен:

Питер вэн Дорен:

Я думаю, Россия должна воспользоваться ситуацией и попытаться продать как можно больше нефти, пока цены на нее остаются высокими. Как свидетельствует опыт, представление о том, что манипулирование ценами на энергоносители является приемлемым инструментом для достижения экономических выгод, опасно для тех, кто пытается прибегнуть к ним. Опыт нефтяных эмбарго заставил Запад все меньше полагаться ближневосточную нефть. Сегодня, например, лишь около 20 процентов потребности США в нефти удовлетворяется за счет импорта, наполовину меньше, чем 30 лет назад. Мало того, коллективное сокращение импорта всегда было средством обогащения одних экспортеров за счет других, ибо большинство всегда пытается обойти квоты.

Юрий Жигалкин:

Как вы считаете, как Вашингтон может отнестись к появлению России в роли ведущего мирового производителя нефти и ее попыткам оказать влияние на мировые цены на нефть?

Питер вэн Дорен:

По большому счету, это хорошая новость, особенно, если Россия сможет найти возможности расширения экспорта своей продукции. Ее появление в этой роли выгодно для всех, поскольку она неизбежно станет противовесом ОПЕК, если будет следовать своим интересам, и таким образом добавит стабильности мировой экономике. Так что, несмотря на нынешние тактические шатания Москвы, ее новый статус крупнейшего производителя - хорошая известие.

Юрий Жигалкин:

Это был американский эксперт Питер вэн Дорен. Но в ближайшее время, как говорят специалисты, позиция России относительно экспортных квот может стать и поводом для американо-российских трений.

XS
SM
MD
LG