Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нефтяная политика России и цены на мировом рынке


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют: экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов, беседовавший с аналитиком инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Валерием Нестеровым, и корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Владимир Абаринов, беседовавший с экспертом вашингтонского института Брукингса Фионой Хилл.

Петр Вайль:

В третьем квартале Россия может отменить ограничения на экспорт нефти. Большинство аналитиков утверждают, что возобновление поставок сырья в полном объеме никак не повлияет на мировой нефтяной рынок. Рассказывает Иван Трефилов:

Иван Трефилов:

В первой половине мая правительство и руководители крупнейших добывающих компаний намерены решить, стоит ли России продлевать ограничения на экспорт нефти. Поставки сырья были сокращены на 150 тысяч баррелей в сутки с января 2002-го года фактически под давлением организации стран-экспортеров нефти. Тем самым российские власти поддержали усилия ОПЕК по стабилизации мировых цен на топливо.

Сегодня стоимость барреля нефти марки Брент стабильно держится на уровне 25 долларов, соответственно и цены на российское сырье вполне обеспечивают выполнение бюджетных показателей. Поэтому находящийся с визитом в США вице-премьер Алексей Кудрин говорит, что в третьем квартале ограничения на экспорт нефти правительство намерено снять. Насколько своевременным станет это решение? Говорит аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Валерий Нестеров:

Валерий Нестеров:

Объявленное Россией намерение снять в третьем квартале этого года ограничения на экспорт нефти совершенно оправданное, я думаю, многие аналитики ожидали, что эти ограничения будут сняты раньше. В принципе, учитывая благоприятную конъюнктуру на мировом нефтяном рынке, мне представляется, это, может, можно было бы сделать уже в мае месяце. Но с третьего квартала снять ограничения тоже, несомненно, будет полезно российским нефтяным компаниям. У нас уже явно наметилось устойчивое перепроизводство нефти, в этом году ожидается рост добычи примерно на 7 процентов, внутренний рынок потребить дополнительно столько не может, остается только ее экспортировать.

Иван Трефилов:

Можно ли сейчас делать прогнозы относительно динамики мировых цен на нефть в 2002-м году?

Валерий Нестеров:

Рынок развивается достаточно благоприятно, практически все участники рынка повышают свои ожидаемые оценки мировых цен на нефть на этот года. Наша фирма, например, начинала с варианта где-то около 18 долларов за баррель, сейчас мы рассматриваем варианты 22,6 долларов, я имею в виду цены на нефть марки Брент, и, в общем, мне представляется, что 22 - такой вполне реальный и приличный уровень цены на нефть в этом году.

Иван Трефилов:

Если Россия все-таки отменит ограничения на экспорт, как это может повлиять на мировой рынок нефти?

Валерий Нестеров:

В прошлом году Россия произвела 348 миллионов тонн нефти, в этом году, по нашим представлениям, добыча составит, если возрастает на 7 процентов максимум, то порядка 370 миллионов тонн, в итоге экспорт нефти в "Дальнее зарубежье" возрастет по сравнению с прошлым годом, нам представляется, максимум на 10 миллионов тонн. Это не то количество, которое способно серьезно дестабилизировать рынок, потому что это гораздо меньше, это доли процента, и я думаю, что решающими факторами для динамики мировых цен на нефть, конечно, остается не политика России, а политика, проводимая ОПЕК, и, конечно, общее состояние экономики, и политические факторы.

Иван Трефилов:

Это был аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Валерий Нестеров. Несмотря на заявление Алексея Кудрина, официальной позиции правительства России относительно нефтяного экспорта до сих пор нет. Как говорит премьер Михаил Касьянов, эта тема пока не обсуждалась, и решение не принималось. Глава российского кабинета утверждает, что все будет зависеть от устойчивости мирового рынка нефти. Но, как показывают биржевые сводки, там царит полное спокойствие.

Петр Вайль:

Американский нефтяной бизнес воспринимает сообщения о возможном увеличении российского экспорта с энтузиазмом. Вместе с тем эксперты обращают внимание на то, что сокращение объемов добычи Россией носило, прежде всего, сезонный характер и не связано с согласованными мерами ОПЕК. С подробностями из Вашингтона Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов:

Алексей Кудрин первоначально сделал свое заявление на закрытом заседании Совета управляющих Международного валютного фонда, а два дня спустя, в понедельник, повторил публично, выступая перед членами Американо-российского делового совета:

Алексей Кудрин:

Мы участвовали в определенных мерах по сдерживанию экспорта из России в первом и во втором квартале этого года. Для нас было важно, чтобы цена не упала слишком резко, но мы в стратегическом плане не планируем сохранять ограничения, мы не пытаемся зафиксировать цену на определенном уровне, мы не собираемся бороться с тенденциями в этой области, мы вводим временные меры, которые смягчают как бы резкое падение, поэтому мы не будем сохранять ограничения после второго квартала.

Владимир Абаринов:

В Соединенных Штатах заявление Алексея Кудрина не может не вызвать позитивной реакции. Будучи основным потребителем нефтепродуктов, американский рынок тонко реагирует на малейшие колебания конъюнктуры. В то же время США сегодня обладают такими объемами стратегических резервов, что даже такие резкие шаги, как внезапное прекращение экспорта Ираком привело лишь к кратковременному увеличению цены на нефть. Говорит Фиона Хилл, эксперт вашингтонского института Брукингса:

Фиона Хилл:

Я бы сказала, что это - ничуть не удивительно. Изначально решение о том, что Россия пойдет на небольшое сокращение экспорта нефти, как то предлагала ОПЕК, было встречено с большим недовольством в стране. И это было символическое сокращение, оно вполне соответствует сезонному сокращению производства нефти зимой, которое происходит в России каждый год. К тому же в нефтяном сообществе никто не ожидал, что Россия будет вообще выполнять условия сокращения экспорта нефти. И это подкрепляется тем фактом, что в феврале Россия обогнала Саудовскую Аравию, крупнейшего нефтедобытчика на Ближнем Востоке. А если посмотреть на стратегию основных российских нефтяных компаний, как "ЮКОС", или "ТНК", то она основана на будущем увеличении производства нефти и ее экспорта. Они сейчас копят капитал, чтобы развивать бизнес. Более того, надо учитывать, насколько важна нефть для российской экономики, особенно сейчас, когда, как сказал президент Путин в послании Федеральному Собранию, в России намечается снижение объема валового внутреннего продукта. Так что правительству важно получить доходы от увеличения продажи нефти.

Владимир Абаринов:

Эксперт вашингтонского института Брукингса Фиона Хилл считает, что этот шаг, тем не менее, показывает некоторые новые направления российской внешней политике. В первую очередь - агрессивную европейскую политику и попытку завоевать европейский нефтяной рынок.

Американские эксперты усматривают прямую связь между заявлением вице-премьера Кудрина и объявленной крупнейшим нефтяным экспортером России, компанией "Лукойл", программой сокращения накладных расходов. Крупнейшие американские газеты опубликовали сообщение о том, что программа, по словам руководителей компании, позволит экономить ежегодно 500 миллионов долларов при одновременном увеличении добычи на 10-15 процентов начиная с 2005-го года. Вместе с тем американские специалисты обратили внимание и на заявление премьер-министра России Михаила Касьянова, сделанное в Копенгагене в тот же день, что и вашингтонское заявление Кудрина. Из высказываний Касьянова следует, что правительство еще не решило для себя вопрос о нефтяных ценах.

XS
SM
MD
LG