Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Двоевластие на НТВ


Специальный информационный выпуск.

Ведущий программы - Дмитрий Волчек:

Собрание акционеров НТВ избрало во вторник новый совет директоров компании из 9 человек, 5 из которых представляют Газпром и его структуры. Председателем совета директоров стлал генеральный директор компании "Газпром-Медиа" Альфред Кох. Генеральным директором НТВ - предприниматель Борис Йордан. Главным редактором - глава информационного агентства РИА "Новости" Владимир Кулистиков. Руководство и журналисты телекомпании считают проведение собрания акционеров незаконной акцией. Они заявили, что замена генерального директора НТВ Евгения Киселева приведет к смене редакционной политики канала. На НТВ вышел внеочередной выпуск программы "Итоги". Начнем с репортажа нашего корреспондента Любови Чижовой, побывавшей на пресс-конференции Альфреда Коха, Бориса Йордана и Владимира Кулистикова:

Любовь Чижова:

Говоря об итогах собрания акционеров на котором были избраны новые руководители телекомпании НТВ, Альфред Кох отметил, что он и остальные акционеры весьма довольны результатами:

Альфред Кох:

...Удовлетворены прошедшим собранием акционеров и считаем, что на этом этапе у нас появилась реальная возможность спасти компанию. Как мы уже неоднократно сообщали, мы, как акционеры, считаем, что наши права - и как акционеров, и как кредиторов - существенным образом ущемлялись, и на сегодняшний день у нас появилась возможность эти права реализовать. Я хотел бы сказать, что компания НТВ является ключевой во всей группе "Мост". В общем объеме выручки она имеет 60-70 процентов общей выручки. Мы считаем, что компании НТВ необходимы кризисное управление, менеджеры совершенно иного уровня. И на Совете директоров таким менеджером был назначен Борис Алексеевич Йордан. Сразу скажу, что его кандидатура - это был плод компромисса между компаниями, контролируемыми Газпромом, и "Capital research", и сразу скажу, что оно, на наш взгляд, открывает новые перспективы. Наконец-то в компании появится профессиональный финансовый менеджмент, который, к сожалению в ней отсутствовал, ну а Евгению Алексеевичу Киселеву, я думаю, что сейчас тоже будет намного легче, он наконец сможет заняться своим любимым делом - журналистикой. Делом, которое по общему убеждению у него получается прекрасно, у него в воскресенье эфир, программа "Итоги", ему нужно снимать документальные фильмы, которые мы все с большим интересом смотрим, и пожелаем ему успеха на том поприще, на котором он стал известен всем россиянам - на поприще независимой, свободной журналистики,

Любовь Чижова:

Новый генеральный директор телекомпании НТВ Борис Йордан начал с комплиментов журналистам:

Борис Йордан:

Родившись и проведя большую часть своей жизни в Америке, я с детства привык к качественному телевидению. Независимость, точность, оперативность информации, яркость и зрелищность программ - это то, что я считаю качественным телевидением. Отстаивая в своей работе принципы свободы и демократии, НТВ за короткий срок удалось достичь мировых стандартов телевидения. Именно поэтому я один из многих миллионов, которые являются поклонниками НТВ. Я хочу, чтобы вы знали заранее - это очень важный момент - если на меня как генерального директора станут оказывать давление - не важно кто, власть или акционеры, влиять моими руками на редакционную политику - я сразу же подам в отставку. Я как генеральный директор НТВ считаю своим долгом обеспечить независимость журналистов моей компании от возможности давления со стороны власти или акционеров. Я не собираюсь ни в каком виде вмешиваться в редакционную политику.

Любовь Чижова:

Назначенный акционерами НТВ на пост главного редактора Владимир Кулистиков отметил, что благодаря смене руководства телекомпания имеет шанс стать самым независимым СМИ:

Владимир Кулистиков:

Сейчас телекомпания НТВ имеет реальный шанс стать, возможно, самой свободной и независимой журналистской организацией, не только в России, но, возможно, и в мире. Что я имею в виду: на собственном опыте могу подтвердить правоту слов В.И. Ленина о том, что нет ничего тяжелее зависимости от денежного мешка - одного денежного мешка, особенно, если этот денежный мешок сильно полегчал. Дело в том, что эта прекрасная, боевая, высокопрофессиональная, я не хочу никого здесь обижать, организация журналистов в последнее время, как вы, наверное, заметили стала выполнять несвойственные ей функции. Она стала чем-то вроде адвокатской конторы, политической партии, какого-то движения, и так далее, и тому подобное. Вот это решение совета акционеров а затем и совета директоров, я надеюсь, дает шанс, чтобы все прекрасные журналисты, в том числе и Евгений Киселев, вернулись к своим основным занятиям - информации, анализу, освещении происходящих в стране событий и мире. Я, как человек, который работал не только на российские но и иностранные СМИ, много лет работавший на Радио Свобода, совершенно солидарен с господином Йорданом в том, что успешное функционирование любой журналистской организации возможно только в условиях экономической и политической свободы. И с любыми нажимами и ограничениями этой свободы я, как и он, не намерен мириться. Вот такой мой взгляд на происходящие события. И я очень надеюсь, и есть уже определенные знаки того, что эта надежда оправдается, надеюсь на поддержку своих коллег, своих друзей, своих товарищей по многолетней журналистской работе на НТВ.

Любовь Чижова:

Новые руководители НТВ отметили, что не собираются увольнять никого из нынешнего журналистского состава телекомпании, однако, подчеркнули, что если журналисты откажутся выполнять свои служебные обязанности, они будут вынуждены искать новые кадры.

Дмитрий Волчек:

Ключ, открывший двери собранию акционеров в Газпроме может скрываться далеко от Москвы - в Саратове. В понедельник саратовский суд признал незаконным собрание акционеров НТВ. Во вторник утром тот же суд отменил вчерашнее решение. О том, как это произошло - Ольга Бакуткина:

Ольга Бакуткина:

Суд Фрунзенского района города Саратова отменил решение о незаконности проведения собрания акционеров НТВ, которое было принято на судебном заседании в понедельник. Председатель областного суда Александр Галкин отказался комментировать ситуацию, сославшись на то, что не знаком с делом. Впрочем, он не исключает возможности нарушений в ходе процесса и готов рассмотреть претензии сторон в обычном порядке. По поводу судьи Виталия Николаева, вынесшего первоначальное решение, Александр Галкин заявил, что на него не оказывается давление, и он не подвергается преследованиям, а если к судье будут претензии, уволить его можно только по истечении семи дней. Однако, только что стало известно, что сегодня (во вторник) Виталий Николаев подал рапорт об отставке по собственному желанию.

Дмитрий Волчек:

Точка зрения журналистов НТВ. С ведущей программы "Глас Народа" Светланой Сорокиной беседовал Владимир Бабурин:

Владимир Бабурин:

Светлана, вы уже довольно долгое время работали с Владимиром Кулистиковым, мы работали с ним вместе на Радио Свобода - сегодня и он, и господин Йордан клялись в агентстве "Интерфакс", что никакого наступления на свободу слова, никакого зажима не будет - в противном случае они немедленно уходят в отставку, если будет давление со стороны Кремля или кого бы то ни было - вы верите им?

Светлана Сорокина:

Честно говоря, нет. Извините, а как они могли по-другому сказать? Что, они могли выйти и сказать, что будут действовать по чьей-то указке? Других вариантов быть не могло. А все развитие показывает - слишком много сил положено, чтобы ничего не менялось. Если бы ничего не надо было менять, тогда не нужно было бы и руководство менять.

Владимир Бабурин:

В какой-то момент казалось что президент Путин вас услышал - когда вы провожали на допрос в прокуратуру Таню Миткову, вы так несколько даже экспансивно сказали: "Примите нас, выслушайте нас". Президент вас принял и, как явствовало из вашей пресс-конференции на радио "Эхо Москвы" после встречи с президентом, вам что-то пообещал, казалось, он пообещал НТВ не трогать - вы считаете, Владимир Путин вас обманул?

Светлана Сорокина:

Нет, он, будем честны, ничего не обещал. Поэтому лично я, да и мои коллеги, вышли с этой встречи в довольно унылом состоянии. Ничего не было обещано... К сожалению, все по крылатому выражению Лебедя: "Летящий лом не остановишь", - вот все так и произошло. Еще тогда во время вашей встречи никаких иллюзий не было.

Владимир Бабурин:

Личные ваши планы - увидим ли мы в ближайшие дни, когда это положено по эфирной сетке, вашу программу "Глас народа"?

Светлана Сорокина:

Мы будем готовить, как обычно, в пятницу вечером свою программу все как обычно. Другое дело - внесет ли коррективы ситуация, что будет завтра, послезавтра, в пятницу - я не могу сказать. Что зависит от меня и моего коллектива - мы будем делать.

Владимир Бабурин:

Многие, скорее всего, ваши недоброжелатели с некоторым ехидством пишут о том неизбежном расколе, который сейчас произойдет в вашей телекомпании. Уже прозвучало и слово "штрейкбрехер" - по вашему мнению, НТВ остается единой командой?

Светлана Сорокина:

НТВ остается единой командой. Это, между прочим, уникальный коллектив, что всего-то обиднее. У нас действительно, я считаю, уникальный журналистский коллектив, самый сильный телевизионный коллектив среди всех прочих, существующих в нашей стране, без ложной скромности. Другое дело, что, конечно, есть масса ситуаций, которые нужно учитывать. Есть люди, которые кормят свои семьи, которым некуда уйти, и я не взялась бы осуждать кого бы то ни было за какие-то самостоятельные действия. Решение будет принимать каждый. Оказаться на улице без куска хлеба - тяжелое испытание, поэтому, повторяю, решение будет повторять каждый. Другое дело, что мне кажется, что в крайней ситуации, о которой даже задуматься неохота, значительная часть людей, особенно тех, кто знаком по эфиру всем вам, наверное, все-таки уйдет с канала, видимо так...

Владимир Бабурин:

Некоторое время назад вы ушли с канала РТР, который начинали делать практически с нуля, мы с вами несколько лет сидели в соседних кабинетах - сейчас положение ваше личное, наверное, более тяжелое - да?

Светлана Сорокина:

Трудно как бы оценить, насколько тяжелее или легче. Контраст - это очень тяжело, на самом деле. Но сейчас мне кажется, чисто эмоционально тяжелее, потому что дело не в моей конкретной судьбе, потому что в прошлом случае я решала собственно свою судьбу, свой уход, а сейчас речь идет о том, что вообще будет происходить с уникальным журналистским образованием, которое называется НТВ. Гибнет не что-либо, не моя конкретно карьера, биография или еще что-то, гибнет целый коллектив. Это надо осознать, и от этого, честно говоря, очень тяжело.

Дмитрий Волчек:

Сразу после того, как был объявлен новый состав Совета директоров НТВ я позвонил по телефону руководителю информационной службы НТВ Григорию Кричевскому.

Григорий, на ваш взгляд, будут ли развиваться события по "пражскому варианту" - линии дальнейшей конфронтации, неповиновения журналистов, или не исключена все же возможность компромисса с Газпромом?

Григорий Кричевский:

Мне трудно говорить о всех журналистах, это личное решение каждого человека, который сейчас работает в телекомпании НТВ. Если они захотят выполнять указания нового незаконно избранного руководства - это их воля, их право, если не захотят - также их воля, их право... Будет ли "пражский вариант" с таким количеством людей на улицах - мне сейчас сложно говорить. Мне вот казалось, что митинг в поддержку НТВ 31 марта не соберет того количества людей, которое он собрал. На самом деле, туда пришли до 20, и может даже больше, тысяч человек, и с начала 90-х Москва такого скопления людей в центре города не видела - это тоже о чем-то говорит. Посмотрим, как будут развиваться события, пока, мне кажется, прогнозы давать рано?

Дмитрий Волчек:

Как далеко может зайти коллектив журналистов, вот эта его часть в своем протесте, собственно, какие есть методы протеста, и не опасаетесь ли вы, что власть просто может положить этому конец силовым путем?

Григорий Кричевский:

Если власть будет применять силу против журналистов - это будет означать, что все, что нам заявляет с высоких трибун руководство страны, в том числе президент, ровным счетом ничего не стоит, и является просто ложью. Поскольку президент не раз, и на встрече с журналистами НТВ в конце января этого года, говорил, что он за демократические принципы развития России, что он за свободу слова, что он за то, чтобы журналисты имели право говорить то, что они считают нужным, и что ни в коем случае против них не будет применена сила... Мне кажется, это будет колоссальным скандалом, ударом просто неимоверных размеров по репутации Путина. Это уже и сейчас скандал, сейчас ситуация развивается так, что в день федерального послания парламенту незаконное собрание акционеров Газпрома фактически установило новое руководство на единственном независимом, негосударственном телеканале в России. Я считаю, что это серьезнейший удар по Путину, лично по нему. И я думаю, что он должен оценить все негативные последствия таких шагов.

Дмитрий Волчек:

Как вы думаете, почему Путин одобрил именно кандидатуру Йордана?

Григорий Кричевский:

Понятия не имею, почему он одобрил кандидатуру Йордана... Но Йордан известен своим участием в различных приватизационных проектах в России. Я не знаю, знаком ли он лично с Путиным, представляли ли его лично Путину - у меня нет такой информации.

Дмитрий Волчек:

На ваш взгляд, Кремль хочет видеть НТВ таким же управляемым, официозным каналом, как и все прочие, или ему уготована более сложная роль?

Григорий Кричевский:

Может, где-то внутри, более умеренная часть в окружении Путина считает, что НТВ нужно сделать "Литературной газетой" времен застоя", а другая часть считает, что не будет ничего страшного, если будет еще один, третий, госканал. Третий он, десятый, или сотый - если он государственный, это значения не имеет.

Дмитрий Волчек:

Какова сейчас позиция Владимира Гусинского, давал ли он какие-то конкретные рекомендации редакции - как себя вести в случае такого исхода?

Григорий Кричевский:

Нет, он не давал никаких конкретных рекомендаций, он один из акционеров всего лишь.

Дмитрий Волчек:

Вы говорили, что с вами велись закулисные переговоры о сохранении вашей должности в случае, если вы признаете новое руководство. Очевидно, подобные переговоры велись и со многими другими вашими коллегами - можно ли говорить о расколе в редакции, учитывая, что два представителя НТВ вошли в новый совет директоров?

Григорий Кричевский:

Два представителя НТВ - вы имеете в виду кого?

Дмитрий Волчек:

Я имею в виду Парфенова и Шмушковича...

Григорий Кричевский:

Да? Парфенов только что написал свое заявление в "Интерфакс", в котором говорит, что не собирается работать в совете директоров НТВ по версии Газпрома, не будет в этом деле принимать никакого участия.

Дмитрий Волчек:

Что произошло в Саратове? Действительно ли судья, который подписал заявление о том, что это собрание незаконно, сейчас находится под арестом?

Григорий Кричевский:

Мне очень сложно говорить о том, что сейчас в Саратове. По имеющейся информации, судья действительно принял решение о запрете на проведение внеочередного собрания акционеров. Это первое. Сегодня каким-то образом бумага, которая отменяла это решение судьи Николаева в Саратове, оказалось у Газпрома. Но, как выясняется, подпись этого судьи подделана, где находится судья сейчас - неизвестно - то ли он похищен, то ли он задержан... Кроме того, по имеющейся информации, два часа назад он был уволен.

Дмитрий Волчек:

Поддерживаете ли вы журналистов НТВ, несогласных с решением Газпрома - такой вопрос задавал прохожим на улицах Москвы мой коллега Карен Агамиров:

Мужчина:

Финансовые дела у них какие-то не в порядке, и поэтому и произошла смена руководства. По-моему, тут политики никакой нет. Политику просто привязывают к этому каналу....

Мужчина:

Их передачи, в общем, конечно, объективные, но мало звучит о нашем русском патриотизме, о любви к родине мало, в основном, негативная информация идет о правительстве нашем, государстве...

Женщина:

Мы не знаем, к чему мы идем. То, что это кагэбэшник в нем - это просматривается - старое КГБ

Женщина:

Уже объявили?

Карен Агамиров:

Да, уже объявили о смене руководства.

Женщина:

Я против, хотя бы по одной той причине, что когда у них горела башня, на базе НТВ мы имели возможность все смотреть.

Карен Агамиров:

Как сейчас журналистам будет работать - как вы считаете, в этих условиях, Кох во главе, который всю эту компанию и вел?..

Женщина:

Я против хотя бы потому, что все у них было прекрасно поставлено, работали журналисты, по крайней мере, мы знали, побольше и получше чем то, что нам старались навязать.

Карен Агамиров:

Говорят, перегибают часто, ругают президента, Чечня, надо быть помягче, поаккуратнее с правительством, президентом?

Женщина:

Почему? По-моему, везде это делается, по-моему в других странах это тоже делают, и, по-моему, там не обижаются - ни президенты, ни кто другой.

Карен Агамиров:

А чем все это кончится? Один канал, за другим, еще и НТВ подпадает под власть государства? Насколько журналисты смогут работать с этим руководством, с Кохом? Смогут ли они так же выполнять свою роль?

Женщина:

Я думаю, что если они привыкли к определенной системе, то я думаю, они, если Кох им будет ставить палки в колеса, не смогут это делать так, как делали... Я буду об этом сожалеть, потому что мне эта программа нравилась, и у нее очень хорошие передачи.

Мужчина:

Вполне устраивала... В плане информации, что касается новостей, и что касается журналистов, все было быстро и оперативно, и плюс видеопросмотр. Все, что было, меня все устраивало.

Карен Агамиров:

Многих не устраивало, что они слишком резко выступали против президента и правительства?

Мужчина:

Ну а что делать?

Карен Агамиров:

Это правильно было или нет?

Мужчина:

Я считаю, что да...

Мужчина:

Я поддерживаю журналистов, в принципе, хотя должен сказать, что мне не очень в последнее время нравится НТВ, потому что они стали вести пропаганду вместо информации объективной... Когда-то нам промывали мозги в ту веру, а сейчас они в свою веру... Но, вне зависимости от моего отношения к этому, я считаю, что надо дать возможность продолжать им, как они считают нужным. Мое дело - включить эту станцию или не слушать.

Карен Агамиров:

Может ли так быть, что вот им поставят условие: или вы меняете ракурс, разворачиваетесь к президенту, государству, или уходите с канала?

Мужчина:

Вряд ли, я не думаю, что так будут, в открытую, нагло действовать

Карен Агамиров:

НТВ без Киселева - как вам? (В руководстве, по крайней мере, его теперь нет)

Мужчина:

Ни Киселев, ни Малашенко мне, в принципе, не нравятся в последнее время, но, видимо, они руководители неплохие, так, как компания профессиональная и хорошо работала. Я думаю и надеюсь, у меня есть основания думать, что сохранится НТВ. Может, они станут менее примитивно, что ли, агитировать и пропагандировать. Они на этом погорели.

Карен Агамиров:

Ваш совет журналистам?:

Мужчина:

Продолжать, как они считают нужным, но действовать профессиональнее и перестать зацикливаться на своих проблемах, а больше на проблемах страны.

Карен Агамиров:

Сменилось руководство НТВ.

Женщина:

Кто будет там старший?

Карен Агамиров:

Кох.

Женщина:

До свидания...

Карен Агамиров:

Это называется "без комментариев" - да?

Женщина:

А как вы думаете?

Карен Агамиров:

Вы не ожидали, да?

Женщина:

По-моему, никто не ожидал, по-моему, все в трауре.

Мужчина:

Вы знаете, все-таки НТВ деградировало. Оно работало не как на народ, а как на заказных определенных людей, и рано или поздно они должны поэтому изойти.

Женщина:

Был такой хороший директор, и все, сменили, зачем? Чтобы рот всем закрыть.

Мальчик:

Ну, очень жалко, мне очень нравился Киселев - и как ведущий, и как руководитель...

Карен Агамиров:

Если бы ты был журналистом - ты бы остался там в этих условиях работать на НТВ?

Мальчик:

Я не знаю, каково руководство Кофтона...

Карен Агамиров:

Коха..

Мальчик:

Коха, извините... Возможно, нет... Возможно, да...

Дмитрий Волчек:

Переворот в НТВ, учитывая интересы западных инвесторов, стал событием международным. Какие выводы из этого события могут сделать в Соединенных Штатах? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин беседует с содиректором Центра российских исследований Гарвардского университета Маршаллом Голдманом.

Юрий Жигалкин:

Как вы оцениваете событие, которое новые владельцы НТВ попытались представить исключительно как бизнес решение, которое не отразится на редакционной политике ведущего независимого средства информации?

Маршалл Голдман:

Остается слабая надежда на то, что у них останется возможность работы без диктата со стороны Кремля. Но, объективно говоря, все свидетельствует в пользу того, что этот переворот был проведен именно ради удушения последнего независимого от властей общероссийского источника информации. Теперь НТВ оказалось под контролем Газпрома, Газпром принадлежит государству, являясь в то же время серьезно коррумпированной организацией. Результаты такой смены власти можно легко предсказать. Я бы не побоялся отнести изменение статуса НТВ к одному из наиболее важных по своим последствиям событий в истории России с девяносто первого года. Это сильное заявление, но для страны лишение НТВ независимости означает, что президент России будет свободен делать все, что ему захочется, безо всякой оппозиции. Первый пример того, что может произойти, был предоставлен только что двумя всероссийскими телеканалами, совершенно не отразившими многотысячную демонстрацию в защиту НТВ.

Юрий Жигалкин:

Какими последствиями эти события могут обернуться для Тернера и других западных инвесторов, намеревавшихся купить НТВ, и, было, обнадеженных Кремлем?

Маршалл Голдман:

Я не могу поверить, что они будут готовы вложить свои деньги в то, что может оказаться фасадом средства информации, работающего согласно директивам властей. Помимо всего прочего, у Джорджа Сороса, например, был опыт ведения дел с Борисом Йорданом, когда он среди других пытался получить контроль над "Связьинвестом". В результате Сорос потерял несколько сотен миллионов долларов. Я думаю, что он предпочтет остаться в стороне от предприятия, где одну из основных ролей играет Йордан. Я, надо сказать, с самого начала слабо верил в то, что Кремль позволит иностранцам оказывать влияние на работу одного из основных телеканалов. Вежливый интерес со стороны Путина к предложениям Тернера и Сороса был, я думаю, лишь приемом, точнее, попыткой держать их на дистанции от происходящего вокруг НТВ. В то же время он разыгрывал ситуацию к своей пользе. В конце концов, потенциальные инвесторы поставлены перед фактом.

Юрий Жигалкин:

Что вся эта история может прибавить к имиджу России на Западе, где этот имидж и без того не слишком привлекателен.

Маршалл Голдман:

Для людей, кого интересует Россия, это отражение того, что инстинкты президента Путина, профессионала из КГБ, доминируют в его мышлении как государственного деятеля. Это очевидное подавление духа политической свободы времен Бориса Ельцина, отход от одного из немногих принципиальных достижений того периода. Печален, на мой взгляд, и тот факт, что значительная часть россиян поддерживает Путина. Через десять лет после начала демократических реформ, как мы видим, в России так и не утвердился демократический инстинкт.

Дмитрий Волчек:

Гость московской студии Радио Свобода - депутат Государственной Думы, член Комитета по законодательству Виктор Похмелкин... Господин Похмелкин, уже достаточно сказано слов в поддержку НТВ, был митинг три дня назад в Москве, выступала Ирина Хакамада, из вашей фракции - СПС, но что касается конкретных дел, ваша фракция, скажем, в Думе намерена что-то делать в поддержку телеканала?

Виктор Похмелкин:

Да, мы сегодня обсуждали эту ситуацию, мы считаем, что она уже давно вышла за рамки просто юридического спора, что речь, безусловно, идет о некоей политической акции, и так случилось, что сегодня, в общем, судьба НТВ во многом предопределяет будущее свободы слова в России. Если общество и его представители в парламенте "проглотят", не отреагируют, не попытаются отстоять эти ценности, весьма возможно, что следующими жертвами станут другие оставшиеся независимыми СМИ - в Москве или в российских регионах. Поэтому, безусловно, наша фракция предпримет все меры, предусмотренные законом о парламентском реагировании, чтобы и НТВ в целом, и свобода слова в стране были защищены. Я еще не могу говорить о каких-то конкретных шагах. Они вырабатываются. Но могу заявить ответственно, что мы, без последствий, без реакции, безусловно ситуацию не оставим. При этом, разделив вопросы финансовые, хозяйственные, собственности - это проблемы, которые в нормальной стране должны решаться в судебном порядке, с защитой прав журналистов на свободу слова, собственную точку зрения. Это фундаментальная ценность, на которой базируются наша программа и наше видение государства.

Дмитрий Волчек:

И все-таки, какие шаги конкретные могут быть? Что вы можете сделать?

Виктор Похмелкин:

Наши конкретные шаги - это заявления, обращения, парламентские запросы, это апеллирование к общественному мнению, в конце концов, некие политические шаги, которые были бы интерпретированы президентом и правительством как существенная критика его позиции вплоть до постановки вопроса о переходе в оппозицию. Я считаю, что судьба свободы слова в стране - настолько важная ценность что несоблюдение, негарантирование ее властью подняло бы для нашей фракции всерьез возможность рассмотрения этого вопроса.

Дмитрий Волчек:

Вы подписали коллективное письмо юристов в котором говорится, что ситуация вокруг НТВ приобретает все более антиправовой характер. Я хочу предложить вам послушать мнение главного юриста телекомпании НТВ Нины Левченко:

Нина Левченко:

С нашей точки зрения, с точки зрения представляющих телекомпанию НТВ юристов это назначение абсолютно незаконно - по двум причинам. Во-первых, собрание коллектива журналистов состоялось в пятницу 30 марта. Он квалифицированным большинством голосов утвердил устав и выбрал главного редактора. Это, кстати, достаточно редкое явление в такой крупной компании, когда назначение главного редактора отдается полностью на волю коллектива - могут выбрать, могут не нет. Далеко не каждый главный редактор на это согласится. И, учитывая все это, а также учитывая, что на самом деле в понедельник прошел совет директоров, который утвердил этот устав, с нашей точки зрения решение о назначении главным редактором другого лица - Владимира Кулистикова - абсолютно незаконно. Более того, даже если бы не было этого собрания журналистского коллектива, просто назначение главным редактором странно. По закону о СМИ это должно быть согласовано каким-то образом с журналистским коллективом - каким образом? Об этом почему-то общее собрание не подумало. Поэтому, с нашей точки зрения, это решение незаконно и, безусловно, будет оспариваться.

Дмитрий Волчек:

Чисто юридический комментарий - кто здесь прав. На пресс-конференции Коха говорили о том, что назначение Киселева абсолютно незаконно. Госпожа Левченко говорит, что назначение Киселева главным редактором было сделано на основании закона. На чьей стороне правда, с вашей точки зрения?

Виктор Похмелкин:

Здесь есть определенная правовая проблема. Гражданское законодательство об акционерных обществах в известной мере противоречит закону о СМИ. И вот те, кто поддерживает сегодня, допустим, точку зрения "Газпром-Медиа", исходят из того, что поскольку и гражданский кодекс, и закон об акционерных обществах принимались позднее, должны действовать они. Это значит, что собственник вправе распоряжаться судьбой компании независимо от точки зрения трудового коллектива, в данном случае - коллектива журналистов. И есть другой подход, который разделяю и я: что на самом деле противоречий нет, а речь идет об общих и специальных нормах. Есть общая норма, которая регулирует отношения юридических лиц, а есть специальные нормы, регулирующие применение этого законодательства в отдельных видах юридических лиц, каковым является в данном случае редакция СМИ. Это не случайно, потому что это специфические юридические лица. Они выполняют очень важную функцию. Здесь, как нигде, значима роль профессионалов, и поэтому их роль повышена. Здесь, на самом деле, противоречие видимое, а есть общее юридическое правило: при коллизии общей и специальной юридической нормы действует норма специальная. И мне думается, что Закон о СМИ в части гарантий прав журналистского коллектива имеет безусловный приоритет перед Гражданским кодексом и законом об аукционерных обществах. Это означает, что вопрос о главном редакторе редакции СМИ не может решаться без учета мнения журналистского коллектива, об этом прямо говорится в соответствующем законе, который не отменен ни гражданским кодексом, ни законом об акционерных обществах. Такова моя личная правовая позиция, которая, в данном случае, совпадает с общегражданской, но окончательно точку должен поставить суд. И если мы вдруг столкнемся, что суд по этому спору конкретному примет позицию "Газпром-Медиа", то это серьезный сигнал, что надо вносить поправки в гражданский кодекс и закон об акционерных обществах, чтобы привести их в соответствие с законом о СМИ и устранить подобные коллизии, поскольку, как мы видим, они приводят к серьезным политическим последствиям.

Дмитрий Волчек:

В своем письме вы упоминаете странное решение Черемушкинского суда Москвы, который сначала вынес одно решение, потом немедленно другое, уже в пользу Газпрома и сегодня - еще более вопиющий случай произошел в Саратове. Накануне судья вынес решение о том, что собрание акционеров Газпрома проводится незаконно, утром вдруг появилось письмо, что оно проводится законно, а потом мы вдруг узнали, что судья ушел в отставку. Как вы прокомментируете эти странные судебные решения? Можно ли вообще в этой истории разобраться и предпринять какие-то действия?

Виктор Похмелкин:

...И все это, подчеркну, на фоне президентского послания, в котором так хорошо и красиво говорится о судебной реформе, укреплении судебной ветви власти и так далее. По-моему, это решение - показатель того, что суды наши зависимы, как от власти, так и от денежного мешка, к величайшему сожалению; и ничем иным объяснить подобного рода казусы, именно казусы, просто невозможно. Когда решение меняется в течение одного дня и с уходом судьи с должности - кроме как давлением на суд это объяснить невозможно. А факты такие имеют место и по менее значимым делам, для страны, а уже тут, конечно, очевидно, что никто не может позволить суду принять объективное, законное и независимое решение. Это вопиющие факты, которые, безусловно, требуют от нас - законодателей соответствующих изменений, которые могли бы защитить добросовестных и честных судей от такого давления.

Дмитрий Волчек:

Григорий Кричевский незадолго до вашего прихода говорит, что видит определенную зловещую закономерность в том, что президентское послание прозвучало в тот же день, когда было созвано вот это собрание акционеров Газпрома. Видите ли вы здесь определенный знак?

Виктор Похмелкин:

И еще одно совпадение: если помните, почти год назад в послании, которое было адресовано федеральному собрании президент Путин говорил о так называемых внегосударственных, антигосударственных СМИ, что надо пресекать их деятельность, и вот, в день произнесения следующего послания фактически вынесен приговор НТВ. Да, я вижу некую тенденцию, что власть в России, ее силовая, карательно-правоохранительная составляющая не терпит совершенно либеральных взглядов, не терпит никакой оппозиционности, не терпит ростков гражданского общества, пытаясь их вытоптать, и это происходит, мягко говоря, скажу это, руководствуясь принципом презумпции невиновности, который, наверное, можно отнести и к президенту, при попустительстве президента. Весьма вероятно, что могут быть произнесены и более жесткие оценки. Я пока ограничусь этой, ее вполне достаточно, потому что президент должен быть гарантом конституционных прав не на словах, а на деле. Слов и сегодня произнесено немало хороших красивых но, увы, многие действия находятся в вопиющем противоречии с этими словами.

Дмитрий Волчек:

Я хочу предложить вам послушать материал нашего парламентского корреспондента Михаила Соколова, который был на президентском послании в Федеральном собрании:

Михаил Соколов:

Разорвать порочный круг российской истории - революции, контрреволюции, реформы, контрреформы с неизменным поиском виновных и их наказанием призвал Владимир Путин. Президент считает, что этот цикл закончен и наступило время последовательного и постепенного развития. Историософский настрой автора текста послания можно только приветствовать. даже вместе с восхищенным вождем ЛДПР Владимиром Жириновским...

Владимир Жириновский:

Закончился этап революций всех, все! Не будет больше революций, не будет больше отката назад, не будет рывков вперед, тихая спокойная обстановка без шума на улице... Мы, наконец, услышали еще одну нормальную фразу что гражданин России должен иметь право делать все то, что делают граждане любых других стран. А из этого уже вытекает: защищать собственников. То есть, не будет переделов никаких, будем только двигаться вперед.

Михаил Соколов:

Владимир Путин в роли защитника собственности и закона провозгласил период государственной стабильности и предложил России список главных дел. События вокруг НТВ можно было бы подать и как защиту собственника - Газпрома - но скандал явно не стыкуется с образом президента- стабилизатора. Вот он и не упомянул о том, как реализована поставленная в послании 2000-го года задача освободить независимую прессу от диктата ее хозяев, и не пожелал внести в личный актив спецоперацию по смене менеджмента НТВ. Тема свобод и демократии была на втором плане. Зато президент эффектным жестом поднял кремлевский зал, чтобы почтить память погибших в Чечне военнослужащих. Гражданские жертвы почестей не удостоились. Владимир Путин доволен ходом событий в Чечне - армия там выполнила свои задачи и уходит. В республике нет топтания на месте, но не стоит впадать в эйфорию от успехов - скромно заметил Путин. Достижением 2000-го года, требующим развития, Путин считает начало наведения порядка в отношениях центра и регионов. По его мнению, следует проводить в стране административную реформу и дебюрократизацию. Президент, недовольный наличием "бандитской", "теневой" юстиции требует ускорить судебную реформу, поскольку суд так и не стал ни скорым, ни правым ни справедливым. Было упомянуто много дел явно из компетенции премьера. Касьянову, наверное, было приятно когда вопреки левым Путин предложил Думе принять правительственный кодекс законов о труде. Но угрожающим прозвучало напоминание премьеру о его обещании внести в Думу за 3-4 недели пакет налоговых законов. Это, кстати, была единственная конкретная дата в речи президента. К Думе был обращен упрек в популизме, особенно - бюджетном. Дабы пресечь привычный торг президент Путин предложил Думе принимать правительственную часть бюджета с обязательствами государства целиком - без поправок - или же ее сразу отклонять. Вносить же изменения можно будет только в ту часть бюджета, которая обеспечивается дополнительными доходами. Глава бюджетного комитета Думы Александр Жуков отметил, что для этого требуются поправки в Бюджетный кодекс.

Александр Жуков:

Те, которые заключаются в том, чтобы ограничить возможность изменения бюджета по основным показателям на стадии рассмотрения в Государственной Думе мне тоже кажется вполне разумной - Дума должны принимать кардинальное решение: либо она согласна с предлагаемой бюджетной политикой, либо она должна ставить вопрос об отставке правительства, как это, в общем, и предусмотрено в Конституции.

Михаил Соколов:

Такие схемы действуют там, где правительство формируется парламентским большинством. В ФРГ непринятие бюджета Бундестагом ведет к отставке кабинета, но ничего подобного Кремлем не предложено. Без этого же реализация путинской идеи ведет не к снижению масштабов торга, а к лишению Думы той малой толики контрольных функций, которая у нее есть. Весь бюджет будет одобряться так же, как закрытые сметы обслуги Кремля или оборонного ведомства, из-за чего масштабы бесхозяйственности в этих сферах весьма велики. Как обычно главный вопрос: соотношение задачи и исполнения, цели и средства. И казус с НТВ тому доказательство. Одного из лидеров "Яблока" Владимира Лукина посещают некоторые сомнения:

Владимир Лукин:

Предыдущие послания ведь о чем говорят: что было послание, оно было преисполнено хороших слов, в следующем послании говорится, что дела идут неважно. Главное пожелание этому посланию - чтобы оно с самого начала начало реализовываться.

Михаил Соколов:

Скорое продвижение к обществу где, как говорит президент, россиянину будет не только разрешено, но и доступно все то, что разрешено гражданам других стран, с учетом предшествующего опыта куда менее вероятно, чем балансирование между стабильностью, о которой говорил Путин, и аппаратным застоем, об опасности которого он сам же предупреждал.

Дмитрий Волчек:

Виктор Похмелкин, ваше впечатление от послания президенту совпадает с тем, что отметил наш парламентский корреспондент?

Виктор Похмелкин:

Да, конечно. Во многом совпадает. Впечатления противоречивые. Я могу сказать вслед за Владимиром Лукиным, что это уже восьмое послание в бытность мою парламентарием, и редко когда жизнь не вносила существенных корректив. Есть текст, и есть реальные шаги. Текст - там есть много правильного, много добротного, не только по постановке проблемы, но и по подходу, скажем. Демократизация экономики - очень важная тема, открытие таможенных границ - очень важно, реформа пенсионная, реформа образования, судебная реформа - все хорошо. Вместе с тем есть некие недоговоренности по принципиально важным вопросам. Скажем, заговорил Путин о совершенствовании прокуратуры, а что это значит? Для меня допустим, новый закон по прокуратуре... - серьезная и глубокая реформа, которая пресекла бы коррупционность и деморализацию; для господина Устинова, например, совершенствование прокуратуры - это дать ей больше денег и больше полномочий, вот и расхождения, что имел в виду Путин - остается только гадать. Не сказано ничего про очень важные вопросы судебной реформы - мы все-таки будем вводить судебный порядок заключения под стражу? Мы все-таки будем добиваться внедрения суда присяжных заседателей? Ни слова. А что-то вызывает просто недоумение, скажем, президент посетовал: видите ли, очень много людей находятся у нас в местах лишения свободы еще и по преступлениям, за которые альтернативные виды наказания. Мне было это особенно обидно слышать, потому что совсем недавно Дума приняла закон, в котором была моя поправка, как раз направленная на то, чтобы существенно сократить число такого рода людей. Там предусматривалось, что если альтернативное наказание предусмотрено - не заключать под стражу, не лишать свободы. По инициативе генпрокурора в ходе доработки законопроекта поправка была выброшена Советом Федерации. Куда президент смотрел? Почему действия генпрокурора не соответствуют декларации президента? Это игра, имитация процесса, либо непонимание того, что происходит?

Очень много вопросов возникает. А что-то, как мне кажется, вызывает и серьезную тревогу. Скажем, рассуждения об усилении федерального центра в ущерб, в общем, уже реальным полномочиям субъектов федерации. Мне кажется, здесь прозвучали унитарные имперские мотивы. Пока отголоском, но кто знает... Или очень невнятная позиция по многим вопросам социальной политики - мы все-таки проводим социальные реформы, мы ставим экономику на службу, так сказать, общества, мы ведем борьбу с бедностью. И каким образом? Здесь, к сожалению, как мне кажется, много общих слов, но мало конкретных предложений и, что самое, на мой взгляд, неправильное - то, что социальная политика оказалась в загоне. Общее впечатление - послание носит фрагментарный характер. Оно может быть интерпретировано разными политическими силами и чиновничеством, так сказать, по-разному, а самое главное: чтобы его исполнить, нужная мощная политическая воля президента и серьезные гарантии, в том числе и кадровые решения. Потому что с этим генеральным прокурором невозможно проводить реформу судебную и реформу правоохранительных органов. С этим составом аппарата невозможно проводить административную реформу. Значит, если этих кадровых решений в ближайшее время не будет, могу сказать смело - это косметика, лакировка, декларации, за которыми ничего не будет кроме красивых слов и желания сохранить собственный рейтинг независимо от содержательной стороны.

Дмитрий Волчек:

Может этим объясняется и наезд на НТВ?.. Все-таки, мне кажется, общая логика послания достаточно либеральная и трудно понять, как в эту логику Путина вписывается эта ненависть, недовольство независимыми СМИ - чего Кремль боится, какого рода критики? Почему, скажем, Ельцин это спокойно терпел, может, не спокойно, но терпел?

Виктор Похмелкин:

Ельцин был политиком - хорошим, плохим,.. но крупным, кстати, безусловно политиком, а политик - человек, который, во-первых, борется за власть ради какой-то цели, в отличие от политикана или политтехнолога -содержательной цели, и человек, который дорожа своим местом у власти, все-таки тем не менее конвертирует ее во что-то содержательное? Скажем, Ельцин - в разрушение коммунистического тоталитарного режима. А Путин как был взращен на политтехнологиях, и мне кажется, что там в окружении создается впечатление что вот можно манипулировать обществом и общественными процессами, что главное - любой ценой удержать тот высокий рейтинг доверия, который существует. А это значит, что всегда надо быть очень осторожным. Как так проводить земельную реформу? Оттолкнем, предположим, сельское население. Как так проводить административную реформу? Мы чиновничество потеряем. Как проводить правоохранительную реформу? Силовые структуры могут возмутиться? Куда ни ступи, что ни начни делать - везде есть серьезные оппоненты. И дальше выбор между политиком и политиканом. Политикан останется жертвой политтехнологий, в плену, заложником их, и он будет делать все чтобы сохранить свой рейтинг. Он, в конце концов, рухнет, но для страны при этом ничего сделано не будет. Политик начнет все-таки конвертировать эту свою популярность в какие-то серьезные реформы, преобразования как бы, если даже и потеряет популярность, остается в истории как человек что-то сделавший. А расплата за реформы - не только потеря популярности, но и иной раз и пуля, что мы знаем очень хорошо, в том числе и по российской истории. Вот хватит мужества Путина на это? Сможет он через это переступить: Через свой тяжелый политический анамнез? Через идиосинкразию к демократии? Понятно, откуда это у человека, который всю жизнь в чиновных структурах, да еще и в силовых - будет такое понимание. Я в этом смысле прекрасно понимаю, что трудно перестроиться. Но высока ответственность, и есть чему учиться, есть у кого, может быть, еще не все потеряно... Но еще одна беда нашей страны в том, что вот буквально все упирается в волю президента. Общество покорилось, не хочет влиять на него, во многом маргинализовано и заражено патернализмом. Будем говорить прямо: защитников НТВ, сегодня я бы сказал - защитников свободы слова - не так много.

Дмитрий Волчек:

Но мы слышали опрос на улицах Москвы...

Виктор Похмелкин:

Это Москва, столица, их, может быть, много качественно, но количественно их мало, а на выборах вопрос решает количество. И это наша вина - политиков. Что мы не смогли сформировать полноценное гражданское общество, и если, не дай Бог, вот сопротивление силовых структур будет продолжено - еще долго не сможем сформировать. Тем важнее отстаивать островки оппозиции, демократии, несогласия с президентской линией. Это важно для самой власти, иначе она заболеет неизлечимым недугом. Очень бы хотелось надеяться, что, в конце концов найдутся люди, которые осознают, что это и для их самосохранения важно, и, главное - самосохранения России. И вместе с тем я могу сказать, что в парламенте есть, по крайней мере, две политические силы, которые никогда не были сервильными по отношению к власти, которые это доказали и будут вести собственную политическую линию - СПС и "Яблоко".

Дмитрий Волчек:

Согласитесь, конечно, великая нелепость поднимать или удерживать на высоком уровне свой рейтинг, раздражая журналистов, нападая на них, создавая с ними какие-то неприязненные отношения. Влюблять в себя журналистов надо - тогда рейтинг как бы будет подниматься, или не падать, по крайней мере, на телеэкранах?

Виктор Похмелкин:

... Это натура, природа общественного деятеля. Трудно представить себе, что в какой-то западной демократии мог бы выиграть выборы политик, который так относится к прессе - боится журналистов, закрывается, гонения устраивает - немыслимо. Наоборот, должен быть открытым, абсолютно контактным, прощать средствам массовой информации все. Потому что, на самом деле, невозможно вести войну со СМИ в демократической стране -это всегда война на собственное поражение. Можно выстраивать отношения, посмеиваться над критикой в собственный адрес, только так побеждать ее. Но воевать - это немыслимо. А у нас, к сожалению, еще иная культура, и президент, который воюет со СМИ, не только не теряет популярности, но даже ее приобретает. Я сейчас абстрагируюсь от того что, конечно же, далеко не все благополучно в "Медиа-Мосте", что люди, которые руководили этой компанией, сделали немало для того, чтобы возникла эта ситуация. Это, увы, правда. Но сейчас проблема не в личностях и даже не в конкретной НТВ. Здесь просто сгусток всех этих вопросов. Потому что сегодня поражение НТВ, уничтожение НТВ, на самом деле - шаг за черту, когда мы уже не сможем назвать Россию демократической страной.

Дмитрий Волчек:

Мнение еще одного журналиста НТВ - ведущего программы "Час Быка" Андрея Черкизова:

Андрей Черкизов:

...Если власть будет продолжать вести себя по отношению к нам с таким вопиющим нарушением правосудия - я уже не так давно назвал его подлосудием - если окажется, что в Кремле теперь совещательная комната всех судов Российской Федерации, а это действительно так, Кремль диктует судебные решения - значит, мы будем пользоваться теми правами, которые у нас на тот момент будут оставаться.

Владимир Бабурин:

Андрей, как вы полагаете, мне кажется, выстраивается очень уж неприятная для нас - журналистов параллель, очень уж она упорная - началась она, к сожалению, с дела нашего корреспондента Андрея Бабицкого, дальше пошло поехало - вы выстраиваете такую же логическую цепь событий, для нас повторяю крайне неприятных?

Андрей Черкизов:

Я бы даже сказал резче. Я сегодня ощущаю, что власть пытается поставить такой режим нового ГКЧП. Не случайно в субботу было общее мнение пришедших на митинг людей, что запахло 1991-м годом... Так же, как унижали наше достоинство в августе 91-го, так ведут себя власти. Вы понимаете, дело Андрея Бабицкого возмутило всех порядочных людей в стране именно потому, что власть посмела распорядиться свободой гражданина, журналиста, моего коллеги. И вы знаете, как мы все поддержали вас и Андрея... Ровно то же самое, что потом пытались сделать с ТВЦ и сейчас пытаются сделать с НТВ. Пытаются заткнуть голос свободному от влияния государства средству массовой информации, это все должны понимать. Надо сказать, что многие главные редактора это уже понимают и уже информационные программы на телеканалах до боли в сердце напоминают программу "Время" советской эпохи. Или редактора газет верстают первую полосу так, чтобы она очень напоминала газету "Правда" советской эпохи. Нам пытаются восстановить тот статус-кво, который был, и по которому многие к сожалению тоскуют.

Владимир Бабурин:

Среди представленных сегодня новых руководителей НТВ американский бизнесмен Борис Йордан и Владимир Кулистиков, который уже работал и на НТВ - он руководил информационной службой, а до этого он достаточно долгое время работал на Радио Свобода и редактировал эту самую программу "Liberty Live" - "Свобода в прямом эфире" - они сегодня говорили очень хорошие, красивые и правильные слова о необходимости сохранения свободы слова, и давали обещания, что в случае притеснения свободы слова, наступления на нее они немедленно подадут в отставку. Вы совершенно все-таки исключаете возможность совместной работы с этими людьми? По крайней мере, что касается Владимира Кулистикова, прежде - никаких претензий по-моему, все-таки еще быть не могло?

Андрей Черкизов:

В октябре 2000-го года, когда Кулистиков ушел в отставку с поста главного редактора телеканала НТВ, он дал интервью "Комсомольской Правде", где черным по белому были воспроизведены его слова о том, что, с его точки зрения, эра негосударственного телевидения, эра частного телевидения в стране заканчивается. И как после этого я могу всерьез относиться к его обещаниям?! Кроме того, я считаю, что поступок Владимира Кулистикова делает его для меня и многих моих коллег человеком нерукопожатным, человеком бессовестным, человеком, ни одному слову которого нельзя верить. Такая моя позиция по поводу Владимира Кулистикова и того, что наговорил сегодня.

Владимир Бабурин:

Вы готовите очередной эфир "Часа Быка"?

Андрей Черкизов:

Сегодня, по-моему, по сетке должен быть какой-то футбол, но в 8.50 - завтра утром - если не будет особых распоряжений - я имею в виду сегодняшнюю ночь, то в 8.50 завтра утром "Час Быка" выйдет в эфир...

Дмитрий Волчек:

В понедельник в 6 вечера журналисты НТВ провели в Останкино пресс-конференцию. На ней побывала корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева:

Лиля Пальвелева:

На пресс-конференцию пришел весь журналистский коллектив НТВ. Не было только Евгения Киселева, который готовился в это время к эфиру. Вот как оценивает сегодняшние события Марианна Максимовская:

Марианна Максимовская:

Мы не признаем то собрание акционеров, которое провел сегодня Газпром. Мы считаем его незаконным. Мы поражены тем вопиющим беззаконием, которое происходило все это время вокруг нашей телекомпании, не только в последние дни. Хотя в последние дни это усилилось многократно, когда мы видим, что в судах требуется буквально несколько часов, чтобы продавить другое решение - решение в пользу властей. Буквально несколько часов на это теперь нужно. Раньше хотя бы на судей давили, ну, я не знаю, на протяжении какого-то большего времени... Но мы видим, что это беззаконие продолжается уже больше года. Это, наверное, закономерный итог, потому что власть была абсолютно тверда в своем намерении уничтожить НТВ. Ну, не знаю, насколько это ей удалось или удастся.

Лиля Пальвелева:

"Ни мне ни моим коллегам не хотелось бы доводить дело до крайностей", - заявил один из ведущих информационной программы "Сегодня" Андрей Норкин:

Андрей Норкин:

Забастовка, то есть, прекращение работы - в этом смысле - сегодня, наверное, пока так вопрос не стоит. Но я бы сам, лично, не стал бы брать на себя ответственности говорить о том, что забастовка невозможна в принципе.

Лиля Пальвелева:

То, что случилось с телеканалом, как считает Норкин, очень тревожный симптом:

Андрей Норкин:

На протяжении очень долгого времени мы все слышали, что в России не существует проблемы со свободой слова - все, что происходит, это частности отдельной телекомпании НТВ, которая задолжала массу денег из-за неправильного финансового менеджмента. Этот вопрос я оставлю в стороне - у других телекомпаний, вы отлично это знаете, долгов гораздо больше, чем у НТВ... Я хочу сказать вот о чем, к нарушению свободы слова: когда президент в послании к Федеральному собранию декларирует приверженность прописным демократическим истинам, и эти каноны нарушаются каждый день - вот это, на мой взгляд, и есть антигосударственная позиция, в которой многие упрекают телекомпанию НТВ. Когда прокуратура ведет дела о коррупции в высших эшелонах власти и находится на полном обеспечении у тех лиц, против которых ведет дела - это антигосударственная позиция. Когда сотрудники МВД собирают дань с торговцев наркотиками и отпускают их - это есть антигосударственная позиция. Когда ко дну идет главное подводное судно Военно-Морских Сил, и власти отказываются, в силу ведомственных интересов, от международной помощи для спасения гибнущего экипажа - это есть антигосударственная позиция. Когда руководителя субъекта Федерации, жители которого зимуют в сорокаградусный мороз в нетопленых квартирах, переводят на правительственную должность в Москву - это есть антигосударственная позиция... И когда об этом обо всем говорит только одно средство массовой информации, у меня возникает вопрос: или власть просто дремуче тупа, или она не заинтересована в том, чтобы об этих проблемах вообще говорили - а вот это и есть вопиющее и беспардонное нарушение свободы слова.

Лиля Пальвелева:

Леонида Парфенова - единственного, кажется, из коллектива НТВ избрали в новый совет директоров, причем сделали это заочно. Вот реакция телеведущего:

Леонид Парфенов:

Мне после двух моих, правда, устных заявлений о том, что я не вхожу, воспользовавшись, правда, тем, что заявление о том, что согласен баллотироваться, было письменным, совет директоров избрал меня в свой состав. Со следующей формулировкой - это было мне сказано около 14 часов в телефонном разговоре с господином Кохом: "Мы предлагаем журналистскому коллективу НТВ иметь своего представителя в новом составе совета директоров". В этой связи я сказал, что я должен тогда поставить об этом в известность журналистский коллектив, если он захочет меня иметь в качестве своего представителя - да, нет - нет. Представлять там самого себя, просто Леню, я не хочу и не могу, и это бессмысленно. Я говорил поочередно с тремя группами корреспондентов. Ни один человек никаких полномочий представлять журналистский коллектив мне не делегировал. Там некого представлять - в нынешнем составе, в нынешней ситуации, в нынешнем настроении, которое есть в коллективе.

Лиля Пальвелева:

Приверженцев телеканала НТВ сейчас волнует вопрос: что будет с полюбившимися многим журналистами? У Дмитрия Диброва весьма невеселый прогноз:

Дмитрий Дибров:

Скорее всего, они постараются от нас избавиться, от самых крикливых из нас, причем так избавиться, вот помяните мои слова, чтобы ни один телевизионный канал не взял бы их на работу, не просто избавиться, а чтобы с "волчьим билетом".

Лиля Пальвелева:

Опасения Диброва разделяют его коллеги, но так хочется верить, что НТВ удастся отстоять свои позиции...

Дмитрий Волчек:

Корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына попросила прокомментировать ситуацию вокруг НТВ Майкла Биньона, дипломатического редактора газеты "Таймс":

Наталья Голицына:

Президент России называет атаку Газпрома на НТВ "спором между двумя хозяйственными субъектами". Не видится ли вам за всем этим политическая подоплека?

Майкл Биньон:

Бесспорно, что за этой акцией явственно просматривается политическая мотивировка. Однако очень трудно доказать, что это не более чем заговор российского руководства с целью захвата контроля над телекомпанией. Внешне все выглядит так, будто господин Путин прав, и что в основе конфликта лежат финансовые трудности, переживаемые НТВ. Но подлинная причина происходящего - стремление Кремля взять под контроль единственный общенациональный независимый телеканал, представляющий собой самый важный критический рупор в России.

Наталья Голицына:

Как бы вы оценили с правовой и нравственной точек зрения выборы нового руководства НТВ и отстранение ее прежнего генерального директора?

Майкл Биньон:

С точки зрения юридической, правовой, вполне допустимо, что новое руководство компании назначает такого генерального директора, которого оно хочет. При всей необычности назначения американского гражданина генеральным директором российской телекомпании, это выглядит как попытка демонстрации независимости. Трудно себе представить, например, российского гражданина, возглавляющего американскую телекомпанию. Однако, не в этом суть дела. А суть в том, было ли его избрание законным и честным. Большинство наблюдателей полагает, что эти выборы были абсолютно нечестными.

Наталья Голицына:

Означает ли этот переворот, на ваш взгляд, смену редакционной политики телеканала?

Майкл Биньон:

Вовсе не обязательно. Нужно отметить, что очень важно - причем даже для правительства - сохранение телеканала, критикующего существующего положение вещей. Это лишь повышает доверие к властям. Однако, почти с уверенностью можно сказать, что на деле, в долгосрочной перспективе, с независимостью НТВ будет покончено, и канал перестанет отстаивать независимую позицию в таких деликатных проблемах, как, к примеру, проблема Чечни. Все это демонстрирует чувствительность Кремля ко всем видам критики. В частности, к таким программам НТВ, как "Куклы" и очень критической информационно-политической программе "Итоги", высмеивающим претензии и действия Кремля. Господину Путину это явно не должно нравиться. И вот, сейчас НТВ вынуждено расплачиваться за свою независимость. Не уверен, что эти программы сохранятся при новом руководстве. Но не думаю также, что на НТВ произойдет немедленная смена редакционной политики, и мы станем свидетелями кардинальных изменений в программах. Но постепенно, шаг за шагом возобладает новая сетка передач, которые в гораздо большей степени будут поддерживать правительственную политику.

Дмитрий Волчек:

В прямом эфире Владимир Иванович Миронов, доктор юридических наук, профессор. Владимир Иванович, вы - один из юристов, подписавших коллективное письмо в поддержку НТВ. В нем говорится, что действия властей по отношению к телекомпании приобретают все более антиправовой характер. Юридическая ситуация вокруг телекомпании, согласитесь, очень запутанная. Газпром утверждает, что смена руководства произошла на законных основаниях, то есть, более 50 процентов акционеров присутствовали на собрании. Что заставляет вас говорить о том, что эти действия незаконны?

Владимир Миронов:

Вы знаете, мне очень трудно давать оценку сегодняшнему собранию, поскольку для этого надо видеть и протокол собрания, и необходимо, естественно, видеть уставные документы НТВ. Мне ясно только одно: что действия носят антиправовой характер, только потому, что вначале наши власти пытались наложить арест на акции. Хотя, в принципе акции являются собственностью конкретного акционера, но никак не компании НТВ. И акционер является владельцем этой акции, которая позволяет ему участвовать в управлении делами НТВ - не более того. Поэтому эти действия иначе как антиправовыми не назовешь. Но эта ситуация, которую мне рассказали с судом, которая произошла, когда судья вынес сегодня одно решение, а завтра другое - с точки зрения гражданского процесса она не вписывается ни в какие рамки, поскольку наш судья по действующему законодательству сам свое решение может пересмотреть в одном единственном случае - вновь открывшиеся обстоятельства. Но в этом порядке пересмотрены могут быть только решения, которые вступили в законную силу. А, как известно, решение вступает в законную силу через 10 дней. На следующий день наш судья ничего сделать не может. Это может сделать только кассационная инстанция. То, что действия носят антиправовой характер - для меня очевидно. Но и с точки зрения действующей Конституции - статья 29-я четко говорит о том, что у нас информация и ее свобода гарантированы, а цензура запрещается. Очевидно, что все действия направлены как раз на то, чтобы эта цензура процветала - вот и все.

Дмитрий Волчек:

Владимир Иванович - если бы руководство , я имею в виду старое руководство - НТВ пригласило бы вас в качестве адвоката или просто советника - какие советы вы могли бы дать чисто в юридическом плане? Что нужно сделать, чтобы "отыграть" ситуацию?

Владимир Миронов:

Я, к сожалению, не могу быть адвокатом, так как являюсь судьей в отставке. Но, на мой взгляд, конечно же, путь - он единственный, правовой - идти в судебном порядке и обжаловать те действия, которые сейчас имеют место быть. Хотя мы с вами прекрасно понимаем, что коль скоро судебные инстанции занимают такую круговую оборону, и насколько мне стало известно от Генри Марковича Резника, в один день проходят заседания и суда, и первой кассационной инстанции - я думаю, что для этого понадобится, конечно же, очень и очень много времени... И, в принципе, вот эта, я бы сказал так, длительность нашей судебной процедуры как раз и рассчитана на то, что да, право у нас может, в конце концов, и восторжествует, но для этого будет потрачено очень много времени и сил. И когда в обществе уже забудут, что было такое нарушение - тогда всплывет, признают: "Да, было", - а ситуация уже ушла, и ничего сделать невозможно.

Дмитрий Волчек:

То есть, ситуация не кажется вам безнадежной для журналистов:

Владимир Миронов:

Что ситуация безнадежна - не думаю, хочется в это верить...

Дмитрий Волчек:

Человек дня Радио Свобода во вторник, 3 апреля - генеральный директор НТВ Евгений Киселев. Евгению Киселеву 45 лет. Он окончил институт стран Азии и Африки при МГУ. В 1979-м году был призван в Афганистан, где работал переводчиком. Преподавал персидский язык в Высшей школе КГБ Советского Союза. При участии Киселева родилась программа "Вести" на государственном канале РТР. Он - один из создателей телекомпании НТВ в 1993-м году. С 1993-го года ведет еженедельную аналитическую программу "Итоги". С 1998-го - председатель совета директоров НТВ, с февраля 2000-го года - генеральный директор компании. Обладатель многих премий в области журналистики, в том числе Тэффи и международной премии за свободу прессы. Человека дня Радио Свобода Евгения Киселева представляет обозреватель "Общей газеты" Елена Рыковцева:

Елена Рыковцева:

Евгений Киселев - из разряда людей, которых принято называть баловень судьбы. Этакий "О, счастливчик" среди тележурналистов. Его звезда в качестве ведущего аналитической программы "Итоги" взошла на центральном телевидении и плавно перекатилась в компанию НТВ. Все годы существования "Итогов" Киселев был бесконечно популярен среди советского и постсоветского населения. Его рейтинги всегда были предметом зависти коллег. Его популярность была загадкой для телевизионных критиков. Критики всю жизнь упрекали его в слишком медленном темпе речи, затянутости монологов, "эканье", которым он злоупотреблял. В прошлом году Киселев с обидой говорил: "Критики по инерции продолжают писать, что я "экаю", а на самом деле я давно избавился от этой привычки". Можно поверить, что это избавление стоило ему многочасовых тренировок. Трудно сказать, с чем связано столь серьезное отношение к печатному слову, однако, это всегда отличало его от других телевизионных ведущих, которые демонстративно игнорируют, либо делают вид, что игнорируют, суждения о них в прессе.

В феврале прошлого года Евгений Киселев стал генеральным директором компании НТВ. И хотя он работал в компании с момента ее основания, нельзя сказать, что коллектив был в абсолютном восторге от его назначения. Еще не зажила рана, связанная с уходом из НТВ Олега Добродеева, который пользовался в коллективе и безусловной любовью. Киселеву фактически заново пришлось завоевывать авторитет и уважение этой команды - теперь уже не в качестве коллеги, а в качестве начальника. Тяжелые события, которые начали происходить практически сразу после его назначения, оказались для него проверкой на прочность, на характер. Если бы не эти события, никто никогда не узнал бы, что Евгений Киселев - не только профессиональный и обаятельный ведущий, но еще и истинный боец. Журналисты НТВ, когда отказываются работать сегодня с новым руководством компании, которое пытается навязать им Газпром, фактически рискуют своим будущим, зарплатой, рабочими местами - не только во имя принципа и возможности говорить в эфире то, что считают нужным, но и во имя Евгения Киселева лично. Кажется, это главное, чего ему удалось добиться за всю свою удачливую жизнь. К сожалению, слишком дорогой ценой.

XS
SM
MD
LG