Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Есть ли у Тернера и Гусинского инструменты убеждения, или, точнее - давления на Газпром?


Юрий Жигалкин, Нью-Йорк:

Судьба НТВ и группы "Медиа-Мост" остается, судя по всему, в руках Газпрома. Дело в том, что вступление в силу протокола о намерениях, подписанного инвестиционной компанией Тернера и Владимиром Гусинским, обусловлено достижением им аналогичного соглашения с Газпромом. Но такой контракт невозможен без принципиальных уступок со стороны промышленного гиганта, причем разговор идет не только о праве НТВ на свободу слова.

По мере того, как ситуация с контрактом Гусинского и Тернера проясняется, становится все очевиднее, что Тэд Тернер пока не готов к роли "рыцаря на белом коне", подоспевшего в последнюю минуту на спасение НТВ. По сведениям из источников, достаточно хорошо знакомых с тем, что происходит в лагере основателя CNN, экстренное подписание протокола о намерениях было вызвано, прежде всего, желанием поддержать НТВ морально, как и надеждой на то, что Газпром может откликнуться на эту инициативу группы "Медиа-Мост" и Тэда Тернера. С практической точки зрения, насколько я понимаю, соглашение не стоит ничего до тех пор, пока его не одобрят оппоненты Владимира Гусинского. Мало того, такое одобрение будет стоить им отказа от значительной доли своих прав, точнее, от права решающего голоса в делах группы "Медиа-Мост". Как мне сказали, протокол о намерениях, подписанный инвестиционной фирмой Тернера и Гусинским, оставляет за основателем НТВ 20 процентов акций "Медиа-Моста". Тернер - за неизвестно какую сумму - хочет приобрести 30 процентов. Это означает, что Газпрому надо поступиться частью своих акций и передать главенство в группе "Медиа-Мост" своим оппонентам, в обмен на расширение числа владельцев группы за счет Тэда Тернера. Несмотря на словесный политесс, заявления компании Тернера, с исключительно вежливой настойчивостью призывающей Газпром завершить успехом переговоры о будущем группы "Медиа-Мост", дата этих переговоров не назначена, и они сейчас не ведутся. И подписание контракта фирмой Тернера и Гусинским стало, как мне сказали, сюрпризом для Газпрома. Есть в распоряжении фирмы Тернера и Гусинского инструменты убеждения, или, точнее - давления на Газпром в данной ситуации? Вопрос американскому политологу Дэвиду Кремеру.

Дэвид Кремер:

Если и есть, то не слишком весомые. Угроза ухода журналистов вряд ли может служить серьезным доводом. Наоборот, Газпром, скорее всего, захочет избавиться от тех, кто превратил НТВ в оппозиционное Кремлю средство информации. В том, что касается международного общественного мнения или давления со стороны западных столиц, то я пока не заметил резко негативной реакции скажем со стороны Вашингтона, который сейчас занят Китаем, Ближним Востоком, Балканами. Если говорить о европейских столицах, то многие из них я думаю, сочтут это исключительно внутрироссийским делом, так что я сильно сомневаюсь в том, что со стороны Запада может последовать значительное негодование, способное заставить Газпром пойти на соглашение с Тернером.

Юрий Жигалкин:

Так что, судя по всему, будущее НТВ как независимого средства информации зависит сейчас все-таки от добросердечия Газпрома и российских властей.

XS
SM
MD
LG