Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

НТВ-противостояние - в России и мире


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют: российская правозащитница Елена Боннер; корреспонденты Радио Свобода, в Саранске - Игорь Телин, в Тель-Авиве - Виктория Мунблит, в Москве - Владимир Долин, побывавший на брифинге Альфреда Коха, и Елена Фанайлова, побывавшая в редакции журнала "Итоги"; телевизионный обозреватель Радио Свобода Анна Качкаева; беседовавший с руководителем телевизионного канала ТНТ Павлом Корчагиным Дмитрий Волчек.

Петр Вайль:

В российских регионах проходят акции протеста против нового руководства телекомпании НТВ. В Омске и Екатеринбурге состоялись митинги в защиту свободы слова в России. О поддержке коллектива НТВ заявили журналисты независимых телекомпаний и газет Уфы, Санкт-Петербурга, Томска и других российских городов. В то же время, в Мордовии началась компания по дискредитации НТВ. Государственные средства массовой информации получили распоряжение от местных властей. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Саранске Игорь Телин:

Игорь Телин:

В Мордовии начата кампания по дискредитации канала НТВ. Рекомендацию подготовить материалы, что называется, "по теме", получили все руководители подконтрольных государственным властям средств массовой информации. Характерно, что первыми эту кампанию начали коллеги по электронным СМИ - Гостелерадиокомпания "Мордовия". В эфире республиканского радио прозвучал комментарий заместителя председателя телерадиокомпании Александра Исакова, общий смысл которого сводился к тому, что журналисты НТВ - ну, просто по-ленински, - страшно далеки от народа:

Александр Исаков:

Понятно, что защищать свободу зарплаты в 5-15 тысяч долларов в месяц намного честнее, чем тем, у кого зарплата всего 500 или 1000 рублей. Но обывателям, которым такие деньги и не снились, понять такую защиту свободы достаточно сложно.

Игорь Телин:

Более того, второй человек в Гостелерадиокомпании "Мордовия" говорил не только о финансах. Весьма недвусмысленно в его комментарии прозвучала и национальная тема:

Александр Исаков:

Где крутятся миллионы неучтенных долларов и где культивируется одна национальность, и увы, нерусская...

Игорь Телин:

Примечательно, что в конце комментария заместителя председателя государственной телерадиокомпании Александра Исакова прозвучал и опрос жителей Саранска на тему: "Нужен ли канал НТВ"? По признанию коллег радиожурналистов им пришлось немало потрудиться, чтобы выбрать нужные, то есть, отрицательные ответы.

Петр Вайль:

В телецентр Останкино в четверг для переговоров прибыл Альфред Кох, назначенный на пост генерального директора НТВ собранием акционеров 3 апреля. Коллектив НТВ не признает правомочность собрания акционеров и назначенное им руководство. Перед переговорами Альфред Кох провел брифинг в агентстве "Интерфакс". Слово Владимиру Долину:

Владимир Долин:

Перед визитом на НТВ Альфред Кох был настроен весьма решительно.

Альфред Кох:

Я сейчас сажусь в машину, еду на НТВ, один, без милиции, без ОМОНа, без судебных приставов, и я очень прошу Евгения Алексеевича: не пустите меня на НТВ. Есть много дискуссий. Есть дискуссия: правильное ли было собрание акционеров. Есть много дискуссий, правильно ли было избрание совета директоров, кто генеральный директор, кто главный редактор, но, я надеюсь, не обсуждается, что Газпром на сегодняшний день владеет 46 процентами акций НТВ. Я хочу просто погулять по коридорам. Я хочу просто поразговаривать с журналистами. Вот и все. Я сейчас встаю и еду в Останкино.

Владимир Долин:

По словам новоиспеченного генерального директора телекомпании, законность назначения которого коллектив журналистов не признает, цель его посещения НТВ - диалог с мятежными журналистами.

Альфред Кох:

Мы хотим диалога. Мы хотим разговаривать с журналистским коллективом НТВ. Мы на этом настаиваем. Все об этом знают. И Евгений Киселев запрещает своим журналистам с нами встречаться.

Владимир Долин:

Альфред Кох пытается убедить всех и, прежде всего, журналистов НТВ, в том, что Газпром не намерен душить свободу слова, а государство не имеет никакого отношения к решению судьбы НТВ:

Альфред Кох:

Человека нельзя обвинять в преступлении, которое он еще не совершил. Мы еще никакой свободы слова не задушили и делать этого не собираемся. Но уже сейчас на нас навешаны всевозможные ярлыки, и это тоже ложь. Говорится, что государство подмяло под себя НТВ. Это ложь. У Газпрома нет контроля государства. Все знают, что у государства всего 38 процентов акций. У Газпрома нет контроля в НТВ, все знают, что у Газпрома всего лишь 46 процентов акций.

Владимир Долин:

Диалог с журналистами Альфред Кох предварил весьма непарламентскими выражениями в адрес Евгения Киселева, действующего генерального директора и главного редактора телекомпании, которого журналисты НТВ хотели бы видеть на этом посту и в будущем.

Петр Вайль:

О возможности альтернативного вещания псевдо-НТВ, о чем в четверг шла речь в течение всего дня, мой коллега Дмитрий Волчек побеседовал с руководителем канала ТНТ Павлом Корчагиным:

Дмитрий Волчек:

Господин Корчагин, сейчас вновь появились сведения, которые уже появлялись утром и потом, кажется, были опровергнуты - о том, что готовится альтернативное вещание на частотах НТВ из Останкино силами каких-то других журналистов-штрейкбрехеров - возможно ли вообще организовать такое вещание?

Павел Корчагин:

Отдать сигнал из одной студии, завести его через систему других аппаратных и так далее, не представляет никакой сложности, совершенно. И потом отдать его на башню. Только единственное, если вы ведете речь о АСБ-1, о которой говорилось в информационных программах НТВ - для того, чтобы выходить с информационной программой, студия должна быть соответствующим образом оформлена, подготовлена, в ней должны стоять камеры, они должны работать и так далее, то есть, должна быть сделана подготовительная работа, которая, насколько я понимаю, и была сделана этой ночью

Дмитрий Волчек:

Что вам известно? Сейчас действительно собираются какие-то журналисты? Ведь организовать вещание целого канала из одной студии - ну просто непредставимо?

Павел Корчагин:

Вещание канала из одной студии организовать нельзя. Из одной студии можно организовать вещание одной конкретной передачи, и то - ограниченной по своему хронометражу. Скажем, можно сделать выпуск новостей или выпуск разговорной передачи в жанре ток-шоу, например, но не, разумеется, вещание канала как такового. Вещание канала складывается из огромного количества разножанровых передач, и это довольно сложный процесс

Дмитрий Волчек:

То есть, речь не идет о том, что вот это альтернативное вещание перекроет - ну, мы, конечно, гипотетически говорим, все вещание НТВ, то есть, они могут вклиниваться, как в свое время в 80-е годы "Солидарность" вклинивалась в вещание официального польского телевидения - как-то так, да?

Павел Корчагин:

Все зависит от того, какие ресурсы они будут иметь у себя в руках. Если они будут оперировать программными ресурсами ОРТ и РТР которые достаточно велики, то они, разумеется, могут сделать, наскоро сбитую, но, тем не менее, такую, работающую программную сетку.

Петр Вайль:

В прямом эфире Радио Свобода наш телевизионный обозреватель Анна Качкаева. Я попрошу ее рассказать, что происходило в Останкино, когда туда прибыл в четверг глава "Газпром-Медиа" Альфред Кох:

Анна Качкаева:

Ну, ощущения были такие революционные, потому что Коха сопровождали не менее 30 камер, он вошел в переговорную комнату рядом с кабинетом Евгения Киселева, здесь собрался весь творческий коллектив - кто мог поместиться. Во всяком случае, все известные журналисты сели за "Круглый стол", господин Кох присел в уголочек и предложил начать разговор. Поначалу шел он очень нервно, потому что казалось, что никакого компромисса вообще невозможно достигнуть, потому что он напоминал разговор глухого со слепым, и Кох все время говорил о деньгах и акциях, и настаивал на том, что его не интересует творческий процесс, а журналисты все время говорили о том, что им важно соблюдение редакционной политики, они не хотят работать ни с кем, кроме Евгения Киселева, напомнили слова Владимира Путина о том, что не будет меняться менеджмент компании и руководство компании, творческий коллектив. Но, тем не менее, господин Кох настаивал на том, что он готов обсуждать три проблемы в комплексе: главного редактора, генерального директора и все финансовые вопросы. И долго он объяснял журналистам по поводу непрозрачности компании, рекламных доходов, "брэнда", который был передан из одной компании в другую, рейтингов... Тем не менее, журналисты настаивали: давайте все-таки поговорим о том, что важно для нас: если вы хотите получать прибыль, то вы можете получать ее только вместе с этим коллективом, который работает и выходит в эфир. Здесь опять наступали некие противоречия. Господин Кох говорил: "Вы мы не приносите прибыли, как акционеру, а я должен пользоваться как один из основных акционеров имуществом, и должен этого добиться"...

В общем, этот разговор шел в течение почти двух часов по кругу, и периодически наступали некие эмоциональные взрывы, когда господин Кох говорил о том, что "меня не устраивает генеральный директор Киселев, он мне неподконтролен и корреспондент Мацкявичюс должен понять мою ... боль". Корреспонденты в оживлении и раздражении уходили в коридор, а потом опять возвращались. Весь этот разговор транслировался в нескольких аппаратных, где находились технические работники, операторы и все остальные сотрудники НТВ, которые не были задействованы в эфире, в конце концов, через 3 часа 20 минут вышли на какую-то видимость компромисса. Решено создать согласительную комиссию. Я эти пункты буквально зачитываю, итак: создается согласительная комиссия по 10 человек от каждой стороны. Заседать она начнет уже в пятницу, в 2 часа, в офисе "Медиа-Моста" в Большом Палашевском переулке. Решено что все обсуждаемые вопросы будут обсуждаться только коллективно, и любые принятые решения действительны для всех сторон, и с согласия обеих сторон. После чего сначала Евгений Киселев вышел к журналистам, а потом и господин Кох. В 21.15 в четверг вечером коллектив журналистов НТВ собирается, чтобы выбрать и утвердить коллектив членов согласительной комиссии.

Петр Вайль:

Эта согласительная комиссия должна решить, в конечном счете, кто будет руководить компания НТВ?

Анна Качкаева:

Она должна в комплексе обсуждать все те вопросы, которые были поставлены. Поскольку господин Кох не хочет обсуждать только вопросы редакционной политики и нового руководства - он готов обсуждать все это "в одном флаконе" - финансы, гендиректора и главного редактора. Журналисты согласились с тем, что они готовы это обсуждать, настаивая на том, что их акция протеста продолжается, а, тем не менее, они готовы разговаривать, потому что диалог нужен всем. Да, и я должна привести еще деталь: в течение всех этих почти трех часов господин Кох все время говорил: "Если уж вас так главный редактор не устраивает, давайте, по поводу главного редактора поговорим". У меня было такое ощущение, что, вообще, назначив главного редактора его использовали, готовы были использовать как разменную карту - что вот, если они уберут с должности главного редактора господина Кулистикова, то может тогда коллектив успокоится, и все разрешится. Во всяком случае, у меня осталось ощущение, что это было предметом для торга. Но коллектив не удовлетворился только вот тем, что "оставьте нам нашего главного редактора, которого мы выбрали", и поэтому намерен обсуждать весь комплекс вопросов. Тем более, что в пятницу и в Лондоне начинаются переговоры, и, наверное, со временем предстоит учесть интересы и других акционеров, а не только "Газпром-Медиа".

Петр, еще одно: мы много говорили в четверг о пресловутой студии АСБ-1, где будто бы готовилось альтернативное вещание, и я 8 часов пыталась связаться с кем-нибудь из директората Телевизионно-технического центра, которому принадлежат эти технические студии, аппаратные; наконец, со мной поговорил первый заместитель директора ТТЦ Станислав Прибылов, который сказал, что никаких звонков для подготовки студии для альтернативного вещания не было. С другой стороны, он очень возбужденно говорил о том, что вот, поймали мальчика с перепугу где-то ночью, и он сказал, что его вызвали экстренно, а на самом деле, вызывали дополнительно сотрудников, чтобы установить свет в этой студии, потому что все студии ТТЦ загружены, и ночью в них иногда хранятся декорации, и просто осветителя вызвали перед сменой, и на месяц расписано все расписание... А кто именно арендует студию АСБ-1- он сказал, что это коммерческая тайна, но пообещал, что все-таки поинтересуется: кто же ее арендовал. Поэтому, что происходит в аппаратной АСБ-1 - так до конца и не ясно, если иметь в виду, что нам не будет известен человек или организация, которая арендует ее. Но господин Прибылов сообщил с другой стороны, что возможностей простого выхода в эфир сколько угодно, и с вопросами о том, можно ли отключить сигнал или переключить его, нужно обращаться к руководству Останкинской башни, которое этим занимается, а чтобы начать вещание, скажем, из студии ТТЦ нужен договор, который должен быть заключен, и так далее. Это для прояснения картины по поводу АСБ-1.

Петр Вайль:

Мы не должны забывать, что в холдинг "Медиа-Мост" входят не только телекомпания НТВ, а также и популярная радиостанция "Эхо Москвы", и тоже популярная газета "Сегодня", и еженедельник "Итоги". Вот сотрудники журнала "Итоги" считают события на НТВ сценарием, по которому происходит вообще закрытие свободной прессы в России. "С нами "разбираются", как с политической оппозицией", - заявили сотрудники журнала "Итоги" побывавшему у них нашему корреспонденту Елене Фанайловой:

Елена Фанайлова:

"С журналистами холдинга "Медиа-Мост" государство "разбирается", как с политической оппозицией", - заявил политический обозреватель "Итогов" Дмитрий Пинскер:

Дмитрий Пинскер:

Газпрому как проводнику политического мнения Кремля не нужен оппонент. Для Кремля, для Путина складывается замечательная, очень комфортная политическая обстановка. В стране нет политической оппозиции. Парламент - и нижняя и верхняя палата, правительство полностью под контролем президента и Кремля. Политические партии не решаются уходить в серьезную оппозицию. В первую очередь, например, СПС не решается уходить в оппозицию, боясь потерять то, что они имеют либералов в правительстве, возможность, хотя она более чем призрачная, влиять на политику президента. Мы, как журналисты "Медиа-Моста" выполняли несвойственные и чуждые нам функции политической оппозиции. И в этом действительно наша беда, и с нами разбираются, как разбираются с оппозицией в авторитарном полицейском государстве.

Елена Фанайлова:

Говорит политический обозреватель журнала "Итоги" Александр Гольц:

Александр Гольц:

Более или менее очевидно, что президент и его помощники рассуждают приблизительно таким образом: вот, мы строим рыночную экономику, эти болтуны, паникеры - они мешают. Они стоят у нас на пути. Вот сейчас их приглушим - потом, ну, конечно, когда мы построим процветающее общество - мы обязательно к этому вернемся... Если это так, то это глубочайшее заблуждение. При существующей системе власти в России ликвидировать свободную прессу и журналистику означает, что реформы не будут проведены никогда. Ну и, конечно, безусловно, то, что происходит на НТВ - некая модель поведения власти в отношении всех остальных. Вот здесь, в журнале "Итоги", ждут, когда, сегодня - завтра, послезавтра, может, в понедельник, явятся люди от нашего нового собственника и скажут, что "мы меняем редакционную политику, мы меняем главного редактора", - что, по сути дела, будет означать, что нам всем здесь делать не...

Елена Фанайлова:

О том, как прошла в ожидании непрошеных гостей среда, рассказывает Лев Рубинштейн - литератор, обозреватель журнала "Итоги":

Лев Рубинштейн:

Вчерашний день был каким-то очень нервозным и таким, приближенным к фронтовым условиям, именно потому, что мы увидели на примере как начинает работать такая вялотекущая, ползучая, быстро... Вчера-сегодня вроде ничего не произошло, но ждем. Все ушли ночевать домой, но очень поздно. Потому что вчера просто как-то, в связи с событиями, тот номер, который готовился - его пришлось как бы переделывать, но и было такое несколько всеобщее, возбужденное, даже отчасти приподнятое, как это всегда бывает в таких случаях, как это бывает в окопе - да - такое несколько приподнятое настроение.

Елена Фанайлова:

Больше всего сотрудников журнала оскорбляет предлагаемый им Газпромом статус государственного журналиста. Говорит Лев Рубинштейн:

Лев Рубинштейн:

Я не чувствую возможности работать в какой-либо другой команде. Тем более совершенно не готов работать в государственном учреждении. В этом смысле я не вижу разницы между нынешним государственным учреждением и государственным учреждением при советской власти. Государственное - оно и есть государственное. Я думаю, что разница только в степенях свободы, но мне не нужны степени свободы, мне нужна свобода.

Елена Фанайлова:

Говорит заместитель главного редактора журнала "Итоги" Маша Липман:

Маша Липман:

С приходом Газпрома в состав собственников нашего издательства с нами будут обращаться как с людьми, которые занимают "неправильную позицию", подобно тому, как НТВ занимало "неправильную позицию" - это было большим делом, большой задачей, задачей Кремля, здесь простая задача - мы, по сравнению с НТВ, обладаем относительно очень маленькой аудиторией. Мы решили, что не хотим работать в издательстве, где собственником фактически является государство. Эта позиция для нас совершенно неприемлема. Мне кажется, что это такая простая вещь, что журналист не хочет работать на государство - она такая простая, что про нее как-то очень мало говорят. Кажется, что это совершенно очевидно. Между тем, это не очевидно в российском обществе. И, к сожалению, совсем не очевидно для множества журналистов, которые легко переходят на службу государству. Журналист - либеральная профессия. Либеральная означает, что это - профессия, которая в виде главной ценности рассматривает ценности индивидуума и его свободы. В задачи прессы, не побочным продуктом, а в задачи прессы входит сделать работу власти неуютной, она должна следовать за властью и следить за ней, сообщать о ней обществу.

Елена Фанайлова:

Перевес всего в одну акцию дает возможность генеральному директору издательского дома "Семь дней" вместе с Газпромом планировать смену редактората журнала "Итоги" и его политики.

Петр Вайль:

Ситуация вокруг НТВ вызывает интерес во всем мире. Ее комментируют ведущие газеты и телекомпании мира. Особенный интерес ситуация вызывает в Израиле, потому что среди русскоязычного населения Израиля, очень большого, огромной популярностью пользуется международное вещание НТВ. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Тель-Авиве Виктория Мунблит:

Виктория Мунблит:

В течение первых суток страстей по НТВ израильские политики и СМИ занимали выжидательно-сдержанную позицию. Лишь ведущие русскоязычные газеты Израиля вышли со статьями, в которых журналисты выражали солидарность с журналистами НТВ. Однако, в четверг стало известно, что крупные издания на иврите - до сих пор помещавшие лишь сдержанную информацию о происходящем - намерены в пятницу, когда выходит расширенный номер конца недели, поместить развернутые комментарии событий на российском журналистском поле. Заговорили и политики. С заявлением для прессы выступила депутат Кнессета и глава парламентской фракции "Израиль Ба-Алия" Марина Солодкина, среди прочего сказавшая: "Мы очень обеспокоены всем, что происходит вокруг НТВ. И для этого у нас есть свои основания. Россия является сегодня важнейшим связующим звеном между иудео-христианской и мусульманской цивилизациями. И если страна, выполняющая столь важную геополитическую роль, сойдет с демократического пути развития, то это будет иметь самые трагичные последствия и для нашего региона".

Конгресс русскоязычных журналистов Израиля, еще в мае отправивший письма президентам Клинтону и Путину, где выражалась тревога по поводу начинающегося в России похода против СМИ, в настоящее время собирает подписи под обращением к Международному центру журналистики в Вашингтоне и намерен привлечь внимание коллег со всего мира к судьбе российского телеканала и его сотрудников.

Петр Вайль:

Многолетний деятель правозащитного движения вдова академика Сахарова Елена Боннер находится в Испании, куда она поехала к находящемуся под домашним арестом главе холдинга "Медиа-Мост" Владимиру Гусинскому. Оттуда она сделал заявление, обратилась к журналистам НТВ:

Елена Боннер:

Вчера (в среду) я на Радио Свобода говорила о том, почему я решила лететь сюда - к Гусинскому. В двух словах я повторю: мне кажется, что его личная судьба сейчас в опасности, и он находится, хотя и в бытовых прекрасных условиях, однако, психологически это то же самое, что арест в любом месте России в прошлом. Я всегда ездила к заключенным на свидание, к ссыльным, и считала это выражением поддержки и привлечением внимания к событиям. Но, кроме, так сказать, личной судьбы Гусинского, меня, как и многих в России, серьезно беспокоит судьба свободы прессы и, в частности, судьба НТВ. Я через радиостанцию "Свобода" хочу обратиться к журналистам НТВ. Мне кажется, что от них, от их решения оставаться не только журналистами с высоким профессиональным уровнем, но и гражданами, защищающими свободу прессы, сейчас зависит очень многое - от их личного выбора. И я призываю их действовать, исходя из одного старого диссидентского лозунга: "За вашу и нашу свободу".

XS
SM
MD
LG