Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Парламентские слушания по реформе УПК


Владимир Бабурин, Москва:

В Государственной Думе сегодня прошли парламентские слушания, посвященные реформе УПК России. Первый заместитель председателя Верховного Суда Владимир Радченко считает, что необходимо выработать совершенно новый тип отношений между прокурором и судом, а также новый подход к защите и исследованию доказательств вины подозреваемого, а прокуратура должна превратиться в орган, осуществляющий только уголовное преследование. Председатель думского Комитета по законодательству Павел Крашенинников из фракции СПС отметил, что сейчас есть немало недовольных тем, что в проекте нового Уголовного Кодекса предусмотрено некоторое сужение компетенции правоохранительных органов, прежде всего, прокуратуры, за счет расширения прав судебных органов. Кстати, об этом, в частности, об аресте лишь по решению суда, говорилось и в путинских поправках к Кодексу, которые сначала поступили в Думу, а затем были отозваны:

Павел Крашенинников:

Я то считаю, что поправки нормальные, но там не было решенного организационно-финансового вопроса, там предлагалось его ввести в действие с момента публикации, что, конечно же - вот это право превратилась бы в фикцию, потому что для того, чтобы столько судей найти, нужно время, нужны деньги и так далее. Поэтому возможны были два варианта - либо просто отозвать, либо ввести его в действие с 2002-го года, что, в общем-то, нами и предлагалось. Тогда мы успели бы в бюджете эти деньги "забить". На самом деле очень хорошо, что мы обратили внимание на финансово-хозяйственную вот эту вещь, она вроде как не замечается. Но она очень важная. И вот эти все нормы, безусловно, в новом проекте УПК, который мы рассматриваем на слушаниях, они, конечно же, все есть, и они постольку, поскольку они вообще очевидны, потому что это все вытекает из Конституции.

Владимир Бабурин:

По некоторым положениям ситуация кажется просто безвыходной - порядка полутысячи дел на судью в год, если я не ошибаюсь... Ну, прокуроров чуть больше чем судей, но все равно, приходится чрезвычайно много работать. Каким образом можно сократить это? Выпустить просто людей из тюрем, закрыть дела, как иначе?

Павел Крашенинников:

Сейчас уже немного это делается. Сейчас вот впервые установлен, допустим, срок, когда человек находится уже под судом, и вы знаете, что вступил в силу закон, что если через полгода решение не выносится - должны избрать другую меру пресечения. А что касается вот этого, как вы говорите, кадрового ресурса - конечно, тут в кулуарах прозвучало, что надо просто взять и часть прокуратуры перевести в суд... Такие решения не очень серьезные, правильно, потому что квалификация судей - она просто другая. Я не говорю, что лучше или хуже, но просто другая подготовка, другие знания, и для этого нужно время, и, как мы с вами только что говорили, финансирование, организационное обеспечение.

Владимир Бабурин:

Руководитель другого комитета - по госстроительству - коммунист Анатолий Лукьянов считает, что сегодня вообще нет возможности для реальной судебной реформы:

Анатолий Лукьянов:

У нас сегодня 8 миллионов дел в судах, из них миллион 200 тысяч - уголовные дела, и 16 тысяч судей. Разделите - вы получите 500 дел на судью в год.

Владимир Бабурин:

Возможно, проект нового УПК будет подготовлен к рассмотрению до летних каникул депутатов. Павел Крашенинников назвал предположительно июнь.

XS
SM
MD
LG