Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обвинения Бориса Березовского в адрес ФСБ и их возможные последствия


Программу "Тему недели" ведет Андрей Шарый. Участвуют обозреватели Радио Свобода Андрей Бабицкий и Олег Кусов, и корреспондент РС в Лондоне Наталья Голицына - она беседовала с дипломатическим редактором британской газеты "Таймс" Майклом Биньоном. Приводится опрос населения на улицах Москвы, проведенный Вероникой Боде.

Андрей Шарый:

5 марта живущий в изгнании российский бизнесмен Борис Березовский выполнил свои угрозы и предал гласности свои данные о причастности спецслужб к взрывам жилых домов, послуживших поводом для начала второй чеченской войны. Березовский открыто обвиняет президента России Владимира Путина в том, что тот знал о провокациях ФСБ. Пресс-конференция Березовского в Лондоне и демонстрация там фрагмента документального фильма "Покушение на Россию" вызвали огромный интерес журналистов и общественности. В Лондоне побывал мой коллега Андрей Бабицкий:

Андрей Бабицкий:

Очевидно, что Борис Березовский не сумел в полной мере справиться с той задачей, которую он перед собой поставил. Ему как нельзя лучше удалось привлечь внимание к тем доказательствам, которыми он располагал. Однако, фактически новых фактов, напрямую свидетельствующих о причастности ФСБ к взрывам в Москве и Волгодонске в сентябре 1999-го года Березовскому представить не удалось. Большинство западных СМИ весьма скептически оценили результаты проведенной в Лондоне акции. Значит ли это, что медиа-магната постиг провал и из попытки доказать связь российских спецслужб с терактами ничего не вышло. На мой взгляд - нет.

Фильм, подготовленный французскими журналистами и показанный на пресс-конференции, анализирует уже хорошо известный по публикациям в "Новой газете" материал о так называемых учениях в Рязани, которые якобы были проведены ФСБ. Сама по себе, без дополнительных доказательств, эта история вызывает огромное количество вопросов, ответов на которые нет и по сей день. Вот несколько наиболее ярких моментов. Анонимные сотрудники ФСБ, производившие закладку мешков в подвал жилого дома в Рязани, утверждали, что в них находился сахар, купленный ими на местном рынке. Однако те, кто видел содержимое мешков, в том числе и эксперты, в один голос говорят о том, что вещество даже по цвету и консистенции даже близко не напоминало сахар. Те же сотрудники заявили, что взрывное устройство было в реальности несмонтированным муляжом, которое они просто положили на один из мешков. Свидетели рисуют иную картину. Взрывное устройство находилось внутри надрезанного мешка, из которого торчали провода. Кроме того, и местная милиция, и местные органы безопасности по результатам проведенных экспертиз долгое время были уверены, что им удалось предотвратить настоящую попытку теракта, и эту уверенность первое время не могли поколебать даже заявления директора ФСБ Патрушева о том, что все произошедшее было учениями с целью проверить бдительность граждан. В целом фильм, являющийся киноверсией расследования "Новой газеты" и книги Литвиненко и Фельштинского, посвященной фактически этой же истории, дает убедительное представление о полной несостоятельности официальной версии рязанских событий. Это, конечно же, нельзя назвать прямым доказательством того, что ФСБ взрывало дома в Москве и Волгодонске, но такая гипотеза кажется абсолютно оправданной и объясняющей все странности так называемых учений.

Свидетельство бывшего и.о. директора института "Росконверсвзрывцентр" Никиты Чекулина о том, что его институт закупал в 1999-2000-м годах тонны гексогена и отправлял их различным подложным организациям в российские регионы также сложно назвать прямым доказательством, однако оно дает возможность предположить, что ФСБ могло взрывать все что угодно.

Андрей Шарый:

То, что вы говорите, в общем, во многом соответствует тому, что мне доводилось в последние дни читать в прессе и видеть по телевидению - такое двойственное впечатление осталось от пресс-конференции Березовского. Удалось ему на ваш взгляд, достичь какого-то результата?

Андрей Бабицкий:

Результат, если иметь в виду цели, поставленные Березовским, достигнут все же не был. Именно - доказать, что организатором взрывов было ФСБ Борису Березовскому не удалось. Однако, я бы не назвал это полным провалом. Мне кажется, что Березовский сумел принципиально изменить саму тональность всех разговоров о причастности силовых служб к терактам 1999-го года. Если раньше эта версия была уделом немногих маргиналов и обсуждать ее считалось дурным тоном, то сегодня с легкой руки медиа-магната, она имеет вполне легальное существование. Я думаю, что рано или поздно, а в том, что теперь эта тема будет так или иначе подниматься, я уверен, обществу понадобятся ответы на все поставленные вопросы. Даже с точки зрения обыденной человеческой логики, крайне сложно доверять государству, если предположение о том, что его спецслужбы организуют массовые убийства, уже не кажутся бредом сумасшедшего.

Андрей Шарый:

Андрей, очевидно, что эти вопросы, если и брошены Березовским в российское общество, то часть этого общества, а именно ФСБ, вряд ли собирается на них отвечать. Если я верно интерпретирую слова представителя ФСБ, то они говорят, что не будут отвечать на подобные провокации какими-либо заявлениями или иными акциями. Вообще эта история может иметь продолжение?

Андрей Бабицкий:

Мне кажется - да. По всей вероятности, полностью нейтрализовать те политические силы, которые заинтересованы в продолжении расследования версии о причастности ФСБ к терактам, нынешней власти уже не удастся. Можно воспрепятствовать распространению информации, как это было сделано как раз на минувшей неделе, когда фактически ни один телевизионный канал в России не дал репортажа с пресс-конференции Березовского, но все же поддерживать такой вакуум до бесконечности невозможно. Я думаю, что таким образом можно лишь вызвать повышенный интерес к собранным доказательствам. Я ничуть не сомневаюсь в том, что фильм о взрывах появится на большинстве видеоприлавков и будет пользоваться большой популярностью. Даже если его как-то запретят к открытой продаже, я не очень понимаю, как это можно сделать, он тем более массовыми тиражами пойдет из-под прилавков, уж в этом у бывших советских людей большой опыт. Кроме того, я достаточно серьезно отношусь к заявлениям депутата Сергея Юшенкова, который говорил на этой же пресс-конференции о планах инициировать международное расследование в рамках ЕС. Взорвать ситуацию, как, может быть, он на это рассчитывал, Борис Березовский не смог, но для истины существенно только то, что версия о причастности ФСБ к терактам стала вполне легитимным вопросом, который следует постоянно ставить и добиваться на него ответа.

Андрей Шарый:

Данные, обнародованные Березовским, вызвали самые противоречивые отклики в западной прессе. О том, насколько обоснованны утверждения о причастности ФСБ к взрывам домов, корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына беседовала с дипломатическим редактором британской газеты "Таймс" Майклом Биньоном.

Наталья Голицына:

Господин Биньон, насколько убедительными показались вам аргументы Бориса Березовского, утверждавшего, что взрывы жилых домов в России - дело рук ФСБ?

Майкл Биньон:

Мне не показалось, что ему удалось привести какие-то доказательства, которые могли бы стать убедительными для суда. Никаких новых фактов, доказывающих, что взрывы были делом рук ФСБ, он не привел. Правда, он привел массу косвенных улик, массу заключений экспертов и других свидетельств, обладающих определенным весом. Но на их основе невозможно сделать неопровержимый вывод, что взрывы были совершены людьми, стремившимися облегчить избрание Путина президентом.

Наталья Голицына:

Не кажется ли вам, что в столь сложной ситуации Березовскому очень нелегко собрать убедительные доказательства своей версии?

Майкл Биньон:

Думаю, что сейчас это было бы очень трудно сделать. Наиболее противоречивый инцидент - четвертый по счету. Это - попытка взрыва в Рязани, при этом особенно неубедительно звучит заявление ФСБ о том, что там, якобы, проводились учения и имитация взрыва. На мой взгляд, это очень темное, странное и необъяснимое происшествие. Кроме того, многие улики и документы по этому делу исчезли, и сейчас уже невозможно доказать, что же там происходило в действительности.

Наталья Голицына:

Каковы ваши впечатления от показанного на пресс-конференции французского документального фильма?

Майкл Биньон:

Мне не кажется, что авторам фильма удалось найти и показать что-либо, что не было уже известно и опубликовано. Совершенно очевидно, что им хотелось создать документальный фильм о сенсационном событии. Кроме того, им хотелось максимального паблисити для своего фильма и хотелось создать в нем атмосферу максимальной подозрительности. Однако, не думаю, что они преуспели в демонстрации неопровержимых доказательств того, что именно ФСБ стоит за этими взрывами. В своем фильме они лишь указывают пальцем на подозреваемых. В принципе, этот фильм - неплохой документальный рассказ об этих трагических событиях в России. Он в меру спорен, довольно динамичен, однако, его нельзя назвать абсолютно объективным. Впрочем, авторы прекрасно понимают, что документальный фильм редко бывает объективным.

Наталья Голицына:

Ваше мнение о самой пресс-конференции, если воспринимать ее как часть пиар-кампании Березовского против Путина?

Майкл Биньон:

Самое интересное - это ощущение, что сейчас господин Березовский решил пойти ва-банк в своей атаке на Путина. Ранее он всячески намекал, предполагал и давал понять, что за взрывами домов стоит лично Путин. Сейчас он открыто его обвиняет, другими словами, он сжег за собой все мосты. Он выступает в роли решительного и откровенного противника Владимира Путина. Похоже, он оставил надежду на возвращение в Россию. Конечно, Москва обвинит его, впрочем, уже обвинила - в том, что он использует свои обличения для того, чтобы скрыть, замаскировать собственную поддержку чеченских боевиков, по крайней мере, свои финансовые отношения с ними в период своего вхождения в правительство. Странно, что Березовский так долг ждал, чтобы огласить свои улики и свидетельства. Со времени этих событий много воды уже утекло.

Андрей Шарый:

Допускаете ли вы, что российские спецслужбы могут быть причастны к взрывам жилых домов в Москве и Волгодонске в 1999-м году? С таким вопросом к прохожим на улицах Москвы обратилась наш корреспондент Вероника Боде:

Мужчина:

Конечно, допускаю. Любой взрыв или какой-то теракт - это могут делать как террористы, так и специалисты. А так, спецслужбы являются специалистами - в целях государственной нужды и важности они могут это сделать.

Женщина:

Я думаю, что нет. Я просто как-то верю в наши спецслужбы, никаким сомнениям не подвергаю именно этот вопрос.

Мужчина:

Все может быть. Потому что это кому-то выгодно, кто выше нас. Просто, чтобы отвлечь людей. Взрывы домов же были как бы к выборам ближе. Поэтому людей, чтобы отвлечь от проблем, которые есть...

Женщина:

У меня этого в голове не было даже. Вроде они нас должны защищать.

Мужчина:

Конечно. Потому что это такая служба, которая... Это государство в государстве, поэтому... Они творят все годы, что хотят. Потому что возможен же все-таки распад России на отдельные государства по национальному признаку. Чтобы, не дай Бог, этого не случилось - на всякий случай давайте траханем, а потом свалим все на чеченцев.

Женщина:

Я думаю, что да. Потому что порядка нет, никто не смотрит за этим, не следит. Значит, государству так удобно, выгодно.

Мужчина:

Вполне, потому что российские спецслужбы - на мой взгляд, сейчас в них проникли так называемые представители демократов, которые не постоят ни за чем, чтобы удержаться у власти. Элементарно. Потому что в случае чего будет повод ввести особое положение и будет повторение 1993-го года.

Женщина:

Не хочется верить в это. Ну, тогда уж совсем - во что верить?

Мужчина:

Думаю, что нет. Если можно было бы предположить одного-двух, кто-то неугодный по каким-то причинам, но невинных людей - это не в силе все-таки служб.

Женщина:

Раз Березовский говорит, что причастны - значит, нет. Березовский у меня не вызывает доверия.

Мужчина:

Вполне. Иначе бы не раздували шумихи по поводу этих взрывов.

Женщина:

Могло ли такое быть - я думаю, что могло, зная нашу милицию и наши спецслужбы, а вот в стране надо, вот этот какой-то непорядок, недоверие к власти, наверное, за этим.

Мужчина:

Отрицаю. Примитивны такие обвинения. У каждого есть семьи и каждого могут достать. Если бы так было, семьи могли бы найти пути отмщения этим людям. То есть, это делали не наши люди. Ну, кто-то делал, кому выгодна напряженность и антикавказские настроения, но это не спецслужбы делали.

Женщина:

Нет. По-моему, те времена уже прошли, когда спецслужбы принимали участие во всех теракциях, так скажем.

Мужчина:

Не думаю. У нас много террористов-москвичей, и у нас вот эти преступные группы - это террористы, это я вам говорю точно.

Мужчина:

Нет, конечно. Быть ненормальным надо, чтобы это делать, и зачем это делать?

Женщина:

Может быть, когда речь идет о сложной политической ситуации - тут вообще, мне кажется, все меры, как говорят, могут быть использованы. Отвлечь внимание населения, создать прецедент, чтобы именно вокруг этого шли какие-то разговоры. От главного увести.

Мужчина:

Думаю, что нет. Я знаю, что российские спецслужбы не любят свой народ, но не думаю, что это настолько. В России вообще никто не любит свой народ, ни правительство, ни третье сословие, ни парламент. Все гребут под себя. Я в этом абсолютно уверен. Но не думаю, что настолько, чтобы взрывать свой собственный народ в собственных постелях, это уже из ряда вон выходящее.

Женщина:

Не допускаю. Это слишком ужасно. Спецслужбы - на то и спецслужбы, чтобы стоять на защите своих соотечественников, а не взрывать дома.

Мужчина:

Нет. Кроме Березовского никто не говорит. Если бы какой-нибудь авторитет бы сказал, человек бы авторитетный - еще можно было бы поверить.

Женщина:

Нет. Я думаю, что это чеченцы, что это Северный Кавказ.

Мужчина:

Запросто. Доверия к ним никакого нет. Ну, они бездельничают, им же надо чем-то придумать что-то, чтобы работать, вот и все.

Андрей Шарый:

Спецслужбы не комментируют последние заявления Березовского, однако, не оставляют его в покое. В тот же день, когда Березовский проводил в Лондоне свою пресс-конференцию, Генеральная прокуратура России сообщила о наличии свидетельских показаний о причастности Бориса Березовского к подготовке похода чеченских вооруженных формирований на Дагестан летом 1999-го года. Согласно свидетельским показаниям, Борис Березовский финансировал закупку оружия для отрядов Шамиля Басаева и Хаттаба. Рассказывает Олег Кусов:

Олег Кусов:

Генеральная прокуратура обнародовала показания свидетелей о связях Бориса Березовского и лидеров Ичкерии. В данном случае речь идет о тесном сотрудничестве, результатом которого, якобы, стали похищения людей, закупка оружия и подготовка дагестанского военного похода. Генпрокуратура дала понять, что располагает видеозаписями хорошо осведомленных в делах Березовского людей. Но особняком в этом ряду стоит обвинение Березовского в похищении в конце 1998-го года в грозненском аэропорту генерала МВД России Геннадия Шпигуна. По показаниям свидетелей, генералу Шпигуну были известны взаимодействия вице-президента Ичкерии Вахи Арсанова, премьер-министра Ичкерии Басаева и вице-премьера Удугова в бизнесе по похищению людей. Свидетели, имена которых не разглашаются, утверждают, что Геннадий Шпигун был нейтрализован по просьбе Бориса Березовского. Вся эта информация была выплеснута Генпрокуратурой в день попытки Березовского разоблачить ФСБ в деле о взрыве жилых домов в Москве и Волгодонске. Генеральная прокуратура сделала вид, что получила данные сведения не так давно. Между тем, Борис Березовский не скрывал своих связей с лидерами Ичкерии. В апреле 2000-го года Березовский заявил в интервью журналу "Штерн", что власти республики советуются с ним по главным стратегическим вопросам. Весной 1999-го года, если верить Борису Березовскому, руководители чеченских формирований делились с ним планами вторжения в Дагестан, но Борис Абрамович, якобы, указал им на ошибочность этих намерений. Тем не менее, война в Дагестане началась в августе 1999-го года и стала прологом второй чеченской кампании.

Президент Ичкерии Аслан Масхадов три года назад в интервью газете "Монд" заявил, что Березовский оказывает финансовую помощь Шамилю Басаеву и Мовлади Удугову. Финансировал Березовский, якобы, и независимый чеченский телеканал "Кавказ", который находился в оппозиции президенту Масхадову. Руководство МВД России в апреле 1999-го года отмахнулось от сообщения главы следственного управления Службы национальной безопасности Ичкерии Ахматханова о том, что его служба располагает данными о причастности Березовского к похищению Шпигуна.

Все эти заявления, безусловно, требуют доказательств. Но создается впечатление, что эти показания Генеральная прокуратура и ФСБ не намерены использовать в суде. Скорее всего, о них бы и не вспомнили в Москве, не надумай Березовский демонстрировать в Лондоне свой фильм. На практике следственная информация опять служит инструментом давления в политической игре. Безусловно, важен вопрос, на самом ли деле Березовский, находясь в ближайшем окружении президента России, финансировал чеченские формирования и организовывал похищения людей. Теперь эти обвинения потребуют, как минимум, опровержения со стороны Березовского. Но не менее страшно, что правоохранительные органы России игнорировали показания в свое время, фактически скрывали, оставляли их не доказанными и не опровергнутыми. Эти действия тоже можно назвать государственным преступлением.

Андрей Шарый:

В завершение этой темы я тоже хотел сказать бы несколько слов. Я внимательно целиком посмотрел весь фильм "Покушение на Россию" и прочитал за последние дни, наверное, несколько десятков публикаций на темы, связанные с обвинениями Березовского. И вот мое впечатление: факты о вовлеченности ФСБ в трагические события 1999-го года, обнародованные Березовским, достаточно серьезны для того, чтобы, с одной стороны стать поводом для широкой общественной дискуссии, а с другой стороны - поводом для серьезного расследования со стороны правоохранительных органов. Беда России состоит в том, что ни один центральный телевизионный канал фильм "Покушение на Россию" не покажет, и ни один прокурор дела по обнародованным фактам не возбудит.

XS
SM
MD
LG