Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вручение повесток Олегу Калугину и Александру Литвиненко


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют: генерал КГБ в отставке Олег Калугин, бывший сотрудник ФСБ России Александр Литвиненко, бывший резидент КГБ в Лондоне Олег Гордиевский - с ними беседовали корреспонденты Радио Свобода Владимир Абаринов и Наталья Голиццына; российский адвокат Борис Кузнецов; депутат Государственной Думы России, сопредседатель движения "Либеральная Россия" Виктор Похмелкин.

Андрей Шароградский:

Генерал КГБ в отставке Олег Калугин, как известно, публично отказался являться в следственное управление ФСБ по повестке, которую ему вручили сотрудники консульского отдела посольства России в США. Калугин считает, что в России возрождаются органы безопасности советского образца и не рассчитывает на справедливую судебную процедуру. С Олегом Калугиным беседовал корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов:

Олег Калугин должен был явиться к следователю по особо важным делам майору Поспелову в качестве обвиняемого в четверг в 10 часов утра. Он не знает, в чем его обвиняют, но предполагает, что вызов может быть связан с тем, что в фильме Бориса Березовского "Покушение на Россию" имеется фрагмент его интервью:

Олег Калугин:

В этом фильме, кстати, я его не видел, но мне сказали, что есть небольшой фрагмент, связанный с моим выступлением на НТВ где-то пару лет назад, где я высказал мысль, что - при всей чудовищности самой мысли я не исключаю, что это могло быть, потому что сейчас криминализированные и приватизированные, если хотите, службы безопасности могут пойти на любое преступление, на убийство людей по заказу и на организацию взрывов, руководствуясь при этом финансовыми соображениями, или действуя по указке деятелей, которые заинтересованы в решении каких-то крупных политических вопросов.

Владимир Абаринов:

Олег Калугин не считает себя ни перебежчиком, ни предателем. По его словам, вопреки утверждениям представителей Службы внешней разведки России он получил вид на жительство в США не по политическим мотивам:

Олег Калугин:

Нет, нет, я просто приехал сюда в 1995-м году, в конце, как консультант "ATNT" на три года по контракту, и я тогда обратился за "зеленой картой", и вот тогда была эпопея, потому что тут возражало ЦРУ, еще кто-то и пресса. Например, газета "Вашингтон Таймс" посвятила мне даже передовую статью, которая была озаглавлена: "Нет "зеленой карты" красному шпиону". Но, тем не менее, я все-таки "зеленую карту" получил, это был 1998-й год. Я гражданин России, я уехал туда добровольно. Я получаю до сих пор пенсию КГБ.

Владимир Абаринов:

Олег Калугин не собирается реагировать на вызов следственного управления. Он полагает, что российское правосудие не в состоянии гарантировать обвиняемому соблюдение процессуальных норм:

Олег Калугин:

Какая же юстиция в России?! Это тебя посадят на два года для допроса, через два года тебя выпустят инвалидом и скажут: "Извините, мы ошиблись". Такие же случаи регулярно бывают. До сих пор Пасько еще под судом. Сутягина не выпускают под залог. Российской юстиции не существует, это липа, это советская юстиция, есть несколько судей, правда, я знаю некоторых по именам, и высоких, но они находятся пока в плену, судебная система не стала независимой, это еще по-прежнему часть советской исполнительной власти. Какая может быть в России справедливость?! Потом, зачем мне Россия нужна? Зачем мне отвечать на их дурацкие обвинения? Хватит заниматься - фарс, фарс и больше ничего.

Владимир Абаринов:

По мнению Олега Калугина, причиной новой попытки российских властей привлечь его к уголовной ответственности стало возрождение спецслужб в том виде, в каком они существовали при советской власти:

Олег Калугин:

После прихода Путина к власти, в России явственно наблюдается тенденция к реанимации старых советских кагэбешных замашек и неудивительно - ведь КГБ сидит сегодня в Кремле. Эти люди принесли с собой во власть менталитет КГБ СССР.

Владимир Абаринов:

Будучи хорошо знаком с методами учреждения, которому он обязан своей карьерой, господин Калугин не исключает, что ФСБ не ограничится повесткой:

Олег Калугин:

Речь идет не о секретах. Речь идет о подноготной организации, которая была во много раз хуже гестапо, лживая, криминальная организация под названием КГБ. Причем они будут действовать с помощью криминальных элементов, которых навалом, и в России, и за границей тоже, в том числе и в Америке есть, но у меня есть свои способы защиты, и я думаю, что эти способы будут достаточно эффективными.

Андрей Шароградский:

В России главной причиной вызова в прокуратуру Олега Калугина называют тот факт, что в свое время он дал показания против Джорджа Трофимова (Трофимофф), осужденного по обвинению в шпионаже в пользу СССР и России. Бывший адвокат Калугина Борис Кузнецов считает, что отставной генерал не должен был этого делать, в то же время, он полагает, что с юридической точки зрения вызов, направленный Калугину, не выдерживает никакой критики:

Борис Кузнецов:

Как известно, Калугин выступал свидетелем по делу Трофимова (Трофимофф). На основании, в том числе, его показаний Трофимофф был признан виновным в шпионаже в пользу Советского Союза и приговорен к пожизненному тюремному заключению. Калугин, как бывший офицер КГБ, Первого главка, по его собственным показаниям, был знаком и встречался с Трофимовым как с агентом нашей разведки. И об этом он сообщил американскому суду. С моей точки зрения, в действиях Калугина содержится состав преступления, предусмотренный статье 275-й Уголовного кодекса Российской Федерации "государственная измена", которая выражается в передаче сведений, составляющих государственную тайну. Поэтому предъявление обвинения, возбуждение уголовного дела и вынесение постановления о предъявлении обвинения, с моей точки зрения являются абсолютно правомерными. Я считаю, что Калугин совершил поступок, как минимум, некрасивый. Я не судья, не прокурор, но я вынужден сказать, что при этой ситуации я с Олегом Даниловичем на одном гектаре чай пить не сяду. Я считаю, что это грубое нарушение норм этики оперативного работника, если он допускает случай расшифровки, даже неумышленную, неосторожную расшифровку агентуры. "Сдавать" же людей - это дурно. Калугин сам сделал свой выбор. И с точки зрения правоохранительных органов России действия правомерные, но, как всегда в таких случаях, все делается через известное всем место. В чем это выражается? Во-первых, наивно думать, что Калугин приедет сам. Еще более наивно думать, что Соединенные Штаты Америки его выдадут, тем более, что у нас нет с США договора о выдаче, об экстрадиции? На что рассчитывала ФСБ, объявив и публично в руки вручив ему повестку? Вместо того, чтобы тихо подождать, пока Калугин появится в какой-нибудь стране, где его можно было бы достать, где могли бы его выдать. Второе, Калугин автоматически подпадает об американский закон о защите свидетелей. И третье, я думаю, что он обратится за политическим убежищем, потому что, если с точки зрения российского законодательства здесь речь идет о совершении уголовного преступления, то с точки зрения американцев и с точки зрения самого Калугина, о чем он заявил, это политическое преследование

Андрей Шароградский:

Виктор Валерьевич, вопрос к вам. Калугин имел, так скажем, моральное право давать показания против агента советской разведки?

Виктор Похмелкин:

Вы знаете, мне странно от Бориса Кузнецова слышать, уважаемого мной адвоката, подобного рода оценки. Все-таки в нашей стране никто еще не отменял презумпцию невиновности, и, не разобравшись во всех обстоятельствах этого дела: при каких условиях были даны эти показания, были ли они даны вообще, какие это имело последствия, я воздержусь от оценки, я считаю неэтичным оценивать поведение Калугина в этой ситуации. Это должно стать предметом специального расследования, судебного разбирательства. Вообще странно слышать подобную оценку от адвоката. В целом, конечно, если говорить об абстрактном поведении, конечно, я считаю, что есть профессиональная этика разведчиков, как минимум. И не зависимо от того, какими политическими убеждениями они обладают, этой этики должны придерживаться. Здесь спорить трудно. Но прав Олег Калугин и в одном, что, конечно, государство, которое преследует за государственные преступления своих граждан, должно обладать высоким уровнем доверия у своих избирателей, у своих граждан. Вот о таком доверии сегодня, говорить, конечно, не приходится ни в отношении суда, ни, тем более, в отношении спецслужб, которые сейчас это расследование и уголовное преследование и затевают.

Андрей Шароградский:

Теперь о другой повестке: бывшему сотруднику ФСБ России Александру Литвиненко, находящемуся в Лондоне и попросившему политического убежища в Великобритании, сотрудники российского посольства на минувшей неделе пытались вручить повестку с вызовом на допрос. В российской печати сообщается, что Литвиненко обвиняется в превышении должностных полномочий, должностном подлоге, а также в хищении и незаконном хранении боеприпасов. Лондонский корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына связалась с Александром Литвиненко, чтобы выяснить, с чем он связывает внимание ФСБ к своей персоне:

Александр Литвиненко:

Я думаю, это связано с книгой, которую мы написали вместе с Фельштинским, и выходом фильма по этой книге - "Покушение на Россию".

Наталья Голицына:

Усматриваете ли вы какую-либо связь между вашим вызовом на допрос в Москву и вызовом Олега Калугина?

Александр Литвиненко:

Я с Олегом Калугиным лично не знаком, никогда вместе с ним не работал. Я думаю, единственное, что нас сейчас объединяет с Калугиным, это то, что фильм, снятый французскими тележурналистами - "Покушение на Россию" - сделан по книге, и Калугин в этом фильме дает интервью.

Наталья Голицына:

Вы заявили о своем согласии сотрудничать с независимой комиссией, которая организована Сергеем Юшенковым. Вы намерены предоставить какие-то новые доказательства?

Александр Литвиненко:

Да, я имею доказательства, прямые и косвенные, о том, что ФСБ участвовало в минировании дома в Рязани и в террористических актах в сентябре 1999-го года.

Наталья Голицына:

А как вы намерены опубликовать эти новые доказательства?

Александр Литвиненко:

Это доказательства я представлю комиссии, в которую, я надеюсь, войдут юристы, правозащитники, люди, которые всей своей жизнью подтвердили, что у них есть совесть, и они не пойдут ни на какие компромиссы.

Наталья Голицына:

А вы не могли бы подробнее рассказать о том, как вам вручали эту повестку?

Александр Литвиненко:

Я никакой повестки не получал, ко мне пришли двое в прошлый четверг, вечером, уже когда было темно, меня не было дома. Жена их не пустила в квартиру. Позже еще пришел человек, на следующий день в 8:30 утра.

Наталья Голицына:

А как эти люди представлялись?

Александр Литвиненко:

В четверг они не представились - сказали, что из посольства российского, а в пятницу утром человек представился, назвав себя вице-консулом российского посольства господином Кировым.

Наталья Голицына:

И что он хотел?

Александр Литвиненко:

Он меня разыскивал и говорил, что хочет вручить какой-то пакет, но жена такого человека не знала, предварительной договоренности о встрече не было, естественно, она дверь не открыла, тем более, что в последнее время мне неоднократно высказывали угрозы физической расправы.

Наталья Голицына:

На каком основании вы сделали вывод, что это была повестка?

Александр Литвиненко:

Об этом я узнал из средств массовой информации.

Наталья Голицына:

Господин Литвиненко, как вы прогнозируете дальнейшие действия ФСБ и возможность заочного суда над вами?

Александр Литвиненко:

Вы знаете, вообще-то я девять месяцев отсидел в тюрьме, выиграл два уголовных дела. Меня признали невиновным дважды, и передо мной никто не извинился. И вообще, я считаю, какое они имеют право в настоящее время меня трогать после всего этого? Я могу объяснить, почему они это делают - потому что уже в течение нескольких последних лет мне пытаются заткнуть рот. Почему они это делают? Потому, что я имею доказательства преступной деятельности руководства ФСБ, в том числе и террористической деятельности.

Наталья Голицына:

Тем не менее, как вы полагаете, что произойдет в ближайшем будущем?

Александр Литвиненко:

Я не знаю, что может произойти. Я сегодня прочитал в средствах массовой информации, что Верховный суд уже решил, что меня будут судить, они уже решили, что меня осудят. Из опыта прошлых лет можно предположить, что, может быть, какие-то группы будут засланы куда-нибудь для приведения этого приговора в исполнение, я не знаю, что они будут делать дальше.

Андрей Шароградский:

Действия ФСБ в отношении Калугина и Литвиненко Наталья Голицына попросила прокомментировать бывшего резидента советской разведки в Лондоне Олега Гордиевского:

Наталья Голицына:

Господин Гордиевский, как вы полагаете, не связано ли нынешнее преследование Калугина и Литвиненко с какими-то изменениями в практике ФСБ?

Олег Гордиевский:

Главная причина преследования Литвиненко и Калугина, конечно же, не изменения в практике.., а ненависть, чувство горечи и чувство мести тем работникам КГБ, которые стали критиковать свое КГБ, - это главная причина. Но что касается формального и юридического аспектов этого вопроса, то, возможно, да. Новый УПК Российской Федерации будет, вроде бы, против вынесения заочных приговоров. Значит, сейчас - последний шанс судить заочно Литвиненко и Калугина. Вынести какой-то приговор, а потом преследовать их и добиваться их унижения, и досаждать их семьям на основе этого приговора.

Наталья Голицына:

Заочные приговоры - это ведь из практики КГБ? Она широко применялась в советские времена.

Олег Гордиевский:

Да, заочные приговоры - это старая история КГБ. На основании заочных приговоров, негласных, истреблялись перебежчики из КГБ и ГРУ, перебежчики из Народного комиссариата иностранных дел, потом, в 40-50-е годы, были покушения на эмигрантов. Был убит Степан Бандера - глава националистической эмиграции. Тот же самый генерал КГБ Судоплатов в еще более молодом возрасте, в 1938-м году убил генерала Евгения Коновальца в Роттердаме. Потом был убит известный работник ГРУ и КГБ Кривицкий - в 1937-м году. Сам же Троцкий, в конце концов, бывший организатор октябрьского переворота, был убит в Мексике в 1940-м году. В 1978-м году на основании неизвестно какого приговора, наверное, болгарского, но с помощью КГБ, был убит болгарский журналист, сотрудник "Би-би-си" Георгий Марков - в центре Лондона, в 1978-м году. Сейчас в США, Германии, в Великобритании находится примерно 20 человек, которые приговорены заочно к смертной казни. Вот стоит вопрос - это новое демократическое российское государство, или это старый Советский Союз, который преследует людей, которых по идеологическим причинам осудили на смертную казнь 10-15-20 лет назад?

Наталья Голицына:

Как вы полагаете, это простое совпадение, что и Калугина, и Литвиненко ФСБ приглашает в Москву?

Олег Гордиевский:

Совпадение, конечно, в том, что оба человека, и Калугин и Литвиненко, - объекты ненависти, возмущения, зависти со стороны структур бывшего КГБ. Причем именно за последнее время, потому что Литвиненко рассказал о взрывах домов в России и о попытках убить Бориса Березовского. Калугин, как известно, выступил в фильме, который был сделан французскими документалистами при помощи разных российских представителей, который разоблачает действия ФСБ в этих взрывах жилых домов в России. И поэтому Литвиненко и Калугин оказались в одной компании. Хотя компания ненависти и преследования в отношении Олега Калугина велась уже в течении пяти-шести-семи лет. Прежде всего, потому, что он был первым и самым авторитетным критиком КГБ, худших вещей в КГБ, критику, которую он начал еще в 1987-м, в 1988-м, в 1989-м году. А в 1991-м он был рядом с Ельциным, стоял у Белого Дома и был основателем новой Российской республики.

Андрей Шароградский:

Я вновь обращаюсь к Виктору Похмелкину. Виктор Валерьевич, Александр Литвиненко считает, что возобновление уголовного дела против него связано с показом фильма "Покушение на Россию", авторы которого обвиняют российские спецслужбы в организации взрывов жилых домов в российских городах осенью 1999-го года. Такое же предположение высказал и Олег Калугин - вы согласны?

Виктор Похмелкин:

Ну, это есть такие очень странные совпадения. Стоит только человеку начать критиковать КГБ, ФСБ или власть вообще, как сразу же возбуждается уголовное дело и начинается уголовное преследование этого человека. Стоит показать этот фильм, скажем, в городе Перми, как после показа один из организаторов его, активист движения "Либеральная Россия" Александр Костырев в подъезде жестоко избивается, железными прутьями по голове. То есть, совпадения все очень странные и, конечно, случайными их назвать я не могу. Я опять же не хочу вдаваться в историю дела Литвиненко. Это вопрос правосудия. Но то, что его преследуют сейчас не только и не столько за те деяния, которые ему инкриминируются, а за его политическую деятельность, его критику - для меня совершенно очевидно. Это просто показывает, с одной стороны, слабость нынешней власти и, прежде всего, спецслужб, которые опускаются до подобного рода мести, а с другой стороны, не все значит чисто, раз в ответ на критику, так сказать, на слова, выдвигаются не такие же слова, не аргументы, не доводы, а ордера на арест, вызовы на допрос или, еще того хуже, какие-то насильственные акции, угрозы и так далее. Так что мне представляется, что серьезные основания для обвинений в адрес ФСБ у Александра Литвиненко, безусловно, есть.

Андрей Шароградский:

Вот фильм, о котором мы говорим, создан при прямой поддержке движения "Либеральная Россия" и привезен в страну его лидерами. Теперь это движение на своем субботнем съезде собирается преобразоваться в политическую партию - зачем?

Виктор Похмелкин:

Мы просто поняли, что кроме нас, кроме нашей политической организации никто сейчас не будет последовательно отстаивать либеральные ценности, приоритет прав и свобод человека, общественный контроль над государством, и в том числе над силовой и правоохранительной деятельностью государства, и закон о партиях к сожалению не позволяет существовать политической организации в иной форме ,кроме как политической партии. Поскольку мы поставили себе задачу прихода к власти в нашей стране, смену того бюрократического режима, который сформировался к настоящему времени, то это неизбежно предполагает формирование политической партии со всеми ее атрибутами, которые предусмотрены действующим законодательством.

Андрей Шароградский:

Виктор Валерьевич, вы - сопредседатель движения "Либеральная Россия", но я думаю вы согласитесь с тем, что движение "Либеральная Россия" ассоциируется прежде всего с именем Бориса Березовского, который в российском обществе особой популярностью не пользуется - это вас не смущает?

Виктор Похмелкин:

К сожалению, в стране слишком мало людей известных, которые пользовались бы большой популярностью. Если посмотреть на тех, кто стоит за СПС или даже за "Единой Россией" - нельзя сказать, что это люди очень популярные. Проблема-то в другом. Борис Березовский, кстати, вступил в "Либеральную Россию" позже, чем мы ее основали - Сергей Юшенков, я, Борис Золотухин и много других людей. Дело в том что, к сожалению, без серьезной финансовой поддержки большие политические задачи сегодня решить невозможно. А вот в условиях того режима, который сформировался сегодня - нет среднего класса, который мог бы на свои средства в совокупности содержать партию, выражающую его интересы. Вот и приходится, так сказать, привлекать в качестве союзников на данном этапе тех людей, которые разделяют наши цели и задачи, вместе с тем имеют какие-то ресурсы для помощи. Борис Березовский, надо признать, конечно же, один из основателей того режима, который сегодня сформировался, но по тем или иными причинам, я не хочу сейчас вдаваться в его мотивацию, это дело личное, он, так сказать, осознал, что этот режим требует все-таки существенного изменения и единственной альтернативой этому режиму может быть либеральный курс, либеральная программа, либеральная идеология. Он готов помогать нашей партии, активно включился в процесс политической деятельности в рамках "Либеральной России". Хочется верить, что этот союз стратегический, но даже если он носит тактический, временный характер, тем не менее, я полагаю, что, чтобы быть сильными, мы не хотим и не можем от него отказываться, и честно об этом заявляем. Мы не прячем своих союзников, в отличие от многих других политических партий.

XS
SM
MD
LG