Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Думу поставили на место

  • Савик Шустер

Программу ведет Савик Шустер. В ней участвуют: депутат Государственной Думы Владимир Рыжков, ведущий программы Радио Свобода "Выборы" Михаил Соколов, корреспондент Радио Свобода в Туве Александр Филатенко.

Савик Шустер:

Итак, вотум недоверия правительству в Государственной Думе - что произошло, как произошло, и какие будем извлекать из этого уроки?

Михаил Соколов:

Я бы сказал, что с точки зрения, например, официальной российской телепропаганды вообще ничего не произошло, и все произошло точно так, как все и обещалось. То есть, правительство на месте, вотум недоверия не состоялся, коммунисты побеждены, разгромлены, "Единство", соответственно, мудрой тактикой запутало всех, к нему, как утверждается, примкнули все прогрессивные, реформистские силы, которые, правда, "Единству" почему-то в союзники не очень были нужны, и вообще все получилось замечательно. Если, конечно, так широко посмотреть, то вроде так оно и выходит. Но если поискать в деталях, где, как известно, прячется дьявол, то все не так уж и красиво. Все-таки, результат 127 против - "за" вотум недоверия правительству - это не слишком много, в общем, то, что и предсказывалось - коммунисты должны были получить поддержку 130-140 депутатов. А вот результат: 76 членов Думы, которые, собственно, голосовали за то, чтобы этого вотума не было - в поддержку правительства - это, конечно, очень мало, и я думаю, что премьер-министру Касьянову, несмотря на все объяснения тонкой тактики "Единства", которое не участвовало в голосовании, как и большая часть группы "Народный депутат" и ЛДПР, в общем, наверное, обидно получить такую цифру. Ведь полностью его поддержали только СПС, несмотря на очень жесткую критику за медленное проведение реформ, и часть "Народного депутата", чей лидер - Геннадий Райков - фактически единственный в Думе, кто однозначно поддержал правительство Михаила Касьянова, поскольку лидер "Единства" Борис Грызлов, по-моему, просто поразил весь парламент, просто отказавшись от выступления в поддержку премьер-министра.

Если же взять как бы эту странную консолидацию неголосующих, то получается, что не голосовали они по совершенно разным причинам. То есть, "Единство" заявило, что оно "не участвует в фарсе"; ОВР Евгения Примакова также заявило, что им неприятно участвовать в каком-то политическом спектакле, но в кулуарных разговорах звучала очень сильная обида на то, что Михаил Касьянов не пришел на заседание. То есть, еще вчера ОВР было готово проголосовать за правительство, несмотря на определенные претензии к нему. То есть, 40 голосов, которые не получил Касьянов, можно записать совершенно точно на счет тех самых умных советников правительства и премьера, которые посоветовали ему не приходить в Думу. Кстати, это, собственно, расстроило не только лидеров ОВР, но претензия была высказана и СПС. Наверное, Борису Немцову было неприятно выступать и все-таки просить депутатов голосовать за правительство перед пустой правительственной ложей. Наконец, не участвовало в голосовании "Яблоко", которое критически оценивает действия правительства, в отличие от "Единства", и как раз не захотело полностью поддерживать правительства, но не захотело и поддерживать коммунистов - такой "вооруженный нейтралитет". Так что, в общем, надо сказать, что консолидация на почве такого неучастия в голосовании очень странная, и еще раз говорю, что, наверное, в глазах президента теперь разнообразные лукавые царедворцы смогут представить такой результат как то, что премьер не пользуется стопроцентной поддержкой Думы, если даже так, достаточно двусмысленно, ведут себя проправительственные фракции.

Савик Шустер:

Владимир Рыжков - удивительно поведение фракции "Единства", которое все же является открыто пропрезидентской партией, и главные советники этой партии в администрации президента - это как бы секрет Полишинеля. Поначалу "Единство" было готово голосовать за недоверие, чтобы были новые выборы - тогда они их выиграют, и коммунистов вообще не будет, никого не будет, будут только они - потом внезапно они сказали, что это великолепный маневр, что они просто всей стране доказали, кто такие коммунисты, и в итоге не голосовали. Так вот, такое ощущение, что это, в самом деле, какой-то фарс, но со стороны не коммунистов, а "Единства" - как вы объясняете ход мыслей людей, которые определяют стратегию пропрезидентской партии?

Владимир Рыжков:

Для меня здесь нет никакой загадки. Мне кажется, что просто Кремль, который, безусловно, стоял за всеми вывертами "Единства" рассматривает политику как игру политтехнологов. "А давайте попробуем так, а давайте вбросим вот это, а как отреагирует Дума, а как отреагирует общество?.."

Савик Шустер:

А цель какая?

Владимир Рыжков:

Вот, я сейчас попробую объяснить. Вообще все началось в январе, когда правительство продемонстрировало полный разброд и шатание в связи с внешним долгом. Тогда был спущен крючок всего этого кризиса. Первыми, как и полагается, на эту растерянность отреагировали коммунисты, они почувствовали, что настало время напомнить, что коммунисты - это оппозиция, и стали собирать подписи. И в тот же день, когда они стали собирать подписи, Борис Грызлов заявил, что это авантюра и глупость, и что "Единство" будет солидарно голосовать против вотума недоверия. (Это все есть в сообщениях агентств, это все было не далее, как 3-4 недели назад). Проходит еще некоторое время, и Грызлов, который находится в Берлине, и Клинцевич, который находится в Москве, заявляют прямо противоположное: нет, мы решили теперь голосовать за вотум недоверия, но не потому, что правительство плохое, а потому что правительство хорошее, а Дума плохая, поэтому надо ее разогнать, провести новые выборы, там будет много "медведей", и все будет замечательно...

Спустя еще одну неделю тот же самый Грызлов вновь делает прямо противоположное заявление: он говорит: нет, все-таки мы не будем голосовать за недоверие правительству, а мы вообще не будем участвовать в этом фарсе, потому что это -фарс... Естественно, в любой развитой политической системе после таких вывертов партия просто перестала бы существовать. Эти номера могут проходить только у нас, потому что у нас почти все проходит. Логика авторов этих сложных комбинаций, по-моему, была совершенно простая: власть действительно катастрофически боится того, что ее рейтинг начнет падать, что в стране начнутся трудности, не за горами очередная зима и очередные выплаты Парижскому Клубу, и Дума в ее нынешнем составе может выйти из-под контроля. (Кстати, признаки уже есть. Вот Совет Федерации поддержал закон о бюджете. Но ведь прошел он не в версии правительства, а в значительно отличающейся версии. Во-первых, Дума дописала 30 миллиардов дополнительных доходов, которых не было у Кудрина, и во-вторых, отказалась разрешить приватизацию, на которой настаивало правительство. Так что, мы видим, что в данном случае уже вышла из-под контроля. А за день до этих поправок Дума приняла три пенсионных закона, на которые нет денег в Пенсионном фонде, несмотря на отчаянные крики Михаила Зурабова: "Что вы делаете, это - популизм". Третий пример выхода из-под контроля - поведение фракции "Единство". Известно ведь, что 6 марта, когда Грызлов попытался объяснить фракции, почему она должна голосовать за недоверие, фракция сказала: "Мы не будем голосовать за недоверие, потому что это может привести к роспуску Думы, а нам этого не надо". )...И видя такую неустойчивую ситуацию в Думе у Кремля на какой-то момент появился соблазн: а может, провести выборы, пока рубль крепок, пока нефть дорогая, пока рейтинг президента - 70 процентов и "оптимизировать" структуру Думы, говоря на языке политтехнологов...

Но довольно быстро выяснилось, что идея эта нелепая и авантюрная, по трем причинам. Во-первых, бунт в "Единстве" и "Народном депутате". "Народный депутат" сразу их послал, потому что он состоит из одномандатников, а им вовсе не светит идти в этом году на выборы. А "Единство" тоже заартачилось. Во-вторых, стало ясно, что досрочные выборы в этом году прямо противоречат имиджу президента как "оплота стабильности, спокойствия, предсказуемости" - какая к черту стабильность, если на следующий год после президентских и парламентских выборов объявляются новые парламентские выборы?! Наконец, третья причина: какие могут быть экономические реформы в условиях досрочных парламентских выборов? И стало ясно, что за потерянным 2000-м годом - для реформ, для них будет потерян и 2001-й. И тогда Путин принял решение отыграть все назад, и вот, результаты этого балета мы увидели в Думе, когда лидер фракции "Единство" отказался выступать, что, как правильно подметил Михаил Соколов, выглядело нелепо на фоне выступлений, Зюганова, Жириновского, Немцова, Морозова, Харитонова и других. Во-вторых, была еще очень важная деталь: впервые на моей памяти, когда в повестку дня официально был включен вопрос о недоверии правительству не было не то, что премьер-министра - ни вице-премьера, ни одного министра!.. И более того, в этот момент президент катался на лыжах, что тоже, на мой взгляд, пока недооценивается аналитиками.

Савик Шустер:

Михаил Соколов говорил, что люди были обижены отсутствием Касьянова, а вы говорите о президенте - так вот, что он делал? Интересное сообщение пришло из Тувы, где службы МЧС провели срочное совещание. Возможно, Сергей Шойгу привезет Путина, который находится в Хакасии, в двухдневный отпуск именно в Туву, и Тува тщательно готовится, хотя неизвестно, приедет ли президент. ( Говорилось в 20.00 по московскому времени 14 марта). Рассказывает корреспондент Радио Свобода Александр Филатенко:

Александр Филатенко:

Здесь полагают, что охотничья заимка, о которой говорилось в сообщении "Интерфакса", - это хутор старообрядцев Пермяковых, расположенный на востоке Тувы в непролазной горной тайге. До ближайшего населенного пункта от этого местечка под названием Катазы около 200 верст. Добраться до него так же трудно, как и до скита Агафьи Лыковой.

По историческим материалам, первыми в Туву из русских потянулись именно крестьяне-раскольники из Енисейска и Тобольской губернии, уходившие в тайгу от религиозных преследований. Это было в 1861-м году. До сих пор староверы расселены в основном в двух районах - Каа-хемском и Тандинском, главным образом - в верховьях Малого Енисея. Наплыв староверов в Туву начался после 1917-го года, а в 1921-м в Туве произошла революция, и староверы ушли еще в более глухие места. Примерно в том же году в местечке Катазы и оказался род Пермяковых. Сейчас у его главы Иллариона семь сыновей - для каждого справлены добротные дома. В начале 90-х годов староверы Пермяковы создали фермерское хозяйство, в основном, они занимаются огородничеством, держат скот, охотятся, добывают в тайге соболя, белку...

Несмотря на то, что заимка расположена в глухой тайге, о ней прекрасно знают многие сильные мира сего. В разное время здесь были Павел Бородин, Юрий Лужков, Никита Михалков и, разумеется, сам Сергей Шойгу. Старообрядческая экзотика и непередаваемые красоты тувинской тайги ни одного из них не оставили равнодушными. Например, мэр Москвы подарил Пермяковым тяжелый трактор "С-100". На вооружении староверов наплавная гидроэлектростанция, помогали им горючим для их снегоходов и продуктами...

На хуторе несколько домиков из лиственницы, сложенных без единого гвоздя и крытых корой. Банька по-черному на берегу быстрой горной речки... Если Путин побывает там, то его ждет прекрасный стол старообрядцев с копченой дичью, солеными грибами, хариусом, стерлядкой, брусничкой, и знаменитая "травянуха", от которой голова становится чистой, а ноги отказывают...

Савик Шустер:

Так вот, отсутствие премьер-министра в Думе, президент, который отдыхает и готовится к посланию федеральному собранию, но, тем не менее, как бы катается на лыжах, и его ждут в Туве - что все это, тем не менее, значит, какая-то символика? Михаил, начните вы, как журналист-репортер...

Михаил Соколов:

Я просто процитирую одного из своих сегодняшних собеседников - Вячеслава Володина, заместителя руководителя фракции ОВР, человека, достаточно остроумного и знающего жизнь - он просто сказал, что все это "пофигизм" - вот такое легкое отношение к жизни, которое распространяется сверху, с катания на горных лыжах главы государства, с необязательных визитов в разнообразные страны и по всем регионам без больших последствий, без больших результатов и серьезных поводов, и дальше все это катится уже дальше - вниз, вниз и вниз...

Савик Шустер:

Владимир Рыжков, с точки зрения политической, вот такое отношение к важному вопросу в Государственной Думе, который все же голосовался?

Владимир Рыжков:

Мне кажется, что все-таки здесь серьезнее дела обстоят, чем "пофигизм", хотя это в российской политике никогда нельзя сбрасывать со счетов. Это действительно символика, символика очень важная, символика нового режима. Если прежний режим - режим Бориса Ельцина, при всей своей нелюбви к Государственной Думе, при всем отвращении к парламентаризму, к депутатам, фракциям, которые все время чего-то требуют, путаются под ногами, все время чем-то недовольны и критикуют - тем не менее, не было ни одного случая, когда бы в такой серьезной ситуации, когда две крупных фракции ставят вопрос о недоверии, и вопрос выносится на повестку дня, просто манкировали бы парламентским заседанием. Это первый случай. Это означает, что Думу сегодня поставили на место. И напомнили ей, что ее место - место третьестепенного института власти, дело которого - штамповать законы, которые готовит исполнительная власть и не лезть в политику. Вот по-другому прочитать это невозможно...

И вот это демонстративное отсутствие Касяьнова, хотя он был в Москве, этот спокойный и равнодушный отъезд президента в краткосрочный отпуск в тот момент, когда все газеты и весь эфир забиты, заполнены обсуждениями парламентского и правительственного кризиса - это говорит о том, что действительно режим поставил парламент на место, которое он считает правильным. Посмотрите, что происходит сейчас в Совете Федерации - мы в этой же студии, по-моему, год назад обсуждали последствия реформы Совета Федерации, и я говорил, что он превратится в марионеточную, ничего не решающую палату, которая будет автоматически штамповать все, что нужно Кремлю - так оно и произошло. Сегодня на место была поставлена Государственная Дума. Ей дали понять, что ее никто не воспринимает всерьез, никто с ней не собирается всерьез считаться, и это, мне кажется, главный, может быть, политический итог сегодняшнего дня. Не то, сколько голосов было подано "за" вотум недоверия правительства, и "против", а то, что исполнительная власть и президент просто проигнорировали то, что происходило в Государственной Думе.

Михаил Соколов:

Я бы добавил, что здесь такое отношение: "Сами мы породили из Кремля этот кризис, сами мы его и убьем, а люди в законосовещательном органе могут сами как-то потихоньку решать свои вопросы".

Владимир Рыжков:

И "Единство", соответственно, показало, что оно является всего лишь большой расписной ложкой деревянной в руках Кремля. Захочет - помешает против часовой стрелки, захочет - помешает по часовой стрелке, захотят - оближут и выбросят. И это, пожалуй, главное впечатление вообще у меня от всего, что произошло... Я, кстати, голосовал против вотума, но не потому, что я поддерживаю правительство Касьянова, а потому, что я был просто оскорблен всем тем, что происходило вокруг этого вотума, и у меня остался очень неприятный осадок от сегодняшнего дня, по всем причинам, о которых я говорил... И это действительно говорит о том, что в России вновь "Третья Дума", - дореволюционная, после "третьеиюневского" столыпинского переворота, когда был изменен избирательный закон и насильственно сформирована лояльная царю Дума, и казалось, что наступили мир да гладь, да Божья благодать. Но, правда, прошло совсем немного времени, и монархия рухнула, и страна была ввергнута в гражданскую войну... Боюсь, что нынешняя благодать тоже ненадолго.

XS
SM
MD
LG