Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Состояние и перспективы экономики России в ситуации, когда мировые цены на нефть снижаются


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют российский экономист Андрей Давыдов и профессор Стэнфордского университета в Калифорнии Михаил Бернштам.

Петр Вайль:

Цены на нефть на мировых рынках продолжают падать. О причинах этого явления и о возможных его последствиях для российской экономики рассказывает экономист Андрей Давыдов:

Андрей Давыдов:

В среду цены на нефть марки "Brant" на международной нефтяной бирже в Лондоне снизились до 23 долларов 93 центов за баррель. Это самый низкий уровень в этом году. Цена российской нефти "Urales" с доставкой в порты Средиземноморья в среду упала до 20,5 долларов за баррель. Правда, уже в четверг нефтяной рынок относительно стабилизировался, и цены на нефть выросли на 45 центов.

Цены на нефть пошли вниз как раз накануне предстоящего в Вене ежегодного саммита стран ОПЕК, вопреки обещанию ОПЕК снизить квоту нефтедобычи. В настоящее время ОПЕК контролирует 60 процентов мирового экспорта нефти. Снижением нефтяных цен картель надеется удержать цену сырой нефти на уровне 25 долларов за баррель. Реально ли это? Ключевой причиной нынешнего падения цен стал устойчивый рост нефтяных запасов в США, связанный с общим снижением деловой активности и сезонным падением спроса. Согласно данным американского нефтяного института, только за прошлую неделю запасы сырой нефти в США выросли на 3,4 процента, в то время как большинство аналитиков предсказывали рост в 5 раз меньший. Американские нефтеперерабатывающие заводы уже начали перестраиваться на весенне-летний режим работы и закупать меньше сырой нефти. Другой важной причиной снижения нефтяных цен стала стабилизация политической обстановки на Ближнем Востоке и жесткая позиция США в отношении Ирака.

Не секрет, что в последнее десятилетие динамика мировых цен на нефть в очень большой мере зависит от степени политической напряженности в основных нефтеэкспортирующих регионах, прежде всего - на Ближнем и Среднем Востоке. 10 лет назад, во время войны в Персидском Заливе, нефтяные цены достигли своего пика - 42 долларов за баррель. Дальнейшее уменьшение конфронтации на Ближнем Востоке, безусловно, приведет к дальнейшему снижению цен на нефть.

Современный мировой рынок нефти представляет собой "рынок покупателей", в котором предложение сырой нефти существенно превышает спрос. Поэтому решение о сокращении объемов нефтедобычи на саммите ОПЕК не приведет к дефициту нефти и, соответственно, росту цен.

К сожалению, падение нефтяных цен отрицательно скажется на инвестициях в разработку альтернативных энергоносителей и энергосберегающих технологий. Произойдет дальнейшее замедление темпов роста мировых разведанных запасов нефти. Снизится нефтедобыча на многих месторождениях за пределами Ближнего Востока - на тех, где затраты достаточно высоки. Сюда относятся шельфы Северного и Норвежского морей, Сахалин, Заполярье. Снижение мировых цен на нефть приведет к падению валютной выручки российских нефте и газо добывающих компаний. Цены на газ на мировом рынке привязаны к нефтяным ценам. Согласно оценкам, снижение нефтяных цен всего на один доллар означает для российских компаний потерю 4 миллиардов долларов годовой валютной выручки. Поскольку именно эти компании дают львиную долю налоговых поступлений, доходы бюджета сократятся. Это, безусловно, ограничит возможности России по погашению внешних долгов, уменьшит расходы государства на экономические и социальные программы. Уменьшатся инвестиции в новые месторождения Восточной Сибири и шельфы северных морей. Сократятся затраты на геологоразведку. Вместе с тем, снижение мировых цен снизит давление на внутрироссийские цены, что будет стимулировать экономический рост в обрабатывающих отраслях российской промышленности и может стать одним из факторов снижения инфляции в России.

Петр Вайль:

Сейчас в прямом эфире Калифорния - профессор Михаил Бернштам. Михаил, действительно ли так печально со стороны выглядит ситуация для российской экономики в связи с падением на нефть на мировом рынке?

Михаил Бернштам:

Действительно, это так. Мировые цены на нефть, и не только на нефть, а на все природные ресурсы, имеют огромное значение для развития российской экономики. Не прямое, дело не в том, что нефтяные компании заработают меньше или больше. Влияние, в основном -косвенное. Оно идет через политику Центрального банка - как вы знаете, Центробанк России в приказном порядке заставляет всех российских экспортеров возвращать 75 процентов валютной выручки - за счет этого пополняется бюджет. Если бы не было этой политики Центрального банка, то Россия не выигрывала бы вообще от роста мировых цен, потому что, в основном, эти деньги оставались бы за рубежом, и увеличивался бы отток капитала. Но Центральный банк фактически выполняет роль министерства финансов, или налоговой полиции, или министерства по налогам и сборам, в целом - роль правительства. Он собирает налоги и обеспечивает возврат валютной выручки, которая платит налоги, и это важно для бюджета; во-вторых, и это самое главное, по-моему, это рассасывает неплатежи в экономике, то есть, увеличивает скорость, с которой платежи в экономике проходят, и, соответственно, увеличивается экономический рост. А если меньше поступает валютных поступлений от продажи ресурсов в Россию, то неплатежи в российской экономике не рассасываются, и экономический рост либо снижается, либо вообще переходит в экономический спад. Так что, таким путем - как круговорот воды в природе - мировые цены на нефть влияют на всю российскую экономику - на производство и на состояние бюджета.

Петр Вайль:

А вот сама прозвучавшая цифра - 4 миллиарда долларов в год от падения цены на нефть на 1 доллар - это ведь само по себе большая дыра?

Михаил Бернштам:

Если эти деньги собираются в бюджет - да. Но арифметика здесь какая: 4 миллиарда долларов в год на каждом долларе цены за баррель - это то, что получают, скажем, нефтяные компании. Но все зависит от того, сколько нефтяные компании будут платить. Сейчас, скажем, правительство сравнительно недавно снизило экспортную пошлину на нефть с 48 до 22 евро за тонну. Если правительство снижает эту пошлину, то оно получает меньшую часть получаемой нефтяными компаниями выручки, если увеличивает - большую. Так что, цена на нефть - это то, что влияет на прибыль нефтяных компаний. А то, что влияет на бюджет - это не столько цена на нефть, сколько та политика, которую проводит правительство, то есть, то, сколько природной ренты, выручки правительство разрешает нефтяным компаниям присваивать. Напомню, что русские нефтяные компании, в отличие от американских или еще каких-то, за эти ресурсы не заплатили. Когда все это покупалось, это покупалось с молотка, через залоговые аукционы - они фактически все это получили бесплатно. Поэтому рента должна принадлежать государству и народу. И государство делится с нефтяными компаниями, делает им подарок, от величины этого подарка будет зависеть, сколько получает бюджет.

Петр Вайль:

Профессор Бернштам, вы описали действия Центробанка, который, как вы сказали, фактически подменяет собой Министерство финансов или, во всяком случае, инструменты правительства - скажите, вот эти его действия, благодаря которым в Россию все-таки притекают какие-то валютные средства - они с точки зрения экономики, мировой экономики, и с точки зрения права в экономике - они правомочны, или это просто действия по ситуации?

Михаил Бернштам:

Так, первое, чтобы ситуация была зрительно представлена: как мы помним, в 20-е годы в СССР был Большой Совнарком и Малый Совнарком. Большой Совнарком занимался большими вопросами, а Малый - повседневными делами. Парадоксальность ситуации сейчас в том, что Большим Совнаркомом является Центральный банк, малым - правительство, потому что правительство занимается ежедневными лицензиями и всякой, как говорили раньше, "мелочевкой" или "вермишелью" - такие были термины в 20-е годы. А все вопросы экономической политики сегодня фактически решает Центральный банк. Потому что от него зависит возврат валютной выручки, от него зависит курс рубля, от него фактически зависят поступления налогов, и от него зависит состояние платежей в экономике и, следовательно, экономический рост. Законность или незаконность этих действий Центробанка - нет юридических правил. Есть определенные правила, которые рекомендует, скажем, МВФ, но он не является какой-то юридической или законной организацией. Значит, речь может идти только и исключительно об экономической целесообразности, о том, что выгодно или нет русскому народу. В настоящий момент, в настоящих условиях, на мой взгляд, политика Центрального банка выгодна русскому народу и выгодна русской экономике.

XS
SM
MD
LG