Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ускорят ли падение цен на нефть и возможные трудности на переговорах с "Парижским Клубом" реформы в России?


С председателем Комитета Государственной Думы по финансовым рынкам и банкам Александром Шохиным беседовал Владимир Бабурин.

Ведущий итогового информационного часа Андрей Шарый:

В пятницу глава Комитета Государственной Думы по финансовым рынкам и банкам Александр Шохин встретился с вице-премьером и министров финансов России Алексеем Кудриным, и с первым заместителем председателя Центрального Банка Татьяной Парамоновой. На этой встрече ее участники, по словам Шохина, разговаривали и достигли договоренности по наиболее важным формулировкам в пакете законов, которые рекомендованы к принятию МВФ. О перспективах переговоров с Парижским Клубом кредиторов и вероятных последствиях для России биржевого кризиса, и снижения цен на нефть с Александром Шохиным беседовал наш корреспондент Владимир Бабурин:

Владимир Бабурин:

Александр Николаевич, некоторые либеральные экономисты - не то чтобы отметили с удовлетворением начало экономического кризиса и падения цен на нефть, но и высказали такую мысль: "Вот теперь-то придется по-настоящему делать реформы, хватит жить за счет Парижского Клуба, хватит жить за счет высоких цен на нефть". Как вы полагаете, действительно ли правительство может в ближайшее время внести какие-то серьезные экономические программы и законопроекты в Государственную Думу, и согласны ли вы с той оценкой, что темп реформ убыстрится просто по объективным причинам?

Александр Шохин:

Либеральные экономисты часто упоминали "голландскую болезнь" российского правительства, которая связана - и в Голландии, и у нас - с высокими ценами на нефть и газ, что позволяло правительству бездействовать в течение многих лет, получая доходы в казну на основании случайных или внешних факторов, и когда цены на нефть стали падать, и после того как не удалось договориться с кредиторами, многие либеральные экономисты вздохнули с облегчением: "Вот, теперь-то начнутся, наконец, реформы". Я думаю, что во многом этот аргумент справедливый. Все-таки, правительство во многом благоприятный 2000-й год потеряло. Потеряло, увлекшись написанием программ и дележкой дополнительных доходов, вместо того, чтобы - ну, как минимум, создать резерв на будущее. Еще осенью прошлого года на заседании правительства, когда утверждали бюджет, я, например, предложил Касьянову и Кудрину попробовать сформировать резервный фонд из дополнительных доходов и не трогать его - на случай ухудшения мировой конъюнктуры - а если она не ухудшится этот резервный фонд можно будет тратить в благородных целях, типа накопительной пенсионной системы и так далее... Мне кажется, что правительство живет в режиме пожарной команды. У него есть вполне приличная программа - программа Грефа, или программа правительства, принятая за основу летом прошлого года - если бы она энергично реализовывалась, то я думаю, что у либералов не было бы оснований критиковать правительство, упрекая его в "голландской болезни". Сейчас, и особенно, если иметь в виду и вотум недоверия - хоть он и не состоялся, недовольство большинства фракций Государственной Думы деятельностью правительства было очевидно.

Владимир Бабурин:

Совпадают позиции коммунистов и либералов - и те и другие говорят, что "правительство ползет по ельцинскому пути", только коммунисты недовольны тем, что "по ельцинскому пути", а либералы - тем, что "ползет"...

Александр Шохин:

Может, это и дало основания "Единству" и коммунистам некоторое время выступать с одной инициативой по вотуму недоверия. Хотя, я считаю, что СПС и "Яблоко" могли бы объединяться с коммунистами в вотуме недоверия, имея в виду, что одни имеют в виду - "ельцинский путь", а другие - медленное передвижение по этому пути. В целом, я считаю, что у правительства нет иного пути, кроме как к осени доказать конкретными действиями, внесенными, принятыми и продвинутыми законами, что оно понимает опасность ситуации - не только для себя. Речь ведь не идет о сохранении конкретного кабинета, речь идет об использовании тех возможностей для реформирования, которые есть - это и политические возможности - поддержка президента и президентское большинство в Государственной Думе - правительство пока это не использует в полном объеме, это и все-таки еще достаточно благоприятная внешняя конъюнктура, которая позволяет 2001-й в некотором смысле проскочить по инерции.

Владимир Бабурин:

В свете последних событий, в частности, подписания договора с Ираном и резкого ухудшения в этой связи отношений с США - позиция МВФ зависит, естественно, от позиции американского руководства, а позиция Парижского Клуба, естественно, зависит от позиции МВФ. В этой связи, какой вам видится возможность переговоров?

Александр Шохин:

Я хотел бы напомнить, что позиция кредиторов однозначно не связана с позицией МВФ. МВФ может порекомендовать, а Парижский Клуб принимает свое решение... И, безусловно, решения такого рода, как списание долгов, принимаются на политическом уровне, если речь вести о Парижском Клубе. И понятно, что если такое решение в этом году будет принято, то оно будет принято на саммите "Восьмерки" в Генуе, в виде уже как бы части экономической резолюции, которая будет адресована собственным правительствам - казначействам стран "Восьмерки" и еще 10 стран Парижского Клуба. Но политически очень трудно себе представить, что в условиях, когда Россия сознательно раздражает США и их партнеров - и Ираном, и Северной Кореей, и Кубой, и так далее - что в этих условиях, скажем, Джордж Буш-младший выступит с инициативой по списанию долгов на том основании, что прогноз платежного баланса показывает дырку в три процента ВВП, и так далее - это маловероятно. В свое время действительно реструктурировали долги бывшего Советского Союза, во многом, благодаря тому, что "Ельцин идет по пути реформ, если Россия не сумеет решать социальные проблемы, появится социальная напряженность, и тогда на ближайших президентских или парламентских выборах будет иметь место реванш", - и так далее. Сейчас такие аргументы не работают. Не сработал и аргумент типа "российского участия в урегулировании косовского конфликта". А сейчас мы даже и не пытаемся подобрать политические аргументы для решения этого вопроса. Мы работаем сугубо на финансовой площадке...

Возникает сразу много проблем. Скажем, Россия повела где-то себя чересчур самостоятельно во внешней политике - МВФ тут же притаскивает кучу новых аргументов, которые раньше он мог видеть, но не обращал на них внимание, потому что установка была от правительств. Ведь МВФ - кроме аппарата, это еще и директора. А директора - это чиновники, назначенные правительствами. Любой чиновник ориентируется на позицию Совета директоров, где представлены ключевые страны, ключевые акционеры фонда. Поэтому они прикидывают: пройдет через Совет директоров, или нет. Поэтому, чувствуя настроения стран и директоров, они либо вбрасывают новые аргументы, либо даже снимают старые, упрощая свои требования...

Действительно, довольно сильно должны упасть цены на нефть, довольно сильно проявиться кризис, и сильно пострадать российский платежный баланс и бюджет, чтобы "Восьмерка" дала, невзирая на отсутствие политических аргументов, Парижскому Клубу указание начинать переговоры о реструктуризации, а тем более - о частичном списании долга.

XS
SM
MD
LG