Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кадровые перестановки в российском правительстве - первое впечатление


Кадровые перестановки в российском правительстве комментирует политолог Андрей Пионтковский. С ним беседовал Дмитрий Волчек.

Дмитрий Волчек:

Президент России Владимир Путин объявил сегодня о серьезных кадровых перестановках. На совещании в Кремле Путин сообщил, что министром обороны России назначен Сергей Иванов, возглавлявший Совет безопасности России. Бывший министр обороны Игорь Сергеев станет помощником президента. Министерство внутренних дел возглавит лидер думской фракции "Единство" Борис Грызлов. Путин назвал это назначение "политическим". Секретарем Совета безопасности стал Владимир Рушайло, руководивший министерством внутренних дел России. Отправлен в отставку министр по атомной энергии Евгений Адамов. Его пост занял директор Курчатовского института Александр Румянцев. Федеральную службу налоговой полиции возглавит Михаил Фрадков, занимавший пост заместителя секретаря Совета безопасности. Вячеслав Солтаганов, руководивший налоговой полицией, будет заниматься в Совете безопасности борьбой с коррупцией и нелегальным отмыванием средств. Назначены также новые командующие Сухопутных и Космических войск.

В прямом эфире Радио Свобода политолог Андрей Пионтковский. Андрей Андреевич, мое первое впечатление: слабость команды Путина, у которого в руках, как у той дамы, три карты... - каковы ваши первые впечатления?

Андрей Пионтковский:

Они очень близкие. Мое ощущение - меня очень удовлетворяют все отставки, но не вызывают энтузиазма все назначения. Особенно важны, мне кажется, отставки Адамова и Сергея Иванова. Просто деятельность первого из них на посту министра вела страну к экологической катастрофе, а деятельность второго - к внешнеполитической. Став секретарем Совета безопасности товарищ Иванов сосредоточил в своих руках необъятную власть в области внешней политики и безопасности. Что касается внешней политики, то это вовсе не определялось его статусом, и, мне кажется, его интеллектуальными способностями. И результат его деятельности за год - это наихудший уровень отношений России с США за последние 15 лет. Надеюсь, на новом посту у него, по крайней мере, будет меньше возможностей наносить вред в области внешней политики.

Дмитрий Волчек:

Назначение Бориса Грызлова кажется удивительным, если не шокирующим. Путин назвал это назначение "политическим" - что это означает "политическое", в этом контексте - антоним "профессионального"?

Андрей Пионтковский:

Это должно означать что... Это как бы некий сигнал западному либеральному обществу, правда, достаточно комичный в этой ситуации - это предполагает, что вот, некий крупный политик будет возглавлять профессиональное министерство. Но каков Грызлов политик, мы видели в течение последнего года, кончая этим фарсом с вотумом недоверия. Кстати, то же можно сказать по поводу комментария Путина относительно назначения Иванова - он сказал, что назначение гражданского лица министром обороны - шаг к демилитаризации общества. Но в качестве гражданского лица Иванов такой же ряженый, даже еще больший, чем в свое время был генерал Родионов. Мы прекрасно помним, как еще несколько дней назад с таким несколько наивным тщеславием Иванов рассказывал, что они вот встретились с Павловым, как два старых боевых генерала.

Дмитрий Волчек:

Путин сказал, что некоторые перестановки связаны с ситуацией на Северном Кавказе. Вот эту связь мне, скажем, проследить напрямую не удается - удается ли вам?

Андрей Пионтковский:

Ну, видимо, он имел в виду отставку Рушайло с поста министра внутренних дел, но он получил, казалось бы, формально более высокий пост... Вы знаете, почти каждая из этих отставок и назначений напоминает мне случай с Наздратенко, что, кажется, позволяет даже предположить, что президент нащупывает некую модель кадровых назначений - он снимает совершенно провалившегося чиновника, но прежде, чем направить его окончательно в политическое небытие, он назначает его на более высокую должность. Это такой... "сильный ход", как сказал бы в свое время Чубайс.

Дмитрий Волчек:

Сегодня же назначен новый министр обороны Белоруссии, это, на ваш взгляд, случайное совпадение, или это какой-то тайный ход?

Андрей Пионтковский:

Ну, мне трудно об этом судить, я даже не знаю, кто назначен, но первые мои соображения по этому поводу: там идет своя политическая игра. Там идет политическая игра, связанная с выборами президента, нервозностью Лукашенко, который сомневается в том, поддержит ли его Москва, и не поставит ли она на кого-нибудь из оппозиционных кандидатов, и, может быть, это назначение, как и ряд предыдущих назначений в Белоруссии, связано со стремлением Лукашенко окружить себя лично преданными ему людьми.

Дмитрий Волчек:

Андрей Андреевич, если подытожить, каков КПД всех этих рокировок?

Андрей Пионтковский:

Он очень низкий, но он есть. Отставка Адамова и Иванова - это очень позитивные события, и мне кажется, что вот эти две отставки, во всяком случае, свидетельствуют, что несмотря вот на ту клановую структуру в окружении президента, о которой мы все столько наслышались, все-таки у него сохранились какие-то каналы обратной связи с обществом.

XS
SM
MD
LG