Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый закон "О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем"


Ведет программу Андрей Шарый. Участвуют экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов и корреспондент Радио Свобода Юрий Жигалкин.

Андрей Шарый:

В России вступил в действие закон "О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем". Власти надеются, что это улучшит имидж страны в глазах мирового сообщества. Однако выполнение норм этого документа может подорвать доверие населения к национальной банковской системе. Рассказывает Иван Трефилов:

Иван Трефилов:

Экономически развитые страны уже давно добивались от России принятия этого закона. В июне 2001 года Международная организация по борьбе с отмыванием денег даже предъявила российским властям ультиматум - либо они срочно принимают меры, либо в отношении страны последуют экономические санкции. В августе закон все-таки был принят, а с 1 февраля он вступил в действие. Кроме того, с этого же времени в России начал работать специальный комитет, которому поручено собирать и анализировать всю информацию о подозрительных финансовых операциях.

Казалось бы, закон не оставляет никаких шансов владельцам преступно нажитых капиталов легализовать свои деньги. Сообщать в комитет о сомнительных операциях поручено практически всем участникам российской хозяйственной деятельности. Если сумма сделки превышает шестьсот тысяч рублей, да при этом еще и проводится при наличии оговоренных законом подозрительных признаков, то она должна обязательно попасть в поле зрения комитета по финансовому мониторингу. Особую роль в борьбе с отмыванием преступных доходов российские власти отводят банковской системе. Центральный банк уже написал инструкцию, которая, по мнению экспертов, фактически отменяет банковскую тайну. Теперь банкиры могут задавать своим клиентам любые вопросы, в том числе, и о происхождении их денег. За отказ предоставить такую информацию вкладчики могут быть отнесены к числу подозрительных личностей, а вся информация о них незамедлительно поступит в контролирующие органы. Помимо всего прочего, как говорит директор проектов фонда "Открытая Россия" Ирина Ясина, определенные законом меры просто мешают структурным реформам в стране.

Ирина Ясина:

Создать новые штаты сотрудников, заняться изучением банковских операций, следить за тем, чтобы никто никого не обманывал, работая через банк - это, в общем, просто, и ни на что особо это не повлияет, ну, заработок нескольким десяткам клерков. Вопрос в другом, вопрос в том, насколько комфортно деньгам в той стране, в которой находится капитал, в той стране, в которой все это надо делать. Нужно создать условия, когда деньгам комфортно, им хочется тут работать. Вопрос утечки капитала и отмывания денег не решается путем нагромождения новых барьеров. И поэтому это не просто мера хорошая или плохая - она бесполезная. Те, кто работал, не прибегая к услугам банковского сектора, будут существовать так и дальше. Та часть капиталов, которая работала через банки, терпит некоторые ужесточения, существующие с сегодняшнего дня.

Иван Трефилов:

Российские власти, по всей видимости, задачу минимум выполнить смогли. В эти дни в Гонконге состоялось очередное заседание Международной организации по борьбе с отмыванием денег. Его участники признали, что Россия в последнее время сделала важные шаги в противодействии отмыванию преступных доходов. Поэтому организация обещает, что к лету, когда появятся первые результаты, Россия будет исключена из "черного списка" стран, которые отказываются бороться с "грязными деньгами". Впрочем, эксперты утверждают, что в ближайшее время российский закон полноценно все равно работать не будет. Как говорит Ирина Ясина, российские бизнесмены, при желании, всегда смогут его обойти.

Ирина Ясина:

Если кто-то захочет обмануть, он, как вода, дырочку всегда найдет. И на одного, двух, трех, налоговых инспекторов найдутся сотни и тысячи бравых предпринимателей, которым, если плохо, неуютно работать, они будут обманывать. Надо создать условия, при которых обманывать невыгодно. Вот, собственно, это есть задача государства, если оно хочет быть лучше.

Иван Трефилов:

Борьбе с легализацией "грязных денег" помешают и недоработки самого документа. В нем законодатели так и не определили перечень преступлений, с доходами от которых власти собираются бороться. Кроме того, комитет по финансовому мониторингу пока только формируется и штатными специалистами просто не укомплектован. А мировое сообщество ставит перед Россией новые задачи. Сейчас в Международной организации по борьбе с отмыванием денег говорят уже о том, что помимо преступных доходов, власти должны отслеживать и финансовые потоки, которые используют террористические организации. Для этого, по всей видимости, действующий закон придется дорабатывать и еще более ужесточать. В этом случае, финансово-контрольные власти России получат в свое распоряжение сведения обо всех крупных денежных операциях в стране.

Андрей Шарый:

Нелегальная утечка миллиардов долларов из России стала основным поводом для критики на заседании борьбы с финансовыми нарушениями, которая сейчас проходит в Гонконге. Представители 29 стран пытаются добиться от России и островного государства Науру принятия мер, которые могли бы прервать многомиллиардный поток российских капиталов, много лет оседающих на секретных счетах Науру. Рассказывает наш корреспондент в Нью-Йорке Юрий Жигалкин.

Юрий Жигалкин:

Согласно разным калькуляциям из России ежегодно незаконно переправляется от 20 до 25 миллиардов долларов. Некоторые западные эксперты подозревают, что в иностранных банках хранится около двухсот миллиардов долларов, принадлежащим российским компаниям, предпринимателям и "мафиози". Суммы, которые могли бы обеспечить безбедное существование средненаселенного государства. И, как опасаются западные правительства, способные расшатать мировую финансовую систему в случае их бесконтрольного передвижения по финансовым каналам. Несколько лет назад Россия формально согласилась сотрудничать с западными правительствами, осознавая, что такие потери капиталов сильно бьют по ее собственным интересам. Но даже последний финансовый отчет специалистов группы по борьбе с финансовыми нарушениями содержит выводы, которые позволяют сомневаться в истинных намерениях российских властей. Например, в докладе написано, что в России отсутствуют системы полноценной идентификации клиентов финансовых организаций, нет процедуры отслеживания подозрительных финансовых транзакций, не существует системы, позволяющей эффективно и своевременно представлять свидетельства для зарубежных расследований дел по отмыванию денег. Что это? Естественные проблемы роста, создание здоровой финансовой системы, или нечто иное? Можно ли сказать, что правительство Владимира Путина намерено стать честным партнером Запада в борьбе с отмыванием денег? Вопрос экономисту, содиректору Центра российских исследований Гарвардского университета Маршаллу Голдману.

Маршалл Голдман: Было бы преувеличением сказать, что Россия является искренним и честным партнером в этом деле. Но, по крайней мере, там был принят закон о борьбе с отмыванием денег, теоретически превращающий подпольную переправку денег в оффшорные банки в преступление. Этот закон Россия отказывалась принимать очень долго. И сейчас появилась хотя бы надежда на то, что полный финансовый произвол будет понемногу ограничиваться. Но эта надежда очень слабая, особенно учитывая то, что внутри российской высокопоставленной бюрократии, суда по всему, мало интереса к борьбе с отмыванием денег. Например, отчет международной группы дает возможность предположить, что у главы Центробанка Геращенко нет энтузиазма. Тем более, что он сам был объектом обвинений в получении премии за то, что он помог скрыть деньги, предоставленные в свое время России Международным валютным фондом. Так что нет никаких сомнений в том, что в России нет 100-процентной поддержки усилий международного сообщества, хотя, справедливости ради, необходимо признать, что подобные проблемы существуют и в других странах.

Юрий Жигалкин:

Это был американский экономист Маршалл Голдман. Как говорят его коллеги, одним из принципиальных критериев, по которым будут судить об искренности намерений Кремля, станет деятельность новой комиссии, учрежденной правительством для надзора за финансовой деятельностью. Эта комиссия должна начать работу с 1 февраля.

XS
SM
MD
LG