Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новая стратегия "Газпрома"


Программу ведет Андрей Шарый. С одним из независимых акционеров "Газпрома", известным российским экономистом Борисом Федоровым беседовал Михаил Соколов. Участвует экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов.

Андрей Шарый:

В понедельник 4 февраля состоялось заседание совета директоров "Газпрома", на котором принята новая стратегия компании по управлению имуществом и выработаны решения о главных направлениях внутренних реформ. О ситуации в руководстве самой крупной российской компании мой коллега Михаил Соколов беседовал с одним из независимых акционеров "Газпрома", известным российским экономистом Борисом Федоровым.

Михаил Соколов:

Борис Григорьевич, как вы оцениваете деятельность нового руководства "Газпрома", смену всей практически управленческой команды Рема Вяхирева. Вот ваше видение из Совета директоров Газпрома?

Борис Федоров:

Я считаю, что где-то с сентября-октября прошлого года Миллер действительно, наконец, взял в руки управление. Действия по "Сибуру" - защите интересов "Газпрома", действия по "Пургазу" - защита интересов "Газпрома". Борьба, можно сказать, с правительством по поводу повышения тарифов, потому что "Газпром", по существу, был такой дойной коровой, которому долгое время не повышали тарифы, и, по существу, он субсидировал РАО ЕЭС и многие другие организации. Он добился здесь результатов. Огромная программа по освобождению от непрофильных активов - это были такие "черные дыры", куда уходили деньги. То есть по многим направлениям, которые меня как члена совета директоров волнуют, Миллер, мне кажется, продвинулся очень и очень серьезно. Попасть на его место и попытаться управлять "Газпромом", гигантской машиной, в которой очень много непонятного и неизвестного - это колоссальная задача. В этом смысле, мне кажется, он пока с ней очень неплохо справляется.

Михаил Соколов:

А "непонятное и неизвестное" - это что? Отношения "Газпрома" с "Итерой", с ",Газэкспортом" с другими дочерними компаниями, "Стройгаз"?..

Борис Федоров:

Миллион других организаций, о которых вы и не слышали, так сказать, огромное количество, в Венгрии, в Англии... Какие-то холдинги, какие-то люди, какие-нибудь иранские бизнесмены, которые почему-то металлами торгуют с "Газпромом", наш знакомый господин Усманов - такой был советник у Вяхирева - очевидно, что интересы людей около "Газпрома" были очень и очень разветвленные. Активов в "Газпроме" были тысячи. То есть просто даже учесть их очень сложно. Поэтому, как происходил процесс продажи газа, кто и сколько зарабатывал на посредничестве, почему акции "Газпрома", которые были у него, перешли, допустим, к тому же "Стройтрансгазу" по смешным ценам, что происходило с "Итерой", что происходило с "Сибуром"... На самом деле, там нужно тысячу следователей, года на три. Тогда, может, кто-то может дать очень квалифицированные ответы. На этом этапе роль государства я лично приветствую. Другое дело, что может наступить момент, когда мы почувствуем, что государство - ну ладно, с этими-то разобралось, но отнюдь не способствует эффективности "Газпрома". Вот это уже будет большой, естественно, вопрос, потому что у государства всегда несколько другие интересы. На мой взгляд, и я собираюсь - вплоть до президента обращаться, потому что вот эта система назначений членов Совета директоров от государства в виде высших чиновников, у которых миллион других дел, она очень неэффективна. Потому что этим людям нет времени заниматься компанией, у них совершенно другая мотивация, потому что если ты министр, тебе нужно заниматься миллионом других вещей, и ты в трех компаниях... Здесь нужны, допустим, люди в ранге министра и только занимающиеся этим.

Михаил Соколов:

Рем Вяхирев как-то проговорился в Счетной палате, что рентабельность "Газпрома" 94 процента, хотя по бумагам, в общем, явно меньше, и вот в текущей деятельности опять же "Газпрома", по оценкам экспертов, на этот год финансовая дыра составляет около миллиарда долларов. Она была закрыта, закрывается такими кредитами от госбанков, квазирыночными - что с этим делать?

Борис Федоров:

Ну, я думаю, что Рем Иванович - у меня такое впечатление, что он, конечно, великий газовик и познал в этом толк, естественно, я не претендую, что я в этом понимаю, но мне кажется, что в вопросах финансов он уже давненько, так сказать, нормально не анализировало ситуацию. Наверное, господин Шеремет гораздо лучше все это знал. Естественно, что рентабельность может быть там 94 процента, или какие-то другие показатели, но на самом деле, конечно, в тяжелом финансовом положении. И для этого есть целый ряд вопросов. Во-первых, как закупает Газпром все, что ему нужно. Здесь экономия может быть по всем видам закупок, которых у "Газпрома" от 30 до 90 процентов. Огромное количество дочерних предприятий, допустим, фабрика по производству оконных рам...

Михаил Соколов:

Тоже есть?

Борис Федоров:

Чего нет только в "Газпроме". Я думаю, что в "Газпроме" есть все. И, допустим, эта фабрика и другие существуют уже 8 или 10 лет. Никогда не было прибыли. Всегда с убытком, и- существует... Или какой-то, я не знаю, даже модный бутик, там, с участием "Газпрома", какие-то гостиницы, сельское хозяйство...

Михаил Соколов:

Телевидения много...

Борис Федоров:

В телевидение закачали - чуть ли ни миллиард долларов исчез, по существу. С этим нужно разбираться как можно быстрее. Если Миллеру удастся закупки сделать более эффективными, хотя бы конкурс, какой-то механизм, продать, я не знаю, на миллиард долларов различных активов, которые не нужны... Газпром не может заниматься телевидением, потому что если он будет заниматься телевидением, он не будет заниматься газом... Или стройматериалы и многое другое. Разобраться с теми активами, которые, извините, украли. Если со всеми этими параметрами разобраться, мы, конечно, выясним, что можно быстро повысить эффективность и рентабельность, и прибыльность "Газпрома", но это опять же не за месяц, не за два. Я думаю, что такая программа, если она реально будет осуществляться - года два нужно, чтобы довести до стадии. И одновременно, конечно, нужно думать и о реформе. Вот нужно думать о реформе не, как Чубайс думал в свое время, когда он хотел раз и всех поставить перед фактом.

Михаил Соколов:

Господин Миллер заявил, что реструктуризация "Газпрома", разделение транспортной и добывающей составляющей не нужны и даже вредны, ибо они ослабят инвестиционные возможности корпорации. Нужны оптимизация, совершенствование управления, повышение эффективности и прочий контроль - сказал он.

Борис Федоров:

На этом этапе я с ним согласен. На этом этапе, я считаю, что, как я сказал, минимум два года наведения порядка. Хотя, я считаю - правительство обещало нам, по-моему, еще в позапрошлом году дать 15 процентов доступа к трубе независимым производителям. Это была бы реальная конкуренция, потому что если у нас цены на газ внутри страны существенно ниже мировых, в разы, то совершенно очевидно, что никто не будет заниматься газом внутри страны, если у тебя нет доступа... Не дали. Но здесь я не соглашусь с Миллером - в долгосрочной перспективе монополия, которая ну, наверное, не может весь газ в стране развивать, все поля, все равно у нефтяников есть попутный газ, все равно этот бизнес будет развиваться, нравится это "Газпрому"... И, в принципе, есть пределы размеров компаний. Если компания чрезмерно большая, она становится неэффективной, это уже квазиминистерство. Поэтому на определенном этапе надо к этому готовиться. Такого рода компании, как "Газпром" - секретно, подспудно - раз, в Кремле собрали совещание, как вы помните, было в 2000-м году, и Чубайс вносит план, который никому не показал, даже членам совета директоров. Вот такие вещи - они только вызовут скандалы, падение репутации страны, опасения и потребителей, и акционеров, и всех, всех. Поэтому, да, наведение порядка года два, но подготовка обсуждения реформы - уже сегодня.

Михаил Соколов:

Стало известно, что "Газпром", опять же по словам Миллера, откажется от строительства трубопровода через Польшу и из трех возможных вариантов - польский, вторая нитка Ямал-Европа - возникает неожиданный третий - североевропейский через Финский залив и Балтийское море в Германию. Строительство займет не меньше шести лет, обойдется в десять миллиардов долларов. Получается что - в России такой "питерский поток" теперь будет, да?

Борис Федоров:

Во-первых, я думаю, это еще пока на уровне идеи, это не обсуждалось, насколько я понимаю, ни на правлении, ни в совете директоров. Проектов всегда много. Насколько я понимаю, Польша как раз сейчас изменила свою позицию по газопроводу через польскую территорию, понимая, что на самом деле это им выгодно, а так называемая помощь Украине - это просто блеф какой-то... Поэтому посмотрим, что будет обсуждаться. Я не исключаю, что могут быть и другие проекты. Другое дело, что я не представляю, чтобы в ближайшие два-три года кто-то решился выделить 10 миллиардов долларов на строительство такого газопровода. Если только не будет каких-то западных партнеров...

Михаил Соколов:

"Рургаз" есть в партнерах...

Борис Федоров:

Ну, у нас есть еще "Голубой поток", большая проблема, огромный проект, у нас есть проект с Китаем, который "освящен" государством и Владимиром Владимировичем Путиным. Проектов может быть много. На мой взгляд, опять же ключевой момент - оценка их эффективности. Если будет, например, доказано что это более эффективно через, допустим, Северную Европу, ну и слава Богу, если дешевле и эффективнее.

Андрей Шарый:

Совет директоров "Газпрома" рассматривал вопросы, связанные с реформированием компании. Ее новые менеджеры дают понять, что порядок в российском газовом монополисте они намерены восстанавливать решительно и в кратчайшие сроки. Рассказывает Иван Трефилов:

Иван Трефилов:

Перед новым руководством акционерного общества "Газпром" сейчас стоит несколько проблем, которые, если судить по заявлениям менеджеров, компания собирается в ближайшее время решить. Обо всем этом говорили и на совете директоров российского газового монополиста.

В первую очередь, речь идет о скандале между самим "Газпромом" и его дочерней компанией - нефтегазохимическим холдингом "Сибур". Генеральная прокуратура России уже арестовала двух его руководителей. Президенту Якову Голдовскому и его заместителю Евгению Кошицу инкриминируются действия, которые, по версии следствия и руководства "Газпрома", повлекли незаконную продажу активов дочерних компаний газового концерна. На деле все обстояло следующим образом. "Сибур" еще в прошлом году объявил о проведении закрытой эмиссии акций холдинга - эти бумаги были распространены среди дочерних структур нефтегазохимиков. В результате "Газпром", владевший ранее контрольным пакетом акций "Сибура", управление холдингом потерял. Сейчас менеджеры газового монополиста сумели убедить некоторых компаньонов "Сибура" сыграть против него. Ожидается, что на внеочередном собрании акционеров холдинга решение об эмиссии акций "Сибура" будет отменено и контроль над ним Газпром восстановит.

Экспортная стратегия российского газового монополиста также постепенно пересматривается. Во время визита Владимира Путина в Польшу высокопоставленные чиновники всерьез говорили о том, что новый газопровод из России в Западную Европу должен пройти через территорию Польши в обход Украины. Теперь же руководство "Газпрома" говорит о том, что строительство этой ветки следует отложить до лучших времен. А на самом деле, председателю правления Алексею Миллеру больше нравится другая схема, когда российский газ пойдет на Запад через Финский залив и Балтийское море. Похоже, что в самое ближайшее время "Газпром" начнет искать партнеров для создания консорциума, который в скором времени и займется строительством этого североевропейского трубопровода.

Совет директоров "Газпрома" обсуждал свои деловые взаимоотношения и с другим российским монополистом - РАО ЕЭС России. Руководящих менеджеров газовой компании не устраивает, на каких условиях энергетики сейчас покупают ее продукт. В частности, в "Газпроме" недовольны тем, что концерн поставляет газ РАО ЕЭС по внутренним ценам, а электроэнергия продается за рубеж уже по экспортной стоимости. Поэтому в Газпроме рассматривается два варианта дальнейших действий - либо сократить поставки газа российским электростанциям, либо требовать участия в распределении экспортной выручки РАО ЕЭС России. Впрочем, какое бы решение совет директоров по этому поводу не принял, точку в этом споре, по всей видимости, придется ставить уже не самим компаниям, а правительству России.

XS
SM
MD
LG