Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Войны СССР и России в ХХ веке

  • Сергей Данилочкин

Программу ведет Сергей Данилочкин. Участвует академик РАН, руководитель Центра по изучению территорий и населения России Института Российской истории Юрий Поляков - с ним беседовала корреспондент Радио Свобода Марина Катыс.

Сергей Данилочкин:

Споры вокруг потерь СССР во Второй мировой войне не прекращаются до сих пор. Столь же неоднозначны и оценки войн, в которых участвовала советская армия в ХХ веке. С академиком Российской Академии Наук, руководителем Центра по изучению территорий и населения России института Российской истории Юрием Поляковым беседует Марина Катыс:

Юрий Поляков:

Давно сказано, что нигде так не врут, как на войне и на охоте. В нашей войне особенно сложно было в этом разобраться. Наши войска отступали, терпели поражения, большое количество людей попало в плен. С пленными разобраться труднее всего. Потери вооруженных сил как таковых и потери мирного населения... По мнению части историков, страна к войне была не готова, руководство было слабым и плохим, Сталин допустил множество ошибок, поэтому потери были гигантскими.

Марина Катыс:

Широкое хождение имеет цифра "20 миллионов" - потерь во Второй мировой войне со стороны Советского Союза - это достоверная цифра?

Юрий Поляков:

Нет, это цифра недостоверная, она была взята Хрущевым в значительной мере наугад. В очень большом ходу такой тезис, что мы реками крови открыли дорогу к победе. Будто бы даже Жуков сказал Эйзенхауэру, когда тот спросил, что вы делаете, когда минное поле перед вами? Жуков будто бы ответил: "Мы посылаем вперед людей, и они подрываются и открывают дорогу". Это один из ярких примеров фальсификации. Пропущено одно слово: "мы посылаем вперед саперов", - и смысл совершенно меняется. Девять десятых цифр о наших потерях, которые приводятся в наших средствах массовой информации, не имеют под собой научной основы.

Марина Катыс:

Но, с другой стороны, битва под Москвой - известно, что ополченцы шли на линию фронта, имея одну винтовку на три человека и очень ограниченное число патронов, и, естественно, потери в этой битве были гигантскими...

Юрий Поляков:

С ополчением сложный вопрос. Действительно, когда в начале июля 1941-го года началась запись в ополчение - это было ярким проявлением патриотизма и готовности значительной части населения с оружием в руках принять участие в защите родины. Как проявление патриотизма это может только приветствоваться. Как военное мероприятие оно было неразумным. Кстати выяснилось, что и оружия нет, и обмундирования. Все это было не подготовлено. Под Вязьмой в конце сентября в начале октября мы понесли большие потери, в том числе за счет ополченцев.

Марина Катыс:

Ну вот, две цифры, Сталин после Второй мировой войны говорил о 7 миллионах, Хрущев позднее о 20 миллионах, где же правда? Какая цифра достоверна?

Юрий Поляков:

Ни та, ни другая. 26-27 миллионов.

Марина Катыс:

В финской войне потери СССР составили 120 тысяч человек, допустим, если мы возьмем афганскую войну?

Юрий Поляков:

13-14 тысяч.

Марина Катыс:

То есть, фактически отличие на порядок.

Юрий Поляков:

Отличие на порядок, да.

Марина Катыс:

При этом война финская длилась всего полгода...

Юрий Поляков:

Собственно говоря, было две войны. Сначала мы воевали с Финляндией с конца 1939-го года до 12 марта 1940-го, а потом уже Финляндия участвовала в Отечественной войне.

Марина Катыс:

Миф о непобедимости российской армии - миф, или армия действительно имеет победоносную историю?

Юрий Поляков:

Что значит "миф о непобедимости"? Что, армия никогда не терпела поражений? Терпела, и это описано в учебниках. Песня есть такая: "Легендарный Севастополь, неприступный для врагов". Но слава Севастополя основывается на двух битвах - обороне Севастополя против англичан и французов в середине XIX века и на Отечественной войне. Оба раза была героическая оборона, и оба раза Севастополь был взят.

Марина Катыс:

Если мы будем говорить об афганской войне - вы ее расцениваете как какую? Как поражение?

Юрий Поляков:

Нет, поражения не было. Мы ушли все-таки добровольно. Это была ненужная война с тяжелыми потерями, с победами и с поражениями, но назвать ее в целом поражением нельзя.

Марина Катыс:

А чеченская война - первая и вторая, они какие?

Юрий Поляков:

Первая война - ее можно, безусловно, назвать неудачной. Она закончилась поражением и тем, что город Грозный был отбит чеченцами в конце войны, и то соглашение Хасавюртовское, которое Ельцин подписал - это не акт о капитуляции или что-нибудь, но мы признавали, что в своей попытке ликвидировать Чеченскую Республику Ичкерию мы потерпели поражение.

Марина Катыс:

А каковы были потери в первой чеченской войне - у вас есть данные?

Юрий Поляков:

Есть. 4513 человек.

Марина Катыс:

Когда цифры и точные данные о потерях окажутся в учебниках истории.

Юрий Поляков:

Выпущено 10, 20 учебников для школ и для вузов, все они раскритикованы. Потом у что на протяжении 15 лет все время происходили переоценки по всем вопросам. В учебниках приводятся разные цифры, Солженицын говорит, что мы потеряли на войне 30 миллионов человек... Говорят, что за каждого немца мы потеряли 10 русских солдат... Но все это не имеет научных оснований.

XS
SM
MD
LG