Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Развитие ситуации вокруг холдинга "Медиа-Мост": обыски в "Имидж-Банке", заявление Березовского, открытое письмо Рема Вяхирева

  • Савик Шустер

Программу ведет Савик Шустер. В ней участвуют: телевизионный обозреватель Радио Свобода Анна Качкаева; корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин; российская правозащитница Елена Боннер; председатель Фонда Защиты Гласности Алексей Симонов; генеральный секретарь Союза Журналистов России Игорь Яковенко.

Савик Шустер:

В среду Борис Березовский заявил о том, что он практически намерен купить холдинг "Медиа-Мост" - он готов дать 262 миллиона долларов на то, чтобы погасить долги и еще предоставить 50 миллионов долларов в качестве оперативного кредита. Сегодня же - в среду - продолжились обыски в "Имидж-Банке". "Имидж-Банк" обслуживает НТВ и все остальные организации холдинга. Сегодня же мы получили письмо от руководителей организаций, входящих в холдинг - телекомпаний НТВ и ТНТ, а также телекомпании "Эхо Москвы" - они обратились к президенту России с просьбой вмешаться в действия силовых ведомств, которые фактически остановили хозяйственную деятельность этих средств массовой информации, а обыски продолжаются, и, в принципе, абсолютно парализована любая финансовая деятельность телекомпании и радиоканала. Есть еще одна новость на этот счет, которая имеет определенное отношение к заявлению Березовского - может быть, как-то опосредованное. Это сообщение газеты "Интерфакс" об открытом письме руководителя Газпрома Рема Вяхирева, который, якобы, говорит в газете "Уолл-Стрит Джорнел" о том, что терпение - его как бы больше нет, оно иссякло, и начинается "санация" "Медиа-Моста". Санация - это оздоровление. Что это значит в нынешних условиях - сложно понять. Со мной в студии обозреватель Радио Свобода Анна Качкаева. Анна, давайте попытаемся как-то придать смысл этим новостям, потому что они отрывистые , где-то положительные, где-то - отрицательные, а в основном непонятные.

Анна Качкаева:

Да, вы совершенно правы. Они именно непонятные, потому что нужно рассматривать отдельно историю с предложением Березовского, и это требует отдельного разговора. Наверное, нужно отдельно говорить о том, что имел в виду господин Вяхирев, если он действительно это имел в виду, а все что связано с действиями прокуратуры - это, очевидно, поступательные действия, потому что прокуратура себе не изменяет, и делает сегодня ровно все то же, что она начала делать в начале января, на мой взгляд - настойчиво психологически давить на всех людей, которые работают в компаниях "Медиа-Моста". Я же, как человек, который следит за этой ситуацией уже практически полтора года, все более начинаю понимать, что такая массовая развернутая информационная кампания заводит всех нас, и в том числе общество, в какую-то информационную трясину. Это совершенно очевидно, потому что все, кто пишут об этом, знают обстоятельства дела наизусть, и мы разбираемся и помним даты судов, и количество долгов - впрочем, как и президент России - он, оказывается, тоже все это помнит, но миллионам зрителей и слушателей - ей Богу, вряд ли им интересны подробности и детали этих обстоятельств. И у меня такое ощущение, что поскольку средний россиянин уже просто устал от вот этой волны информационного шума и гула, то психологически вырабатывается такая неприятная установка. Люди могут сказать: "Значит так, нам неприятны богатые, больно умные и очень выделяющиеся, и вообще, мы от них устали". И вот, нет ли вообще во всем в этом опасности, потому что нет законных путей, все это, наконец, закрыть, прикрыть и отобрать... Нет ли во всей этой шумихе опасности просто того, что все это уйдет на периферию, и в этой информационной трясине выплывет нечто такое, о чем мы сейчас никак не догадываемся, и это будет никак не связано ни с "Медиа-Мостом", ни с Гусинским, ни с чем-нибудь другим...

Савик Шустер:

Мы можем получить два государственных канала - ОРТ и РТР...

Анна Качкаева:

Мы можем получить, насколько я понимаю - не сколько даже государственных, ведь все это теперь в кавычки ставится... Мы можем, например, получить два государственных канала по модели "BBS", потому что я знаю, что в последний год коллеги из "BBS" - очень частые гости на ВГТРК, и в частных разговорах со мной они не скрывали...

Савик Шустер:

Знаете, Анна, если бы парламентская система России каким-то образом пыталась ссылаться на парламентскую историю Великобритании - это было бы очень похвально, но если парламентская история России ссылается на советские времена, а телевидение - на британские, то это немножко тревожно...

Анна Качкаева:

Мне тоже так кажется... Но все очень путано и мутно. И, ей Богу, я сейчас не берусь прогнозировать, но все это можно назвать совершенно определенно: информационная трясина. А главное - то, что тема эта затянется на периферию в сознании людей. Все говорят, что это будет тянуться до лета, и это уже будет никому неинтересно...

Савик Шустер:

Но это интересно власти, и нам тоже это интересно, потому что это интересно власти. Каковы цели - Кремля, Владимира Гусинского, Бориса Березовского? Давайте сначала послушаем людей, к которым обращено письмо Бориса Березовского. В открытом письме Березовского к Российскому союзу промышленников и предпринимателей - адресат интересен - их никто не знает, кроме Кремля самого и еще нескольких избранных людей - так вот, Березовский говорит, что принял это решение в ответ на призыв Елены Боннер, Союза Журналистов России и Фонда Защиты Гласности собрать средства для поддержки телеканала НТВ. Мы обратились к Елене Боннер, Алексею Симонову, Игорю Яковенко - это те люди, которые руководят перечисленными в письме Бориса Березовского структурами:

Елена Боннер:

Конечно, то, что Березовский вкладывает свои деньги - не совсем общественная акция. Мне бы хотелось, чтобы мы - зрители - стали в какой-то мере акционерами НТВ. Но, видимо, подвигнуть на этот подвиг наш народ невозможно. И, кроме того, мне кажется, что это - путь для многих людей, которые вывезли свои капиталы на Запад, чтобы вернуть их в Россию. Причем вернуть не олигархам же путем перераспределения - одни олигархи за президента, а другие против - а вернуть тем - в области, в данном случае, интеллектуальной жизни, которые работают для всего населения. Так что я поддерживаю это.

Алексей Симонов:

Какое отношение имеет это к общественной акции сбора денег? Неясно. Очевидно, Борис Абрамович, как всегда, не может отрешиться от трактовки общественного дела, как дела, связанного со своими финансовыми интересами. Как бы он внимательно и вежливо, и даже самокритично ни отзывался по поводу своих конфликтов с Гусинским и природы этих конфликтов, видимо, все-таки его доспевание идет медленнее, чем и ему и нам бы хотелось. Что я имею в виду - с этой точки зрения, 100 тысяч, переведенных Березовским на счет, открытый Союзом Журналистов и Фондом Защиты Гласности были бы, с моей точки зрения, значительно более общественно ценными в рамках поддержки этой инициативы, нежели иная, мне недоступная инициатива, который он предлагает уже группе "Медиа-Мост". Надо понимать разницу. Мы с группой "Медиа-Мост" вступаем в контакт только по поводу, так сказать, чтобы они нам рассказали о количестве и качестве своих долгов. В остальном мы работаем не для них - это наше общественное дело. Если Борис Абрамович готов подключиться к этому общественному делу, мы снимаем перед ним шляпу. А если он, наконец, нашел возможность на хребте нашей общественной акции каким-то образом стать совладельцем НТВ - извините, к нашей общественной акции это никакого отношения не имеет.

Игорь Яковенко:

Сама идея выкупа долгов НТВ, безусловно, чрезвычайно плодотворна, и именно она и лежит в основе того, что предлагал Союз Журналистов России, открывая счет для сбора средства на независимость НТВ. Мы предполагали, что контроль за всеми поступлениями будет осуществлять Наблюдательный совет, состоящий из наиболее состоятельных и авторитетных людей общества, чтобы в том случае, если часть акций перейдет в управление создаваемого Фонда, который возникнет из пожертвований граждан и общественных организаций - чтобы в этом случае НТВ опять не превратилось в государственное, полугосударственное или манипулируемое СМИ. Поэтому идея воспринимается очень хорошо, но механизм ее реализации вызывает некоторую настороженность.

Савик Шустер:

У меня вопрос к Анне Качкаевой: ясно, что люди этого поколения и мышления - я говорю больше о Яковенко - это люди, которые не понимают, почему Березовский не различает между общественной акцией и акцией, как бы, "по захвату собственности", и почему Борис Березовский вдруг считает, что он должен быть покровителем свободы слова - что это необязательно как бы станет их знаменем в походе на Кремль, с тем чтобы защитить эту свободу слова...

Анна Качкаева:

Безусловно, Борис Березовский всегда демонстрировал свое потрясающее умение конвертировать власть в деньги, деньги во власть. Поэтому, когда Борис Абрамович что-нибудь предпринимает, а это на самом деле блистательный ход...

Савик Шустер:

В каком смысле?

Анна Качкаева:

В пиаровском...

Савик Шустер:

Но по отношению к кому?

Анна Качкаева:

По отношению к себе. Поэтому с Борисом Абрамовичем никогда не знаешь, где кончается пиар, и начинается забота о государственных интересах, или, наоборот - кончается забота о государственных интересах, или о себе, и начинается пиар. И, естественно, возникает вопрос: а что господину Березовскому мешало...

Савик Шустер:

Но мы же, когда говорим об этом, думаем не о свободе слова, а о свободе информации, о том, что люди имеют право распространять информацию и комментировать ее так, как они считают нужным, а не так, как считает нужным Кремль в данной ситуации. У нас в прямом эфире корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин. Как мы и полагали, эта история с Ремом Вяхиревым и "Уолл-Стрит Джорнел" не столь простая - правда, Юрий?

Юрий Жигалкин:

Насколько я понимаю, Газпром предпринимает решительные усилия, чтобы выглядеть лучше, если не в глазах международного общественного мнения, то, по крайней мере, в глазах инвесторов. Они купили целую страницу самой престижной газеты западного мира и опубликовали письмо Рема Вяхирева с прямым обращением к акционерам компании. Письмо начинается призывом Вяхирева. Он говорит: "Как вы все хорошо знаете, в течение нескольких лет Газпром инвестировал несколько сотен миллионов долларов в группу "Медиа-Мост". Мы доверили наш пакет акций организатору группы Владимиру Гусинскому в надежде помочь создать самую профессиональную и успешную медиакомпанию России". Дальше Вяхирев продолжает, что в течение 5 лет финансовая деятельность компании была крайне неудовлетворительной, что доверие, которое было ими оказано Гусинскому, не было оправдано, что большая часть тех сотен миллионов долларов, которые, по словам Вяхирева, Газпром инвестировал в НТВ, была потеряна...

Савик Шустер:

Юрий извините, я вас прерву: такая полоса в "Уолл-Стрит Джорнел" - сколько она стоит? Примерно?

Юрий Жигалкин:

Это сказать трудно...

Савик Шустер:

Это не трудно, это примерно 250 тысяч долларов...

Юрий Жигалкин:

Это полоса в третьем разделе...

Савик Шустер:

Но если это полоса - это целая полоса?

Юрий Жигалкин:

Да.

Савик Шустер:

Это примерно 250 тысяч долларов... Таким образом, Газпром, который не является частной компанией - это компания, насколько я понимаю, на 38 процентов государственная - вот эти деньги, и налогоплательщиков, она расходует на то, чтобы публиковать свою рекламу против НТВ, а это абсолютно локальная вещь. Я сейчас извиняюсь перед коллегами из НТВ, но это локальная российская интрига, с которой абсолютно нельзя как бы обращаться за платной услугой к общемировой экономической газете и выяснять в ней отношения. Это вообще какая-то абсурдная ситуация, и, кстати, я немедленно укоряю наших коллег из "Интерфакса", которые уж точно могли выяснить, что это не открытое письмо Рема Вяхирева, а оплаченная реклама Рема Вяхирева в "Уолл-Стрит Джорнел"... Вот в чем дело.

Юрий Жигалкин:

Ради точности я хочу добавить, что эта рекламная полоса называется: "Открытое письмо акционеров "Медиа-Мост" и НТВ". То есть, ситуация двойственная. С одной стороны, это форма открытого письма, с другой - это оплаченная страница в "Уолл-Стрит Джорнел".

Савик Шустер:

Понятно, но к кому это обращено?

Юрий Жигалкин:

Это обращено к акционерам "Медиа-Мост" и НТВ...

Савик Шустер:

Анна, какие это акционеры, где они живут?

Анна Качкаева:

На самом деле, вообще 4,5 процента у "Кэпитэл..." - это американская компания, но это только 4,5 процента, а все остальное - это российские акционеры. Все остальное - российские акционеры, и совершенно, действительно, непонятно: что это за рекламная акция? Не говоря уж о том, что сразу возникают вопросы: где они были все 5 лет, и вообще, с 1997-го года Гусинский, в принципе, уже не голосует акциями...

Савик Шустер:

Анна, но, как говорит Юрий Жигалкин, это письмо в адрес акционеров "Медиа-Моста" и НТВ.

Анна Качкаева:

Видимо, они все случайно оказались в Америке...

Савик Шустер:

Но "Рургазу" можно написать просто, не надо к нему, честно говоря, обращаться через "Уолл-Стрит Джорнел"...

Юрий Жигалкин:

Если мне будет позволено сказать несколько слов, то у меня есть по этому поводу соображения: мне кажется, что с точки зрения нормального западного предпринимательства эта акция совершенно естественна. Многие западные компании прибегают к подобным акциям с публикацией своих рекламных материалов в газете, подобной "Уолл-Стрит Джорнел", чтобы необходимым им образом сформировать западное профессиональное общественное мнение, в данном случае - мнение западного бизнеса...

Савик Шустер:

Если вы собираетесь покупать акции Газпрома или держать их и перепродавать в какой-то момент, то это обращение к вам естественно. Но, насколько мне известно, акции "Медиа-Моста" вы выкупить никак не можете...

Юрий Жигалкин:

Это правильно, но, с другой стороны, Газпрому необходимо поддержать свой достойный имидж в глазах западного предпринимательства. Я думаю, возможен такой поворот этой акции...

Савик Шустер:

В ваших глазах он внезапно стал недостойным, потому что он вдруг борется за НТВ?

Юрий Жигалкин:

В данной ситуации на Западе так много негативной информации о Газпроме и о борьбе за НТВ, что в глазах и умах многих возникают сомнения относительно того, стоит ли инвестировать в Газпром, как таковой, а, как мы знаем, акции Газпрома продаются на западных финансовых рынках.

Савик Шустер:

Это очень важно - то, что вы сказали, что "столько много негативной информации о Газпроме, что Газпром должен так или иначе защищать свой финансовый имидж". В этой связи появилось это письмо в "Уолл-Стрит Джорнел", которое имело эхо, но не в "Эхе Москвы", а на ленте "Интерфакса", не обозначившего это.... Это все верно ... Мы понимаем правильные как бы стимул и мотивации "Газпрома", но в России мы интерпретируем это немного иначе. Мы интерпретируем это не как обращение Газпрома к западным покупателям акций, а как нечто, что рикошетом возвращается сюда - Анна Качкаева?

Анна Качкаева:

Да, безусловно, потому что можно, конечно, оправдать Газпром, потому что если он в итоге останется с компанией, которая в долгах, обанкрочена и развалена - кто же вообще ее купит? Газпром все время декларирует желание продавать... Так что же покупать надо будет? Понятно, что Газпром тем самым пытается спасти репутацию и свою, и этой компании, и практически этим письмом он уже демонстрирует, что "это наша компания, и поэтому мы сейчас отмоем свой имидж, пиджачок отряхнем... " Но, на самом деле, ничего же еще не произошло, нет ни одного суда, ничего не решено, санация не может быть объявлена, потому что никто ничего не говорил еще о банкротстве, суды еще ничего не решили. Предложение это к акционерам - считайте, что это такое гуманитарное предложение - либо вы останетесь без всего и с волчьим билетом, либо вы все-таки прислонитесь к Газпрому, и тогда мы заживем славно. Но на российской политической сцене все это выглядит крайне неприлично. И Вяхирев, как человек - в общем, крупный и, видимо, уходящий экономический деятель. Может, это такой последний шаг, может, его ук нему вынуждают. Он не может не понимать, что это выглядит довольно странно - в России, не знаю, как на Западе, но в России это выглядит довольно странно...

Савик Шустер:

Насчет Запада мне трудно вам ответить. Но я хотел бы как-то подытожить...

Анна Качкаева:

Я все-таки дозвонилась до господина Гусинского, который крайне осторожно отнесся к тексту этого письма и сказал, что расценивает его как нападение лично на него и комментировать его не хочет, потому что - Гусинский сказал: "Я хорошо понимаю, в каком положении находится господин Вяхирев". Когда я поинтересовалась, что он имел в виду, он ответил: "Я сказал ровно то, что хотел сказать". Так что, давайте будем относиться к этому, как к не очень четкому и внятному информационному контексту...

Савик Шустер:

Если бы мне надо было подытожить эту тему, то я бы отделил то, что опубликовал Рем Вяхирев, от того, что произошло с Березовским, и как раз присовокупил продолжающиеся в "Имидж-Банке" обыски к письму Рема Вяхирева, а не к акции Березовского. И я бы прокомментировал это примерно так: акция властей продолжается, и цель ее все та же - абсолютно изолировать руководство "Медиа-Моста", убрать это руководство и больше никогда с ним не иметь дело - пусть они будут невозвращенцами. Это первое. Второе - по поводу Бориса Березовского: это письмо у меня лично вызывает огромные сомнения. Потому что мы слышали имена Теда Тернера и Джорджа Сороса, которые были согласны и готовы войти вот в эту большую акцию за демократию в России. Сегодня мы получили Бориса Березовского, который не только готов войти в эту акцию, но называет сумму - есть она у него, или нет - мы этого не знаем. Но вот, его последняя фраза - это та фраза, которая должна оттолкнуть вообще президента Путина и Кремль, потому что он говорит о "возможности возникновения в России Сталина или Гитлера". Эта фраза неправильная, потому что она чисто идеологическая, она не имеет пока никакого практического посыла, и я думаю, что это будет, скорее, не привлекать людей к его замыслам, а отталкивать. В том числе и такого человека, который и к Сталину, и к Гитлеру относится очень отрицательно - такого человека, как Джордж Сорос, и, я думаю, Теда Тернера тоже.

XS
SM
MD
LG