Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Газпром" и "Сибур" - задержание Якова Голдовского и Вячеслава Шеремета в свете новой кадровой политики


Михаил Соколов беседует с независимым депутатом Государственной Думы России Владимиром Рыжковым.

Ведущий программы "Темы дня" Андрей Шарый:

В нашей программе принимает участие независимый депутат Государственной Думы России, член Комитета Государственной Думы по делам Федерации и региональной политики Владимир Рыжков. Мой коллега Михаил Соколов попросил Владимира Рыжкова прокомментировать ситуацию вокруг концерна "Газпром".

Михаил Соколов:

В новый год Россия вошла не только с новым главой Министерства путей сообщения, но, сейчас вот, прокуратурой за вывод активов из компании "Сибур" задержаны президент этого концерна Яков Голдовский, член правления "Газпрома" и председатель Совета директоров "Сибура" Вячеслав Шеремет. Как вы оцениваете то, что происходит вокруг отношений "Газпрома" и химического концерна "Сибур"?

Владимир Рыжков:

Обыски и задержания идут не в связи с выводом активов - вывод активов был всегда и продолжается сейчас - а в связи с политической строптивостью. Дело в том, что "Сибуру" неоднократно в течение прошлого года предлагали добровольно войти под крыло "Газпрома", а Яков Голдовский возглавлял оппозицию этим предложениям и делал все от него зависящее для того, чтобы это не случилось. Поэтому, я думаю, что в данном случае применены репрессивные меры, для того, чтобы добиться своего. Известно, что Алексей Миллер проводит кадровую "чистку" в руководстве "Газпрома", известно, что он объявил о программе реструктуризации "Газпрома", о программе реформы "Газпрома", и, конечно, одна из его задач - возвращение в "Газпром" всех его активов. "Сибур" создавался в свое время как "дочка" "Газпрома", потом стал самостоятельным, сейчас Миллер стремиться вернуть его под свое крыло. Так что, я в этом усматриваю просто борьбу за контроль над этой компанией, в которой - я имею в виду борьбу - применяются, в том числе, методы уголовного преследования.

Михаил Соколов:

Я слышал такое мнение, что кремлевская "семья" не контролировала "Газпром", это была самостоятельная олигархическая империя, и вот теперь люди "старого Кремля", люди Ельцина выталкивают питерских пришельцев, выталкивают самого Путина на борьбу за эту ничейную финансовую территорию. Как вы относитесь к этой версии?

Владимир Рыжков:

В значительной степени "Газпром", действительно, не входил в структуру близкого окружения Бориса Ельцина, или, скажем так, людей, близких к Борису Ельцину. На протяжении всех 90-х годов "Газпрому" удавалось сохранять значительную политическую и кадровую автономию. Во многом это было обусловлено тем, что "Газпром" исправно отдавал деньги в бюджет, в иные годы доходило до того, что 40 процентов федерального бюджета комплектовалось из денег "Газпрома". Во-вторых, важной причиной было пятилетнее премьерство Виктора Черномырдина, который всегда прикрывал "Газпром" от каких бы то ни было неприятностей и посягательств. И действительно, там все эти годы управляло внутреннее руководство, которое пришло еще из советских времен, пришло еще из тех времен, когда было Министерство газовой промышленности СССР, и "Газпром" был одним из немногих исключений автономного островка в какой-то степени самостоятельного "плавания".

Михаил Соколов:

Значит, эта история заканчивается?

Владимир Рыжков:

Эта история уже закончилась или близка к завершению, потому что назначение Алексея Миллера было, безусловно, политическим. Это - человек лично близкий нашему президенту, и в этом смысле конфликты, которые мы сейчас видим, - постепенный процесс постановки компаний под контроль человека Путина.

XS
SM
MD
LG