Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы российско-американских отношений


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют директор Центра Европейских исследований института США и Канады профессор Юрий Давыдов и корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Владимир Абаринов.

Андрей Шарый:

В последнее время Россия не раз обвиняла США в недружественных действиях и высказываниях. В американской столице эти обвинения считают безосновательными. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов:

Утверждения о том, что после 11 сентября прошлого года администрация Соединенных Штатов объявила некий мораторий на комментарии событий в Чечне, а на прошлой неделе его нарушила, не соответствуют действительности. Высшие должностные лица США неоднократно выражали свое мнение относительно чеченского урегулирования после этой даты. Так, например, уже 19 сентября на совместном брифинге с министром иностранных дел России Игорем Ивановым государственный секретарь Колин Пауэлл заявил: "Россия сталкивается с тяжелым вызовом в Чечне, и мы знаем, что они должны на этот вызов отвечать. И мы сделаем, что сможем, чтобы помочь им. Вместе с тем мы всегда побуждали наших российских коллег упорно искать политическое решение этого трагического конфликта и отстаивать свои интересы, уважая права человека и другие стандарты". Именно такой позиция Вашингтона и оставалась все это время.

Правительство США приветствовало начало диалога между представителями Аслана Масхадова и федеральных властей, а затем выражало сожаление в связи с тем, что диалог прервался. Относительно новым элементом американской позиции стал призыв к чеченским лидерам положить конец присутствию иностранных террористов в республике. Однако, признание факта такого присутствия, как подчеркнул на днях в интервью Радио Свобода эксперт Фонда Карнеги Эндрю Кучинс, нельзя считать новостью - США еще в 1999-м году публично признали это. Вместе с тем обвинения в связях с международным терроризмом Вашингтон никогда не адресовал лично Аслану Масхадову.

Вряд ли основательно и недавнее заявление российского МИДа, в котором он обвинил Госдепартамент США в политике двойных стандартов при подходе к вопросам свободы прессы. В интерпретации Москвы, Соединенные Штаты призывают правительство России "оказать давление на судебную власть" с тем, чтобы добиться отмены решения о ликвидации телекомпании "ТВ-6". В действительности позиция американской администрации ровно противоположная. Вот заявление, с которым выступил пресс-секретарь Белого Дома Ари Фляйшер: "Администрация была разочарована, получив сегодня утром сообщение о том, что президиум Высшего арбитражного суда принял решение о ликвидации одной из наиболее популярных московских телекомпаний - "ТВ-6". К сожалению, в ходе рассмотрения этого дела имели место явные признаки политического давления на судебные органы. Развитие свободных СМИ и поступательное движение по пути укрепления власти закона являются важнейшими этапами процесса преобразования России в демократическое, рыночное и более благополучное государство". Аналогичное заявление сделал и официальный представитель госдепартамента Ричард Баучер. Таким образом, США не призывают Кремль оказать давление на судебные власти, а обвиняют его в том, что такое давление было оказано.

Наконец, неудовольствие Москвы вызвал интерес, который официальные лица США проявили к делу военного журналиста Григория Пасько, обвиняемого в измене родине. Представитель госдепартамента Филип Рикер сразу после оглашения приговора огласил следующий комментарий: "Мы надеемся на то, что апелляция по этому делу будет рассмотрена без проволочек в соответствии с российскими законами и Конституцией, и что в качестве гуманного жеста суд, возможно, согласится освободить его из-под стражи на период рассмотрения апелляции". Он подтвердил, что сотрудник американского консульства во Владивостоке присутствовал на единственном открытом заседании суда по делу Пасько и что Соединенные Штаты намерены и впредь внимательно следить за процессом.

Реакцию Москвы на эти и некоторые другие комментарии в Вашингтоне считают преувеличенной и неадекватной. Так или иначе, обмен упреками создает не самый лучший фон для переговоров по сокращению стратегических наступательных вооружений, которые ведет в американской столице первый заместитель Генерального штаба вооруженных сил России генерал Балуевский.

Андрей Шарый:

Начало новых российско-американских отношений - именно так оценивают то, что происходит сейчас на линии Москва-Вашингтон. Многие комментаторы говорят об охлаждении этих отношений. На линии прямого эфира с Пражской студией Радио Свобода по телефону из Москвы директор Центра Европейских исследований института США и Канады профессор Юрий Давыдов. Господин профессор, вы разделяете такие оценки о начале нового периода в отношениях между Москвой и Вашингтоном?

Юрий Давыдов:

Я был бы более осторожен. Я бы начал с того, что во внешней политике Москвы есть такая закономерность - как только российские, или, в прошлом, советские руководители ехали в Париж - это означало, что произошло какое-то охлаждение российско или советско-американских отношений. И вот эту схему пытаются разработать и сейчас. Что, вот, визит Путина во Францию - это, в какой-то степени, показатель охлаждения российско-американских отношений. Мне кажется, это не совсем так. То, что происходит сейчас - это попытка отделить иллюзии и эмоции от реальной политики. После 11 сентября казалось, что Россия открыла себя Западу, прежде всего, США, что она сделала значительный выбор в пользу сотрудничества с Западом по всем линиям, что мы начинаем новую эпоху, мы начинаем проведение либеральных реформ, и так далее, и тому подобное. И казалось, что платой за это, как считали в Москве должно быть какое-то снижение критических высказываний Запада, прежде всего, Вашингтона, по поводу Чечни, по поводу давления на СМИ, по поводу закрытия телекомпании. В Москве казалось, что это так на самом деле и есть - во всяком случае, первые месяц-два эта критика была приглушенной. Но сейчас она становится все более явственной и, действительно, есть целый ряд проблем, по которым существуют разногласия между Россией и Соединенными Штатами, прежде всего. Это Чечня, это свобода слова, это проблемы "ТВ-6", это все то же расширение НАТО, это проблема ПРО, это переговоры о стратегических наступательных вооружениях и так далее, и тому подобное. Но, мне кажется, что это все не говорит о том, что отношения между двумя сторонами вдруг резко обрушились, и начался какой-то новый их этап обострения. Мне кажется, что все эти проблемы - одни их них пришли их прошлого, другие возникли на более позднем этапе, но это все проблемы решаемые, которые должны обсуждаться нормально между двумя странами, и я не думаю, что нам грозит какой-то поворот и отход от этой позиции.

Мне кажется, Путину было очень тяжело сделать поворот в сторону Запада, он испытывал огромное давление, и ему, наверное, еще труднее будет сделать поворот в другую сторону. Но дело не только в этом. Мне кажется, что это важно для самой России - сохранить эту открытость, и более здравые политики понимают, что Россия должна быть открыта миру, что она должна строить, реформировать свою систему на основе состязательности с Западом. Только тогда эта система будет открыта, только тогда она будет эффективна, а все эти проблемы, которые возникают, - они решаются. По одним ведутся переговоры, по другим заметно какое-то продвижение. Было объявлено, что те "зачистки", которые раньше проходили чисто военными методами, вроде бы, так сказать, теперь не будут иметь место. Это, в какой-то степени, результат давления Запада, результат давления США. Но, наверное, это позитивно.

XS
SM
MD
LG