Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перерасчет пенсий и повышение цен на лекарства


Ведет программу Кристина Горелик. Участвуют советник председателя правления Пенсионного фонда России Владимир Вьюницкий и президент Российской фармацевтической ассоциации Александр Апазов

Кристина Горелик:

С первого февраля 2002 года средняя пенсия в России составит 1370 рублей. Второй за этот год перерасчет пенсий вызван январским повышением цен на потребительские товары, в частности, на лекарства. Пенсионеры всех групп получат надбавку от 40 до 140 рублей в зависимости от размера пенсии. В целом же все пенсии вырастут на 6,5 процентов. Однако уже сегодня во многих российских аптеках лекарства подорожали и больше, чем на 6,5 процентов. Высокие цены объясняются введением в России 10-процентного налога на добавленную стоимость со всех категорий лекарств и медицинской техники. В интервью Радио Свобода советник председателя правления Пенсионного фонда России Владимир Вьюницкий заверил, что в случае необходимости пенсии могут быть пересчитаны во втором квартале этого года.

Владимир Вьюницкий:

Величина - она установлена была в зависимости от общего индекса роста цен, который, в отличие от цен на лекарства, не повысился столь значительно. По ценам на лекарства у нас есть ряд социальных программ, которые нам помогут решить эту проблему. Кроме этого, у нас есть возможность отследить динамику роста цен и принять решение по последующим индексациям этого года. Если темпы инфляции будут превышать проектировки, естественно, будут приняты решения о других корректирующих индексациях, к примеру, во втором квартале.

Кристина Горелик:

Больше половины всего фармацевтического рынка занимают зарубежные производители лекарств. При въезде в Россию им придется платить два налога - налог на добавленную стоимость и таможенную пошлину, что скажется на конечной цене товара. Критикуя таможенную политику в отношении ввоза жизненно необходимых лекарственных препаратов в Россию, президент Российской фармацевтической ассоциации Александр Апазов, тем не менее, считает, что западные компании находятся в лучших условиях, нежели российские производители.

Александр Апазов:

У нас таможенный барьер сегодня неправильный. У нас таможенные пошлины не служат для защиты отечественного производителя сегодня, они служат для получения дополнительного дохода с населения. И я, конечно, понимаю, что может случиться таким образом, что завтра пролоббируют сильнее - они могут снять таможенную пошлину на ту продукцию, которая им нужна. Но реально, на многие виды лекарств таможенные пошлины вводить абсурдно. Извините, если это лекарство производится только одной компанией - не завтра, не послезавтра оно в России производиться не будет. Зачем его облагать? Онкология, в основном, вся - вы посмотрите, какие там дикие цены. Поэтому я и говорю, что должен быть просто нормальный, разумный подход по защите и понимание, что собственный рынок тебе нужен. Вторая часть, почему я говорю - неравные условия. Вы знаете, что компании на Западе берут кредит. Он им стоит 4-5 процентов, оборотных средств в России вообще не имеют. А мы берем кредит, который нам обходится в 30 процентов. Могут быть в равных условиях?

Кристина Горелик:

Помимо налога на добавленную стоимость российские производители лекарств с 1-го января этого года обязаны платить налог на прибыль. Опять же, считает Апазов, пострадают от этого покупатели, в основном малообеспеченные, для которых даже незначительное повышение цен серьезно ударит по семейному бюджету. Насколько, все-таки, может возрасти цена лекарства, если учесть, что от производителя товар сначала поступает в оптовую, затем в розничную торговлю, и на каждом этапе с него взимается НДС? Данные приводит Александр Апазов.

Александр Апазов:

Если сказать реально насколько должны повысится цены, они должны на производстве повысится на 8 процентов, в оптовом звене - на 9,5 процентов, в розничном звене - на 9 процентов. Но это только от одного введения НДС. А энергоносители, прочее, значит, я считаю, что это будет больше 10 процентов. Среднее потребление лекарств в России - двадцать долларов на человека. А среднее потребление лекарств во Франции, в Германии, в США, в Японии - больше двухсот долларов. Даже при равных ценах не превосходит другие рынки, но они недоступны населению, потому что мы, когда нашу заработную плату берем, оттуда, естественно они становятся недоступными. Но ведь экономика есть экономика. Мы шли к рыночным отношениям. Не можем мы так, что если стоит рубль, то нужно продавать за 50 копеек, кто это будет делать? В этом случае государство должно датировать, или целевое датирование населению дать, тогда цены на лекарства будут такими, по которым население сможет лечиться. Очень много дорогостоящих препаратов, поэтому я могу сказать, что, в первую очередь, пострадает население. Пострадают инвалиды, пострадают дети, пострадают неимущие слои населения. Это первая часть. И вторая часть, я знаю, пострадает сильно аптечная система. Пострадают, к сожалению, более честные предприятия работающие, чем те, которые имеют двойной баланс и так далее. Они же все закроют, скроют, и никто их не поймает. А люди, которые всю жизнь занимались этой профессиональной деятельностью. У него есть барьер - знаете, не переступи, нас учили этому всегда - он его не переступает. И он пострадает, потому что он не может сегодня прожить без нарушений. Я вот именно за этих людей, за профессионалов переживаю.

Кристина Горелик:

Если государство не примет никаких мер, на российском фармацевтическом рынке увеличится доля теневого бизнеса, на который, по данным Апазова, уже сегодня приходится от 10 до 30 процентов. Для государства это будет означать недобор средств в федеральный бюджет. Для граждан - последствия от употребления некачественных лекарств.

XS
SM
MD
LG