Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Инфляция в России


Ведущий программы "Темы дня" Андрей Шарый:

Инфляция на потребительском рынке России в январе может более чем в два с половиной раза превысить рассчитанный правительством уровень. Несмотря на это, российские власти все-таки повысили тарифы на товары и услуги естественных монополий страны. О том, сумеет ли правительство удержать под контролем рост потребительских цен, рассказывает Иван Трефилов:

Иван Трефилов:

Государственный комитет России по статистике прогнозирует, что уровень инфляции на потребительском рынке в январе может составить от 2,4 до 2,7 процента. Это серьезно расходится с планами российского правительства. Согласно прогнозу социально-экономического развития страны, ежемесячный рост цен не должен превышать одного процента. Только в этом случае кабинет выполнит те обязательства, на которых и строится федеральный бюджет. Несмотря на явное несоответствие прогноза и реальности, ответственные правительственные чиновники не делают из этого факта трагедии. Премьер Михаил Касьянов утверждает, что январская инфляция серьезным ориентиром не является - все равно по итогам года этот показатель не превысит 12 процентов. С этим согласен и экономический советник российского президента Андрей Илларионов:

Андрей Илларионов:

Январский всплеск инфляции находится пока в рамках предсказанного. Собственно говоря, никто, кроме людей, которые не имеют дела с экономикой и экономической политикой, и не ожидал, что инфляция в январе упадет до одного процента в месяц или ниже. Такого не бывает. Пока, я бы сказал, темпы инфляции соответствуют основной части прогнозов, в том числе и официальных прогнозов, есть шанс, если будет проводиться ответственная денежно-кредитная политика, удержаться в тех пределах инфляции, которые были заявлены на этот год. Если, конечно, проводить разумную экономическую политику.

Иван Трефилов:

Между тем, с такими оптимистическими прогнозами могут согласиться далеко не все. Некоторые эксперты уже рассчитали, что заданные январем темпы инфляции приведут к росту цен по итогам года в среднем на треть. Заместитель генерального директора холдинговой компании "Интеррос", бывший заместитель министра финансов Сергей Алексашенко говорит, что эти расчеты слишком преувеличены. С другой стороны, он уверен в том, что январская инфляция имеет определяющее значение:

Сергей Алексашенко:

Я думаю, что во многом, потому что темпы инфляции января - они как бы задают планку, от которой движется все потом. В экономике не бывает случайных событий, не бывает так, что в январе 2,5 процента, а в феврале - ноль или минус. Есть какая-то кривая, и уже можно говорить, что цифра инфляции 2,5 процента говорит о том, что 12 процентов в год - уже нереально. Меньше 15, я думаю, уже не получится. Высокая инфляция сдерживает экономический рост, это известно по всем странам мира, и Россия не является исключением. Высокая инфляция съедает доходы населения, особенно - людей с фиксированными доходами. Россия попала в такую ситуацию, когда все процессы проходят у нас точно так же, как в учебнике написано. Инфляция - тормоз экономического роста.

Иван Трефилов:

В российском правительстве признают, что в прошлом году темпы роста национальной экономики замедлились. Кроме того, власти не смогли удержать и инфляцию в запланированных рамках - согласно прогнозу, темпы ее роста не должны были превысить четырнадцати процентов. Однако по факту они достигли почти девятнадцати. Впрочем, Андрей Илларионов говорит, что у российской экономики есть более серьезные проблемы, чем слишком быстрый рост цен на потребительском рынке:

Андрей Илларионов:

Опасность существует в том, что некоторое замедление темпов экономического роста, которое обнаружилось в течение последнего года, может оказаться достаточно длительным, потому что причины, лежащие в основании этого замедления, носят долгосрочный структурный характер. Прежде всего, главная причина заключается в том, что размеры государства в России существенно превышают экономические возможности страны. Соответственно, необходимо проводить очень серьезные, непростые реформы по сокращению размеров государства, по сокращению бюджетных расходов, по сокращению размеров государственного регулирования, по сокращению сферы того, что у нас называется, с моей точки зрения, не совсем точно, сферой естественных монополий. Это сфера искусственных монополий, поскольку эта монополия обеспечена государственным регулированием.

Иван Трефилов:

Однако, реформируя промышленность, в том числе и естественные монополии, российские власти вынуждены теперь соблюдать баланс между интересами производства и макроэкономической стабильностью в стране. Чтобы дать монополистам, а именно РАО ЕЭС России, Газпрому и Министерству путей сообщения средства для развития, правительство в 2002-м году собиралось на 35 процентов повысить стоимость их услуг. Но специалисты подсчитали, что в этом случае власти не смогут удержать инфляцию на запланированном уровне. Впрочем, Сергей Алексашенко говорит, что влияние роста тарифов все равно было бы не столь значительным:

Сергей Алексашенко:

Мне кажется, что в ходе дискуссий стороны согласились, что тарифы естественных монополий не являются определяющими, что от того, что тарифы вырастут в среднем на 20 или на 30 процентов, темпы инфляции изменятся на процент-полтора, то есть, ясно, что эта зависимость не очень велика. Мне кажется, что больше речь идет, во-первых, о популистских решениях - говорить, что правительство предпринимает некоторые действия по сдерживанию цен, а, во-вторых, это говорит о том, что правительство не очень серьезно подходит к долгосрочным перспективам естественных монополий, потому что позиция всех компаний, особенно - РАО ЕЭС, Газпрома, состоит в том, что для поддержания текущих объемов производства в пяти-семилетней перспективе нужны более существенные инвестиции, которые сегодня мы просто не можем генерировать. Правительство сегодня просто отмахнулось от этой проблемы.

Иван Трефилов:

Между тем, чтобы не спровоцировать инфляцию, правительство решило поднимать тарифы естественных монополий более сдержанными темпами. Объявлено, что цены на электроэнергию для конечных потребителей будут повышены только на 18 процентов, стоимость грузовых железнодорожных перевозок увеличится на 16 процентов, а цены на газ - на двадцать. Специалисты утверждают, что это несколько сдержит рост потребительских цен. Однако, по мнению Андрея Илларионова, это непростое для правительства решение все равно является половинчатым:

Андрей Илларионов:

Это признак того, что правительство может принимать решения, которые являются более отвечающими экономической ситуации, чем это было поначалу заложено. В то же самое время, следует иметь в виду, что темп увеличения тарифов естественных монополий даже по этому последнему решению, которое, по сути дела, пересматривает прежнюю позицию правительства - все-таки, этот темп оказывается более высоким, чем ожидаемый темп роста потребительских цен. Это означает, что удельный вес монополий в национальной экономике в результате исполнения этого решения не уменьшится, а увеличится.

Иван Трефилов:

Андрей Илларионов борется с повышением тарифов естественных монополий не ради остановки инфляции. Он считает, что их рост ведет к замедлению экономического роста и перераспределению средств из рыночного сектора экономики в нерыночный. Однако, у него есть немало противников. Прежде всего, сами монополисты утверждают, что отказ правительства существенно повысить стоимость их услуг приведет к нехватке инвестиций, и, как следствие, к замедлению развития компаний. В частности, Министерство путей сообщения уже отказалось от нескольких весьма громких проектов, серьезно сокращена и инвестиционная программа РАО ЕЭС России. Как говорит Сергей Алексашенко, осторожная тарифная политика правительства, прежде всего, навредит развитию российской энергетики:

Сергей Алексашенко:

Есть известная такая линия, график, называется "кривая Чубайса", где, с одной стороны - в зависимости от роста российской экономики энергопотребление будет расти, а с другой стороны, будет убытие мощностей, и где-то на рубеже 2005-го - 2007-го годов установленных мощностей на производство электроэнергии в России не будет хватать. Это значит, что в России будет дефицит электроэнергии. Собственно говоря, если не будет дополнительных инвестиций в электроэнергетику, то недостаток электроэнергии станет реальным ограничителем экономического роста, потому что экономика просто не сможет получить необходимые ресурсы.

Иван Трефилов:

Между тем, влиятельные противники правительственного варианта развития естественных монополий настаивают на своем. Андрей Илларионов говорит, что большая часть средств, полученных российскими монополистами, расходуется неэффективно:

Андрей Илларионов:

За последние 10 лет в результате политики государственного регулирования тарифов, государство сознательно или неосознанно перераспределяло огромные финансовые ресурсы из немонополизированного сектора в монополизированный. Достаточно сказать, что доля монополий в ВВП увеличилась в полтора раза, по тем тарифам, которые правительство установило, в то же самое время, в постоянных ценах, то есть, реальный объем их производства - сократился. Это означает, что эффективность использования ресурсов в монополиях не просто ниже, чем в немонополизированном секторе, а она постоянно уменьшается, сокращается - по сравнению с немонополизированным сектором и со средним уровнем в экономике. Получается, что экономическая деятельность монополий оказывается своего рода черной дырой, куда перераспределяются огромные финансовые ресурсы из остальной части экономики, а монополии пока не продемонстрировали примеров эффективного использования этих ресурсов.

Иван Трефилов:

Впрочем, борьба за тарифы естественных монополий еще не закончена. Сейчас, по мнению экспертов, осторожные действия правительства объясняются, прежде всего, двумя факторами. Во-первых, для российских властей не ясны перспективы экономического роста. В последние месяцы темпы роста национального продукта снижаются и непонятно, насколько это может стать долгосрочной тенденцией. С другой стороны, правительство останавливает высокая январская инфляция, которую решили не подгонять искусственным подъемом тарифов. Однако, к середине года все может измениться - эксперты не исключают, что монополисты все-таки пролоббируют свои интересы и стоимость их услуг опять увеличится. В этом случае рост потребительских цен вряд ли будет соответствовать расчетам российского правительства.

XS
SM
MD
LG