Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В дефолте ли Россия?


Министерство финансов России заявило в четверг, что в первом квартале наступившего года Москва не выплатит Парижскому клубу кредиторов очередную часть задолженности, унаследованной от бывшего СССР. По словам представителя Минфина Геннадия Ежова, такое решение "не имеет ничего общего с объявлением дефолта". Размер долгов бывшего СССР Парижскому клубу - свыше 48 миллиардов долларов... Сегодня Россия переводит 118 с половиной миллионов долларов - в счет погашения ранее выданных кредитов - Международному Валютному Фонду.

Андрей Бабицкий беседует с обозревателем газеты "Ведомости" Александром Беккером.

Андрей Бабицкий:

Александр, так все-таки Россия отказалась выплачивать свои долги Парижскому клубу кредиторов, или эта информация преждевременна?

Александр Беккер:

Информацию следовать рассматривать как зондаж, как пробный шар российского правительства. Если бы действительно правительство приняло бы решение не платить по долгам, то это сделал бы кто-то из официальных лиц - либо премьер-министр Касьянов, либо вице-премьер Кудрин, который занимается этой проблемой, либо, как бы на самый крайний случай, заместитель министра финансов Сергей Колотухин, который непосредственно входит в контакт с представителями Парижского клуба. То, что произошло в четверг, следует рассматривать как сигнал начать все-таки не консультации по проблеме советского долга. а официальные переговоры. Дело в том, что 1 января Россия должна была уже осуществлять несколько небольших платежей на десятки миллионов долларов, а вот в феврале предстоит уже огромный платеж - более чем в 100 миллионов долларов. Правительство в такой форме решило все-таки сдвинуть переговоры с места. С моей точки зрения, единственным официальным заявлением российского руководства по проблеме советских долгов Парижскому клубу следует считать интервью премьер-министра Касьянова, которое он дал 5 декабря прошлого года нашей газете. В нем он официально заявил, что Россия будет платить по долгам. Вторая его позиция, что примерно 25 процентов задолженности заложено в бюджет 2001-го года и третья позиция, которую премьер изложил, состоит в том, что по оставшейся части долга, которую Россия не сможет оплатить, она очень надеется на понимание кредиторов Парижского клуба и на официальные переговоры, которые позволят рассрочить этот долг на год, полтора или два.

Андрей Бабицкий:

А что, действительно эта статья расходов не заложена в бюджет, и можно ли говорить о том, что Россия в принципе будет не в состоянии оплачивать эти долги, если Парижский клуб не пойдет на переговоры о реструктуризации?

Александр Беккер:

И это не совсем верно. Дело в том, что Россия заложила определенную сумму - чуть меньше миллиарда долларов, на платежи Парижскому клубу. Дело в том, что Россия ведь не отказалась платить по долгам, а она платила их в прошлом и позапрошлом году, хотя реструктуризация была осуществлена с 1 августа 1999-го года, то есть, фактически платежи проходят. То же самое касается будущего года: есть некоторые долги СССР, которые Россия физически не может реструктурировать, и она по ним платит. В следующем году примерно 900 миллионов долларов заложены в бюджете. Не заложена вся сумма платежей, которая составляет примерно 4,5 миллиарда долларов.

Андрей Бабицкий:

Вы считаете, что в принципе эти деньги будут найдены, если не удастся найти какие-то решения на переговорах с Парижским клубом?

Александр Беккер:

Я считаю, что абсолютно исключен вариант, когда бы Россия не смогла договориться с Парижским клубом. Осталось фактически преодолеть одну ступеньку: согласовать с МВФ экономическую программу на 2001-й год. Вероятность согласования достаточно высока. В конце января - начале февраля в Россию приезжает миссия МВФ, которая окончательно обсудит все детали соглашений. Стороны близки к соглашению, причем это не показной оптимизм или патриотизм, а реальная оценка ситуации. После того, как Парижский клуб получит сигнал от МВФ, переговоры по реструктуризации вступят в заключительную фазу. Единственное, что может быть огорчительно для российского правительства: соглашение с Парижским клубом будет охватывать максимум один - два года, а Россия постоянно - и на саммите в Кельне, и на саммите на Окинаве, говорила о том, что для того, чтобы российская экономика могла развиваться динамично, ей нужна не полутора или двухгодичная реструктуризация, а рассрочка на 25-30 лет, как это сделал в феврале прошлого года Лондонский клуб.

Андрей Бабицкий:

То есть, дефолт России невозможен ни при каких обстоятельствах?

Александр Беккер:

Вообще, техническим дефолтом в международной практике считаются две недели, в течение которых та или иная сторона не платит по долгам одному из кредиторов. С точки зрения официальной - да, с 1 по 14 января Россия находится в состоянии технического дефолта, но с точки зрения российского правительства, которое от лица вице-премьера Кудрина за два дня до Нового года направило письмо председателю Парижского клуба Жан-Пьеру Жойету, ситуация несколько иная. Само направление письма, в котором Кудрин объясняет причины, по которым Россия не сможет в полной мере обслуживать советские долги, считается как бы стартовой точкой для перехода от консультаций к официальным переговорам. Таким образом, дефолт, во всяком случае, как его понимает российское правительство, не считается.

XS
SM
MD
LG