Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Стоит ли верить "теориям заговора"?


Ведущий итогового информационного часа Дмитрий Волчек беседует с российским политологом Андреем Пионтковским о возможной подоплеке задержания в Нью-Йорке Павла Бородина.

Дмитрий Волчек:

Андрей Андреевич, давайте начнем с конспирологии: Strana RU. - известно кому принадлежащий сайт - со ссылкой на источник в прокуратуре распространил версию о том, что, якобы, арест Бородина организовали силы, стоящие за Владимиром Гусинским, и якобы они предлагают обмен: прекращение дела Гусинского в ответ на прекращение дела Бородина - увлекательно, но маловероятно? Или, как вам кажется?

Андрей Пионтковский:

Да, это совершенно неубедительно, но, вообще-то говоря, большинство наблюдателей в Москве поддались соблазну увидеть в этом аресте если не "заговор Гусинского", то, во всяком случае, еще одно проявление новой и более жесткой линии администрации Буша-младшего по отношению к России вообще, и российским высокопоставленным функционерам в частности. Но и эта конспирологическая теория, по-моему, ошибочная. Не будем забывать, что США еще находятся в периоде администрации Клинтона, а не Буша. А во-вторых: всем известно, и я не понимаю, почему к этому недостаточно серьезно отнесся Павел Павлович, что с января прошлого года его имя находится во всех компьютерах, в файлах запросов швейцарской прокуратуры. Это просто его первый случай пересечения государственной границы, тем более не с дипломатическим, а с общегражданским паспортом.

Дмитрий Волчек:

Тем не менее, все-таки какой-то элемент конспирологии, мне кажется, все-таки здесь есть. Интригующий вопрос: является ли это абсолютной случайностью, или нашего героя заманили в ловушку. Вся эта история с визой в дипломатическом паспорте, который был не готов - не кажется ли вам, что это может быть ловушка, которую подготовили в Москве. В пользу этой версии говорит, например, тот факт, что российское бюро Интерпола знало о готовящемся задержании Бородина, и не только оно, очевидно... Можно ли предположить, что Кремль, Путин таким, достаточно элегантным, образом избавляется от наследства "Семьи", оставаясь как бы не при чем?

Андрей Пионтковский:

Такие предположения могут завести нас слишком далеко. Как мы знаем, Путин служил при Собчаке, после этого служил при Бородине. Мы знаем, что случилось с Собчаком... Теперь вот Бородин как бы оказывается в "швейцарском застенке"... По-моему, это слишком далеко идущее предположение... Собчак, видимо, уже не расскажет ничего такого, что могло бы быть компрометирующим для президента и его соратников, но Бородин, оказавшись в Швейцарии, как раз может поделиться какими-то своими воспоминаниями со швейцарскими следователями.

Дмитрий Волчек:

Бородин - фигура, в любом случае - "отыгранная". Будут ли Москва и Минск по-настоящему за него бороться? Может ли он рассчитывать на серьезную поддержку, или все ограничится протокольными демаршами?

Андрей Пионтковский:

Какой-то ответ на этот вопрос мы уже получили. Министр иностранных дел Российской Федерации Игорь Иванов выступил с довольно резким заявлением... Вообще, у меня такое впечатление, что Иванов несколько запутался в своих функциях и играет роль не столько министра иностранных дел, сколько министра внутренних дел. Он в последнее время занимается тем, что добивается выдачи Гусинского от испанских властей, а теперь добивается от американских властей того, чтобы Бородина ни в коем случае не выдали Швейцарии.

Дмитрий Волчек:

Какие, на ваш взгляд, перспективы у этого дела "Мабетекс", учитывая нежелание российской прокуратуры продолжать следствие и готовность Бернара Бертоссы довести дело до конца?

Андрей Пионтковский:

Ну, Бернар Бертосса сказал в своем интервью, что преступление было совершено в Швейцарии, и если люди, подозреваемые в совершении преступления, оказываются в распоряжении швейцарского правосудия, до дело будет доведено до логического конца, до процесса... Ну, мы знаем, что дело известного российского бизнесмена Михайлова тоже было доведено до судебного процесса, и мы знаем его результат... Но там уже вопрос состязательности, искусства аргументации обвинения и защиты.

XS
SM
MD
LG