Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Павел Бородин, "Мабетекс", "Мерката"... - комментарий журналиста газеты "Совершенно секретно"


Ведущий итогового информационного часа Дмитрий Волчек:

Корреспондент газеты "Совершенно секретно" Владимир Иванидзе более двух лет занимался журналистским расследованием дела об отмывании денег компаниями "Мабетекс" и "Мерката". Расследование это не было простым: журналисту неоднократно угрожали, а его материалы опасались печатать. Сегодня Владимир Иванидзе предложил Радио Свобода свой комментарий к событиям в Нью-Йорке.

Владимир Иванидзе:

Бородин подозревается в крупномасштабных хищениях государственных средств, и более года назад швейцарская прокуратура выписала международный ордер на его задержание и, так сказать, на доставку в Женеву на допрос. Сделано это было по двум причинам: доказательства его личного участия в хищениях сотен миллионов долларов государственных средств очевидны и связаны они с реконструкцией Кремля, Счетной Палаты и переделкой президентского самолета. Это первое. Второе: он не являлся на допрос к следователю Дево, который давно хотел с ним побеседовать. Международный мандат действует во всех цивилизованных странах, и Бородин, видимо, серьезно оторвался от жизни, решив, что если ему удалось приватизировать Генпрокуратуру России, то теперь его никто не тронет. Это неправда. Все очень банально. Бородин должен быть задержан, и его задержали. Так что к американским властям никаких претензий быть не может.

Я уже более двух лет занимаюсь этой историей, и написал об этом не мало статей. И чем больше я узнавал, тем больше я поражался масштабам воровства и беззастенчивости этих людей. Они просто без тормозов. Постоянная лживость стала их второй натурой. Теперь вот господин Бородин провел всего лишь ночь в обычной бруклинской тюрьме, и тут же согласился отправиться в любое время в Швейцарию. Я понимаю, почему: этот якутский алмаз может и не выдержать огранки в простых и доступных любому человеку условиях. Там не похамишь и безнаказанно никого не оскорбишь, как это делал бывший кремлевский завхоз в России. Но Бородин сам пришел к этому состоянию.

За все время работы над этой темой настоящий шок я испытал лишь однажды: когда руководитель следственной группы по так называемому делу "Мабетекс" господин Тамаев объявил в декабре прошлого года, что дело закрыто, и что у прокуратуры якобы нет никаких доказательств вины Бородина. Тамаев и его свежеиспеченные начальники в Генпрокуратуре сделали ее настоящим посмешищем. Мало кто нанес такой урон престижу прокуратуры и самому духу законности в России. Тамаеву присылают из Швейцарии копии банковских документов, из которых ясно следует, что высокопоставленный государственный чиновник Бородин не только имел номерные счета в западных банках, но и получал на эти счета десятки миллионов долларов, причем получал от тех, кто подряжался исполнить организованные самим Бородиным государственные заказы. И господин Тамаев закрывает это дело, заявляет, что это всего лишь копии и доказательствами они не являются. Но ведь банковские счета не перестают быть реальными. Из Швейцарии могут прислать и оригиналы документов. Стоит лишь Тамаеву захотеть.

Еще одно: когда уголовное дело против Бородина и других называют "делом "Мабетекс", то это либо сознательное искажение сути произошедшего, либо полная некомпетентность. "Мабетекс" был лишь одним из подрядчиков управления делами президента. Просто этот подрядчик тесно связан с давних времен, еще по Якутии, с Бородиным. Кроме того, у Беджета Пакколи были тесные контакты с Банком Готардо в Лугано, где уже несколько лет российская чиновничья элита держит свои тайные счета. А вот генеральным подрядчиком, фигурирующим даже в указах Ельцина о реконструкции Большого Кремлевского Дворца и Счетной Палаты, являлась швейцарская компания "Мерката", которую возглавлял помощник премьера Черномырдина Виктор Столповских, а заместителем у него был зять Бородин господин Селецкий. Между тем, "Мерката", которая сама ничего не строит и не производит, распоряжалась благодаря Бородину сотнями миллионов бюджетных денег, причем Бородин совершенно беззастенчиво лгал, заявляя, что никогда не слышал о том, что Селецкий - его зять - является вице-президентом "Меркаты". Я понимаю почему. С одной стороны он думает, что никто ничего не сможет обнаружить, а с другой его тактика - все отрицать. Это все со старых партийно-хозяйственных времен: не сознался - не вор. Когда следователь Тамаев вопреки здравому смыслу заявил, что швейцарцы предоставили лишь копии документов, и на этом основании он закрыл дело, то я задаю вопрос: как далеко еще готовы зайти все эти продажные чиновники, избранники безмолвного народа? Я уверен, что в Генпрокуратуре еще остались следователи, которые после сообщения об аресте Бородина удовлетворенно усмехнулись, но усмехнулись про себя, молча, и это молчание будет дорого обходиться, об них просто будут вытирать ноги, еще и еще.

Сейчас во многих комментариях я заметил сюжет с усыновленными детьми Бородина, причем счет уже пошел на десятки детей. Я не хочу обсуждать тему фонда, который был создан олигархами для жены Бородина. Этот фонд управляет небольшим детским домом, который очень отличается от обычного российского приюта. На мой взгляд, этот детский дом был лишь поводом для создания Семейного фонда Бородиных. Но я хочу сказать о другом: эти усыновленные дети были максимально использованы Бородиным как рекламный товар во время его предвыборной кампании в мэры Москвы. Дети были на плакатах, в газетах, на радио, на телевидении, об этих детях говорили столько, что я задаю себе вопрос: с какой целью Бородин их вообще усыновлял?

XS
SM
MD
LG