Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с Юрием Скуратовым


Ведущий итогового информационного часа Дмитрий Волчек беседует с бывшим Генеральным прокурором России Юрием Скуратовым, который в свое время пытался довести до конца российскую часть расследования по "делу "Мабетекс".

Дмитрий Волчек:

Юрий Ильич, многие комментаторы расценивают историю с задержанием Павла Бородина как ваш персональный, хоть и запоздавший несколько триумф. То есть, дело, которому вы посвятили столько времени, сдвинулось, наконец, с мертвой точки - вы согласны с такой трактовкой?

Юрий Скуратов:

До известной степени действительно я удовлетворен тем, что расследования продолжаются, и дело, которое я возбудил ценой своей карьеры, оно, в общем, не ушло в песок, благодаря усилиям моих коллег из Швейцарии. Но как бы особой радости я по этому поводу не испытываю. До триумфа еще далеко. Есть даже нотка сожаления, что, в общем, Россия находится не в очень приятном положении, что чиновник такого высокого уровня задержан, и решается вопрос о его экстрадиции. А полное удовлетворение можно получить лишь тогда, когда состоится приговор суда, который вынесет объективное и справедливое решение. Только тогда будет поставлена точка над i в этом, в общем-то, непростом деле.

Дмитрий Волчек:

Считаете ли вы, что прямых доказательств причастности Бородина к делу об отмывании денег, собранных вами и швейцарскими вашими коллегами, достаточно, чтобы привлечь его к ответственности?

Юрий Скуратов:

Во всяком случае, я сейчас, конечно, новыми данными не располагаю. Но тех данных, которыми я тогда располагал, было достаточно для возбуждения уголовного дела и предъявления обвинения. Это я могу сказать достоверно. Поэтому для меня, безусловно, решение российской прокуратуры с той мотивацией, которая была, было, конечно, неубедительным. Но это не означает, что я считаю, что Бородин уже виновен - есть презумпция невиновности! Конечно, до момента решения вопроса судом он считается невиновным.

Дмитрий Волчек:

Сейчас все говорят только о Бородине, но ведь есть много других фигурантов по этому делу, и не менее высокопоставленных, по крайней мере, принадлежащих к бывшей верхушке. Как вы считаете, должны ли они быть привлечены к ответственности, и могли бы вы очертить круг этих подозреваемых?

Юрий Скуратов:

Безусловно, речь идет не только о Бородине. Речь идет и о других руководителях управления делами, речь должна идти и о руководителях фирмы "Мерката Трейдинг" - господине Столповских и других. Ну и речь идет, в общем, и о тех лицах, которые так или иначе были вовлечены в орбиту этого дела, выполняли вспомогательные, технические функции, зная заведомо о том, что по делу проходят такие взятки, что подряды представлялись незаконным путем, что объемы работ завышались, что был ряд параллельных источников финансирования. Здесь надо проводить очень большой объем работы, чтобы все пласты этой истории, так сказать, поднять и дать им правовую оценку.

Дмитрий Волчек:

Сейчас много говорят о том, что Бородина будто бы заманили в ловушку, и что вся эта история с приглашением в Нью-Йорк была хитроумно подстроена. (Дмитрий Рогозин об этом говорил и многие другие). Вы, анализируя ситуацию последних дней, склонны видеть в этом чей-то умысел, или это скорее случайность?

Юрий Скуратов:

Меня удивляет такая постановка вопроса, хотя известные основания для нее есть. Меня удивляет одно: как господин Бородин, зная о том, что выдана санкция на его арест и он объявлен в розыск по линии Интерпола - он, зная обо всем этом, все же рискнул поехать в США - это самое главное. Ну, насчет ловушки - я не думаю, хотя, конечно, само по себе интересно, что те люди, которые направили ему это приглашение на эту инаугурацию... Пусть даже оно было бы официальным, даже от самого Буша исходило, но нужно понимать роль юстиции уголовной в странах Запада - это не российская модель, когда все решается в соответствии с "политической волей", так сказать. Это самостоятельные институты, которые действуют в своем собственном режиме и, конечно, просто как бы по-человечески жаль, что около Бородина не оказалось нормального квалифицированного юриста, который бы объяснил ему, что шутить с такого рода вещами, как поручение на международный розыск и задержание нельзя... Жаль... Значит, таких людей не нашлось.

Дмитрий Волчек:

Многие сторонники Бородина, его адвокаты в первую очередь, вспоминают известное дело Сергея Михайлова, который, как известно, был оправдан и еще и получил компенсацию от швейцарского правосудия. Как вы думаете, могут ли и в случае Бородина события развиваться подобным образом?

Юрий Скуратов:

Исключать нельзя и правильно они как бы вспоминают, потому что, как говорится, до приговора суда, как я уже сказал, действует презумпция невиновности. Но я зная и то, и другое дело хочу сказать, что в данном случае ситуация для Бородина более сложная, чем была для Сергея Михайлова.

Дмитрий Волчек:

Как вы объясняете молчание Владимира Путина по поводу Бородина, и как вы считаете, следует ли президенту России выступить с каким-то заявлением, как это сделал, например, Александр Лукашенко, или каким-то совершенно другим образом?

Юрий Скуратов:

Я считаю, что он занял правильную позицию, что не вмешивается в этом деле. Он правильно говорит, что прокуратура России должна действовать самостоятельно, и что как президент он не вправе вмешиваться в какие-то конкретные уголовные дела. В данном случае он как бы последователен. С другой стороны, это и политически правильно, потому что всякая попытка вмешаться по дипломатическим каналам значит оказать давление на правосудие в той или иной форме. Путин понимает, что эффективность этого давления может быть крайне низкой - то есть он включится и будет делать заявления, а решение суда об экстрадиции будет положительным, и он окажется в не совсем корректном положении. Поэтому я считаю, что в данном случае он выбрал правильную линию...

XS
SM
MD
LG