Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Павла Бородина и дело Владимира Гусинского - реакция российской общественности

  • Савик Шустер

Программу ведет Савик Шустер. Он беседует с директором Всероссийского Центра изучения общественного мнения Юрием Левадой. Участвует также обозреватель испанской газеты "Эль-Мундо" Моника Гарсиа Прието.

Савик Шустер:

Насколько дело Павла Бородина волнует россиян? Этот вопрос мы задали Юрию Александровичу Леваде - директору Всероссийского Центра изучения общественного мнения.

Юрий Левада:

Мы опрашивали в конце прошлой недели население России. Эти данные заказывала нам программа "Итоги", и они огласили их в воскресенье. Получилось, что почти половина - 47 процентов - была взволнована этим делом.

Савик Шустер:

А вы считаете, что 47 процентов - это серьезный социологический показатель?

Юрий Левада:

Да, это не часто бывает, в общем, учитывая, что как-то это прямо людей не затрагивает, но это волнует их общечеловеческие, гражданские интересы в какой-то мере, наверное.

Савик Шустер:

А вот если, извините за парадокс, мы сравним, скажем, с трагедией "Курска" - это такой же уровень заинтересованности и эмоционального вовлечения, или мы говорим совсем о других явлениях?

Юрий Левада:

Все-таки разного качества события, и, кроме того, "Курск" так долго был и остается сегодня в центре внимания, что эти вещи нельзя сравнивать пока. Посмотрим, что будет дальше, ведь мы получили только первые реакции на историю с Павлом Бородиным.

Савик Шустер:

Из Павла Бородина можно будет сделать в общественном мнении некоего такого "мученика", либо он останется достаточно холодной фигурой, занимавшейся, в принципе, финансовыми и хозяйственными делами?

Юрий Левада:

Я думаю, что мученика сделать трудно, и власти вряд ли решатся на это, независимо от того, удастся ли что-либо доказать или нет швейцарскому суду, он остается первым человеком в нашем высоком истеблишменте, которому приходится отвечать по европейским законам, и это прецедент, от которого возврата нет. Все остальные будут это знать. И в общественном мнении это будет, учитывая, что у нас заведомо большое подозрение к людям, которые как-то что-то сделали, разбогатев, утаив и так далее - даже если ничего не удастся доказать, это останется в общественном мнении очень надолго.

Савик Шустер:

Юрий Александрович, если говорить о президенте: он пока прямо никоим образом не высказывается - это делают люди, так или иначе от него зависящие - либо министр иностранных дел, либо лидер фракции "Единство" в парламенте, но вот он лично пока не высказывается - как вы считаете, дело Бородина может повлиять на рейтинги президента, при том или другом исходе?

Юрий Левада:

Пока трудно сказать, рейтинги довольно высокие и устойчивые, и даже, насколько я знаю, в январе они несколько выросли, и это дело касается не только Бородина, но всей нашей политической верхушки, и оно не кончится, независимо от исхода судебных процедур, сейчас, и будут разные проблемы. В большей степени это касается прошлого президентского срока, но, так или иначе, Владимир Путин тоже с этим связан. Ну а то, что он прямо не высказывается, можно объяснять по-разному, в том числе и тем, что это просто разумно. Кстати, у нас большинство людей опрошенных сочло, что ему сейчас в эту историю не нужно вмешиваться - ни оправдывать, ни осуждать неудобно, а разные чиновники говорят, в основном, туманные фразы.

Савик Шустер:

Раз я уже провел такую, может быть, не корректную параллель между Бородиным и трагедией на АПЛ "Курск", то есть более близкое событие - дело Владимира Гусинского - оно интересует общественное мнение в той же степени, что дело Бородина, или там есть какие-то различия?

Юрий Левада:

У нас не было параллельного вопроса. Я думаю, что его надо поставить, чтобы сопоставить вместе, но дело Гусинского тянется давно, оно то зажигается, то затухает, кроме того, над Гусинским довлеет какая-то марка "олигарха", которая несимпатична для нашего общественного мнения, независимо от того, кто он, и что делает. Сейчас, я думаю, что Гусинским интересуются меньше.

Савик Шустер:

Раз Юрий Левада - директор Всероссийского Центра изучения общественного мнения говорил на тему Владимира Гусинского, то в информационном часе Радио Свобода мы продолжим эту тему и будем сейчас рассказывать вам о том, что произошло во вторник в Мадриде. В столице Испании в здании Верховного суда по инициативе российской стороны состоялась встреча заместителя Генерального прокурора России Василия Колмогорова с испанским судьей Балтасаром Гарсоном, который ведет дело холдинга "Медиа-Мост" - Владимира Гусинского. Гусинский находится в Испании под домашним арестом, и Россия добивается его выдачи. Судья Гарсон поставил в качестве условия встречи участие в ней представителей всех заинтересованных сторон, в том числе адвокатов Гусинского. Генеральный прокурор Верховного Суда Испании Эдуард Фингуарино отказался присутствовать на встрече с Колмогоровым, заявив, что эти консультации имеют неформальный характер. В минувшую пятницу правительство Испании передало судье Гарсону полномочия по выдаче Гусинского российской стороне. Ситуацию по просьбе Радио Свобода комментирует обозреватель влиятельной испанской газеты "Эль-Мундо" Моника Гарсиа Прието, которая следит за делом Гусинского в Испании:

Моника Гарсиа Прието:

К делу Владимира Гусинского в Испании относятся, прежде всего, как к делу, связанному с политическими, а не с юридическими обвинениями. Надо принимать во внимание, что Гусинский в нашей стране достаточно известен. Его считают здесь одной из ключевых фигур российского информационного бизнеса. Поэтому и довольно неожиданное для испанцев задержание Гусинского с самого начала рассматривалось как результат политической игры. Это, кстати, сразу поставило отчасти под сомнения действия российской прокуратуры. Когда Гусинского освобождали под подписку о невыезде из Испании, не только испанские средства массовой информации, но и многие юристы, в том числе и судья Балтасар Гарсон, выразили сомнения в обоснованности обвинений, выдвинутых российской стороной. Трудно сказать, чем закончится эта история. Судья Гарсон намерен детальнейшим образом изучить все документы, предоставленные российской стороной. Затем он даст заключение относительно того, насколько обоснованно обвинение в адрес Гусинского с точки зрения испанского правосудия. Как раз этому и посвящена его встреча с представителями Генеральной прокуратуры. Он хочет удостовериться в обоснованности обвинений. Испания, насколько можно судить, не располагает никакими доказательствами причастности Гусинского к мошенничествам и махинациям. Свои выводы Гарсон представит на рассмотрение испанского правительства, которое и будет принимать решение: выдавать Гусинского России, или нет. Надо полагать, не будут бездействовать и адвокаты Гусинского, и поэтому все дело затянется месяцев на 6. Обозреватели в Испании не исключают такого развития событий, при котором Москва попытается оказать косвенное или прямое давление на Мадрид. Однако, по моему мнению, шансов на успех у Москвы немного. Дело Гусинского уж очень прозрачно. Обвинения в его адрес бездоказательны, по крайней мере, те, которые предъявлялись до сих пор. Поэтому, кстати, как мне кажется, российские власти и заговорили в последнее время с таким упорством о Газпроме. Если в ходе нынешнего визита в Мадрид представителей российской Генпрокуратуры им не удастся подкрепить свою позицию существенными аргументами, дискредитирующими Гусинского, вряд ли испанское правительство примет решение об экстрадиции российского бизнесмена.

Савик Шустер:

По сообщению агентства "АР" встреча Колмогорова с представителями испанского правосудия продолжалась несколько минут. По ее окончании заместитель Генерального прокурора заявил журналистам следующее: "Я приехал в Испанию по приглашению российского посольства. А посещение Верховного Суда было просто визитом вежливости". Никаких документов своим собеседникам Колмогоров, по крайней мере, из того, что нам известно, не предоставил.

XS
SM
MD
LG