Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Быкова и диктатура закона

  • Савик Шустер

Программу ведет Савик Шустер. Участвуют корреспонденты Радио Свобода: в Москве - Любовь Чижова, и в Красноярске - Александр Макаров; адвокаты - Генрих Падва и Андрей Похмелкин.

Савик Шустер:

Адвокат известного предпринимателя Анатолия Быкова Генрих Падва сделал в среду сенсационное заявление: его подзащитному, обвиняемому в подготовке убийства, предлагали свободу в обмен на принадлежащие Быкову 28 процентов акций Красноярского алюминиевого завода и отъезд из России. С Генрихом Падвой беседовала корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова. Затем вы услышите аналитический репортаж нашего корреспондента в Красноярске Александра Макарова.

Генрих Падва:

28 процентов - это блокирующий пакет. Этот пакет, по самым скромным подсчетам, оценивается в 120-150 миллионов. Пакет предлагают отдать и: "Уезжай из России, ты будешь свободен, мы тебя освобождаем". Он сказал: "Нет, из России я не уеду". Кто может после этого всерьез говорить, что если его освободят - он убежит? Куда он убежит, такой человек?! У него дело, он ради него живет.

Любовь Чижова:

Генрих Падва не назвал имена людей, предлагающих Быкову свободу в обмен на акции и согласие покинуть страну. Однако, адвокат ручается: такие предложения действительно были, потому что переговоры велись непосредственно через него - Генриха Падву. Адвокат не исключает, что существуют и политические причины для содержания его подзащитного в тюрьме - в частности, последние выборы в Красноярском крае показали, что блок Анатолия Быкова пользуется гораздо большим влиянием, чем сторонники Александра Лебедя:

Генрих Падва:

Он очень многим невыгоден. Давайте будем думать с точки зрения политической: страшное противостояние идет во власти Красноярска. Недавно просто были выборы в Красноярский городской совет. Блок Быкова получил более 40 процентов голосов, а блок Лебедя, если я не ошибаюсь, не дотянул до 10 процентов. Как вы думаете, после этого нужен ли он кому-то политически в Красноярске?

Любовь Чижова :

Еще одна версия Генриха Падвы, его ответ на вопрос о том, кому может быть выгодно тюремное заключение предпринимателя Быкова - правоохранительным органам:

Генрих Падва:

Они же получили пощечину уже однажды. Когда они раздули дело, когда они требовали его экстрадировать из Венгрии - вы помните, он же был задержан в Венгрии, говорили, что он причастен к убийству, венгры выдали его, а потом выяснилось: дело по убийству сейчас в отношении него прекращено за недоказанностью, он освобожден судом из-под стражи, пережить такие пощечины - как вы думаете?

Любовь Чижова:

По мнению Генриха Падвы, его подзащитного держат в заключении незаконно: обвинение в подготовке убийства Павла Струганова основывается на показаниях одного свидетеля. Других доказательств вины Быкова нет. Как заявил Падва, арест Быкова произведен с нарушениями действующего законодательства: во-первых, потому что задержание произведено в Москве, а не в Красноярске, где предприниматель якобы планировал убийство. Во-вторых, Быков, являющийся депутатом Красноярской думы, был арестован без согласования с прокурором Красноярского края.

Александр Макаров:

На самом деле, в Лефортово не произошло ничего нового. Бывший председатель Совета директоров Красноярского алюминиевого завода получил первое предложение продать подконтрольный ему пакет акций КРАЗА еще два года тому назад, в Венгрии. И именно там Анатолий Быков был арестован по просьбе Интерпола. Напомню, что тогда краевая прокуратура Красноярского края при помощи специальной следственной бригады МВД возбудила против него сразу несколько уголовных дел. Анатолия Быкова обвиняли в причастности к убийству мелкого предпринимателя и отмывании незаконно нажитых доходов. В последствии они были прекращены за недоказанностью. Один из богатейших людей России утверждает, что в венгерской тюрьме он неоднократно получал предложения о продаже акций алюминиевого гиганта от самых разных финансово-промышленных структур, в том числе и из США. В обмен ему предлагали свободу и гражданство любой зарубежной страны по выбору. Однако, Анатолий Быков предпочел отставить при себе 28-ти процентный пакет акций одного из самых современных металлургических предприятий России. По самым скромным подсчетам, эти акции стоят сейчас не менее 140 миллионов долларов.

После многомесячных переговоров бывшего председателя Совета Директоров КРАЗа все-таки передали правоохранительным органам и поместили в СИЗО в Красноярске. Там он, по словам его адвокатов, также получил несколько "заманчивых" предложений. Очевидно, предполагалось, что условия содержания в российской тюрьме серьезно повлияют на образ мыслей одного из самых успешных бизнесменов Красноярского края. До этого Анатолий Быков никаких конфликтов с законом не имел, чем подчеркнуто гордился. Но при этом его считали "крестным отцом" красноярской мафии. Губернатор Александр Лебедь неоднократно публично давал понять, что разделяет эту точку зрения. По его словам, Анатолий Быков даже вынашивал планы по захвату власти в регионе. Именно поэтому красноярский губернатор обратился в МВД России с просьбой о помощи.

Пока Быков был занят выяснением отношений с правоохранительными органами, на КРАЗе сменился собственник. Новый владелец этого предприятия - холдинг "Российский Алюминий" - не особенно скрывал своего интереса к акциям Быкова, но его представители подчеркивали, что намерены осуществлять только законные сделки. Тем не менее, бывший председатель Совета директоров завода демонстративно отказался продать свой пакет кому-либо. Через некоторое время Быков был освобожден из под стражи, но буквально через полтора месяца вновь арестован. На этот раз - по обвинению в подготовке убийства Струганова - красноярского предпринимателя, а по другой версии - одного из самых известных в городе криминальных "авторитетов". С большим шумом и помпой Быкова доставили в Москву, в Лефортово, где он и находится в настоящее время.

Савик Шустер:

В прямом эфире Радио Свобода Андрей Похмелкин, адвокат, кандидат юридических наук, эксперт Независимого экспертно-правового совета. Андрей Валерьевич, скажите: в самом деле, эти слова Генриха Падвы прозвучали сенсационно, потому что совсем недавно мы говорили о Владимире Гусинском в контексте "свобода в обмен на акции", и вот сейчас мы говорим по отношению к Анатолию Быкову в том же правовом контексте - это что, становится своего рода почерком, что ли?

Андрей Похмелкин:

Ну, я не вижу в заявлении своего коллеги ничего сенсационного. Сегодня эта ситуация, если и не типична, то, по крайней мере, довольно распространена. Мне самому приходилось защищать человека, предпринимателя, у которого в обмен на свободу точно также требовали поделиться акциями, в результате чего он лишался контрольного пакета и терял контроль над управлением предприятием. Так что, сегодня, в общем, для всех очевидно, что уголовное преследование или имитация уголовного преследования - одно из наиболее эффективных средств в борьбе за передел собственности.

Савик Шустер:

Вы говорите, что это не сенсация - с этим, конечно, можно согласиться, но насколько ново это явление, такой образ поведения - "Акции в обмен на свободу"?

Андрей Похмелкин:

Я думаю, что этот образ поведения характерен для всей постсоветской действительности.

Савик Шустер:

То есть, мы не будем сейчас говорить - при одном президенте, при другом?..

Андрей Похмелкин:

Нет, я не думаю, на мой взгляд, вообще Владимир Путин не делает ничего в противовес тому, что делал его преемник. Может, акценты более жестко расставляются, а, в принципе, это - политика, которая началась с приватизацией в России.

Савик Шустер:

А что вы можете сказать на тему "диктатуры закона"?

Андрей Похмелкин:

"Диктатура закона", по крайней мере, в том смысле, в каком употребляет президент - не что иное, как красивая фраза, за которой ничего не стоит.

XS
SM
MD
LG