Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о либерализации уголовного кодекса РФ


Согласно поправкам, исправительные работы теперь можно будет проходить по месту работы

Согласно поправкам, исправительные работы теперь можно будет проходить по месту работы

В "Гранях времени": адвокат Елена Лукьянова и политик Борис Надеждин.

Во вторник, 7 июня, президент РФ Дмитрий Медведев сообщил о том, что внес в Госдуму законопроект, который содержит ряд поправок в Уголовный кодекс РФ, передало РИА Новости. Среди них - возможность освобождения обвиняемых в экономических преступлениях в случае выплаты штрафа, в пять раз превышающего размер ущерба, использование принудительных работ как альтернативного вида наказания и декриминализация статей "оскорбление" и "клевета".

Владимир Кара-Мурза: Кремль внес в Госдуму третий пакет поправок о либерализации Уголовного кодекса. Появление этого документа долго тормозилось: против пересмотра статьи о контрабанде выступали силовики. В пакете поправок появилось много важных норм, в том числе возможность впервые попавшимся экономическим преступникам легально откупиться от тюрьмы. Декриминализованы будут оскорбление и клевета. Целый ряд преступлений переводится в категорию меньшей тяжести. В них попадут все преступления, за совершение которых максимальное наказание в виде лишения свободы не превышает трёх лет, а не двух лет, как сейчас. Отдельной поправкой предусмотрен альтернативный вид наказания, не связанный с изоляцией от общества, – принудительные работы на срок от двух месяцев до пяти лет. Повышается предельный размер обязательных работ – до 480 часов. Исправительные работы теперь будут проходить по месту основной работы. Наркоманам, впервые совершившим преступления небольшой и средней тяжести в сфере незаконного оборота наркотиков, в соответствии с поправками будет предоставлена возможность отсрочки исполнения наказаний. 82 статья дополняется статьей, согласно которой изъявившим желание добровольно пройти лечение от наркомании суд может отсрочить отбывание до окончания курса лечения, но не более чем на восемь лет. Кроме того, суд сможет сам, при наличии смягчающих обстоятельств и при отсутствии отягчающих, изменять категорию преступления на менее тяжкую. О том, уменьшится ли население российских тюрем в результате обещанной президентом либерализации уголовного кодекса, мы сегодня беседуем с Еленой Лукьяновой, адвокатом, членом Общественной палаты и Борисом Надеждиным, бывшим депутатом Государственной думы, членом политсовета партии "Правое дело". Как по-вашему, давно ли назрели те поправки, которые сейчас внесены в Государственную думу?

Елена Лукьянова: Мне кажется, что у каждого государства на каждом этапе его развития должна быть определенная уголовная политика. Эта политика зачастую обусловлена тем, что в данный момент происходит в государстве. Если сейчас у нас проходит период уголовно-правовых репрессий в первую очередь в отношении бизнесменов, в отношении конкурентов и на этом делают бизнес правоохранительные органы, если просто так эта борьба административными методами не приносит результатов, то тогда законодатель и политик должен быть гибок, он должен так изменить уголовное законодательство, чтобы оно не наносило ущерб обществу. Это может измениться с изменением условий. Если, допустим, перестанут сотрудники правоохранительных органов делать бизнес на этом или в силу своей безграмотности сажать кого ни попадя, не понимая сути содержания уголовного закона, причинно-следственной связи между деянием и причинения общественно-опасных последствий. Поэтому, мне кажется, что эти поправки логичны. Население тюрем, по крайней мере, та его часть, которая, как мне кажется, действия которой не соответствуют тяжести наказания или те, которые вообще сидят, не понимая, за что они отбывают наказание, оно, конечно, уменьшится.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, грозят и каким-то ущербом обществу, как выразилась Елена Анатольевна, вносимые поправки?

Борис Надеждин: Я абсолютно разделяю поправки, которые внес Медведев. Когда еще я был одним из лидеров фракции Союз правых сил в 2000 годах, мы то же самое предлагали, но тогда правоохранители навели ужас, преступники должны сидеть и так далее. Я здесь статистику хочу простую назвать. В России нереально много людей сидят в тюрьмах. Тюремное население недавно превышало миллион человек, сейчас
Мы, конечно, впереди планеты всей. А именно потому, что действует советская традиция: чуть что не так – за решетку

масштаб 800 тысяч, но в любом случае это примерно 500-600 на сто тысяч населения. Так, для справки. В европейских странах – внимание – в пять или в десять раз меньше. Например, в Германии, грубо говоря, в тюрьмах находится 80 тысяч человек, а у нас 800 тысяч. Ну ладно Европа либеральная, но даже в какой-нибудь Бразилии, Венесуэле или Мексике, похожим на нас по уровню преступности, находится в разы меньше людей, какие-нибудь сто на сто тысяч населения. Поэтому мы, конечно, впереди планеты всей. А именно потому, что действует советская традиция: чуть что не так – за решетку. Я понимаю, что за решеткой должны сидеть те, кто виноват в насильственных преступлениях, грабежах, драках, убийствах, изнасилованиях и так далее – все понятно. Зачем сажать за решетку человека, который тащил тележку через Домодедово с избыточным количеством тряпья для продажи – уму непостижимо. Взяли штраф и до свидания. Зачем сажать в тюрьму предпринимателя, который не заплатил налогов? Да возьмите вы с него пятикратный штраф, и все нормально. В этом смысле я приветствую то, что сделал Медведев.

Владимир Кара-Мурза: Александр Черкасов, член правления правозащитного общества "Мемориал", возмущен затягиванием утверждения ранее внесенных поправок.

Александр Черкасов: Разговор об этих поправках идет чуть ли не год, по крайней мере, много месяцев. Можно было уже не только внести, а и принять. В законопроекте есть позитивные стороны. Можно приветствовать декриминализацию клеветы. Много процессов о клевете со стороны разного рода чиновников обрушивается на общественных активистов, в этом ряду процесс Кадыров против Орлова. Другое дело, закон, что дышло, у нас его можно повернуть в любую сторону. Ведь статья о клевете здесь лишь одна из многих. Вспомним другое дело – дело Ирека Муртазина, который не клеветал, а разжигал рознь к социальной группе "руководство республики Татарстан", 282 статья, которая не думает уходить, а живет. Так что с одной стороны поправки правильные, а с другой, как мы видим, все определяется не только и не столько законодательством, сколько правоприменительной практикой. Ну и, конечно, радует скорость процесса. От анонсирования намерений до внесения в Госдуму прошел если не год, то много месяцев. Впрочем, это свойственно всей медведевской оттепели, между словом и делом дистанция огромного размера.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG