Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о российском эмбарго на ввоз овощей


Огурцы - первые "пострадавшие" от запрета на ввоз в Россию овощей из ЕС из-за агрессии бактерии E.coli

Огурцы - первые "пострадавшие" от запрета на ввоз в Россию овощей из ЕС из-за агрессии бактерии E.coli

В "Гранях времени": депутаты Госдумы Геннадий Гудков, Максим Мищенко и Николай Харитонов и эксперты Алексей Яблоков и Дмитрий Янин.

В четверг, 9 июня, в Германии число жертв кишечной инфекции, вызванной бактерией E.coli, возросло до 27. За минувшие сутки скончались еще 2 пациента. Всего симптомы отмечены у примерно 2800 человек в 14 странах. Причины вспышки инфекции по-прежнему не определены. Введеный Россией запрет на ввоз свежих овощей из стран Евросоюза будет, как ожидается, обсуждаться на открывающемся в четверг в Нижнем Новгороде саммите Россия-ЕС.

Владимир Кара-Мурза: В рамках саммита Россия – Евросоюз, который проходит в Нижнем Новгороде, стороны обсудят вопрос введения безвизового режима между РФ и ЕС. Российско-европейский саммит омрачен усугубившейся ситуацией с овощным "гриппом": в Европе увеличилось число жертв кишечной инфекции, обнаруженной в овощах. Россия пока не намерена снимать запрет на ввоз овощей из ЕС, в то время как европейские страны выражают крайнее недовольство решением Москвы. Евросоюз уже заявил о готовности выделить 210 миллионов евро в качестве компенсации фермерам, которые пострадали в результате овощного кризиса. При этом представители ЕС отметили, что эта сумма выплат может увеличиться. Таким образом, ЕС может отказаться идти на уступки России в вопросе о введении безвизового режима между Россией и ЕС из-за запрета на ввоз овощей. Однако в Европе не рассчитывают быстро уговорить Москву снять овощной запрет, заявил министр сельского хозяйства Нидерландов Ханс Блекер.
О том, долго ли Европе ждать отмены российского эмбарго на ввоз овощей, мы сегодня беседуем с депутатами Государственной думы Геннадием Гудковым, Максимом Мищенко, Николаем Харитоновым, членом-корреспондентом Российской академии наук Яблоковым, председателем правления международной Конфедерации обществ потребителей Дмитрием Яниным и сейчас у нас на связи Данила Гальперович, наш специальный корреспондент на саммите Россия – ЕС в Нижнем Новгороде. Насколько серьезно осложнил вопрос эмбарго на ввоз овощей всю атмосферу саммита ЕС в Нижнем Новгороде?

Данила Гальперович: Надо сказать, что пока это осложнение никак не чувствуется. Потому что, когда Херман ван Ромпей, Мануэл Баррозу и Дмитрий Медведев встретились на берегу Волги у памятника Валерию Чкалову, пошли гулять по набережной, потом пошли на теплоход ужинать и говорить, они выглядели абсолютно дружественными, улыбались друг другу, ничего такого омраченного не было. Они явно в этот момент не думали о каких-то проблемах с овощами, фруктами и ягодами. И я уверен, что те овощи, фрукты и ягоды, которые им здесь предстояло есть, на этом ужине, были вполне проверенными. Вопрос в том, что, конечно же, стороны будут пытаться это преодолеть. Но уже, судя по заявлению разных официальных лиц как со стороны Евросоюза, так и со стороны России, очевидно, что в течение этого саммита, то есть в течение официальных переговоров завтра и довольно недолгого общения, чтобы решить эту проблему, что-то действительно будет решено. Уже говорится, что прорывов в этом смысле не ожидается.
Другое дело, что, конечно же, в какой-то более-менее дружественной обстановке и более-менее каких-то спокойных дебатах это можно было бы уладить. Но остальные проблемы, которые есть у России и Евросоюза, тоже не двигаются. Например, безвизовый въезд россиян в Европу – это пока явно перспектива очень далекого будущего. А также и новое соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Россией и ЕС двигается очень медленно. Я напомню, что это основной документ, по которому собственно общаются Россия и Евросоюз. Уже достаточно давно истекло время предыдущей редакции документа, новый пока еще не выработан, и он вырабатывается в очень сложных переговорах – об этом говорят с обеих сторон. Так что, конечно же, это наслоение нескольких проблем, оно не будет способствовать тому, что какая-то из них будет решаться очень быстро.
С другой стороны, очевидно, что некоторые вещи с мертвой точки сдвигаются, есть бизнес-проекты совместные у России и Европы, поддерживаемые на уровне Россия – Евросоюз. В них уже готовится вкладывать довольно большие деньги как европейские, так и российские бизнесмены. Вполне возможно, что именно какие-то серьезные бизнес-проекты будут объявлены положительными результатами саммита в Нижнем Новгороде. Естественно, можно говорить о том, что обе стороны скорее всего сейчас находятся в тени других разногласий, а именно только что произошедших переговоров Россия – НАТО. НАТО все-таки основная европейская оборонная структура. И на этих переговорах тоже не было достигнуто никакого прогресса в вопросе как-то соединить российскую противоракетную оборону и европейскую. В этой обстановке будет обсуждаться проблема поставки овощей, фруктов из Европы в Россию, точнее, непоставок на нынешний момент. И конечно же, обстановка сложноподчиненная из сразу нескольких проблем, явно не ждущих своего разрешения именно на саммите в Нижнем Новгороде.

Владимир Кара-Мурза: Как вы думаете, имела ли Россия веские причины для введения запрета на ввоз овощей из Евросоюза?

Геннадий Гудков: Думаю, что это скорее всего реакция на некую панику. Потому что, откровенно, непонятные бактерии, непонятные последствия, трагедия, что уже погибло 21 или 22 человека. Если говорить откровенно,
Если говорить откровенно, в России от паленого алкоголя погибло значительно больше

в России от паленого алкоголя погибло значительно больше. У нас в год гибнет по 15, были случаи, когда 19, только от контрафакта, который подделка, и люди погибают именно по причине того, что там не алкоголь, а что-то другое. Я уже не говорю о других смертях. Конечно, это не повод для паники, я думаю, что это избыточный запрет. Скорее всего он был принят под воздействием эмоций на всякий случай, для перестраховки. Тем более, как мы видим, до сих пор непонятно, где эта бактерия, как она появилась, в огурцах она, не в огурцах, в пророщенных семенах или еще в чем-то. Поэтому, я думаю, что может быть как профилактическая очень короткое время мера может быть, но вообще угроза не такая, чтобы производить такое тяжелое впечатление на нас. У нас, к сожалению, я привел только один пример, их много.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, насколько серьезны были основания у российских санэпидемслужб для эмбарго на ввоз овощей из Европы?

Алексей Яблоков: Я думаю, что основания были недостаточно серьезные. Я думаю, что это решение принято, не исходя из эпидемиологических
Я думаю, что это решение принято, не исходя из эпидемиологических соображений, а исходя из каких-то политических соображений. Через некоторое время мы узнаем, какие причины были для того, чтобы Онищенко ввел это

соображений, а исходя из каких-то политических соображений. Через некоторое время мы узнаем, какие причины были для того, чтобы Онищенко ввел это. Но для меня этот запрет Онищенко стоит в ряду запрета молдавских вин, грузинских вин и так далее, то есть политическое решение, а не эпидемиологическое. Действительно, я согласен с Геннадием Гудковым, 22 человека погибло, у нас же гибнет, если на то пошло, если мы заботимся о своих гражданах, давайте посмотрим, от чего у нас гибнут люди. У нас гибнут тысячи людей ежедневно по причинам, которые можно было бы избежать. Почему-то мы не действуем. А тут несколько человек, и все на уши поставлены.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, имело ли решение о запрете на ввоз овощей из ЕС политический подтекст?

Максим Мищенко: Я не соглашусь с предыдущими выступающими, ни с Гудковым, ни с Яблоковым. Я считаю, что этот запрет имеет колоссальное значение. Конечно, там есть и эпидемиологический, как мы говорили, компонент. Государство обязано заботиться о жизни и о безопасности своих граждан. Надо учитывать еще нашу культуру, неизвестно, как поведут себя эти бактерии у нас. Потому что я сейчас буквально нахожусь в Салехарде, Ямало-Ненецкий округ по программе "Качество жизни". Мы общались в тесном кругу с врачами, и мы обсуждали проблему. Это на самом деле колоссальная проблема для России. Потому что уровень и культура потребления у нас имеет свою специфику. Но помимо, я, конечно, здесь соглашусь, помимо того, что государство должно заботиться о здоровье своих граждан и о безопасности, потому что там 28, у нас может быть 2028, если это все будет распространяться, помимо этого есть принципиальный вопрос, как я считаю – это мое личное мнение, оно может не совпадать с мнением других депутатов, в том числе и в моей партии – это условия, на которых мы будем входить в ВТО. Мне понравилась фраза одного американского политика, который, выступая перед своим конгрессом, сказал, что сельское хозяйство – это основа нашего общества. Потому что сельское хозяйство создает нашу нацию. Люди рожают на селе. Есть знаменитая фраза Генри Форда, который говорит: чем более равномерно распределен народ по территории, тем сильнее государство, тем сильнее нация. Это его слова. Посмотрите, как в Европе люди живут, они не концентрируются в городах, в каждой коммуне есть все, чтобы полноценно жить. Так вот, какой важный момент, я считаю, в чем здесь политика: если ценой вхождения в ВТО будет уничтожение нашего сельского хозяйства – это значит цена входного билета будет уничтожение нашего народа. Я в этом абсолютно уверен. И такую цену будем платить, если правительство на это пойдет, то это будет просто преступное решение. У нас другой климат – это надо учитывать. Они там два месяца не работают, несколько урожаев они собирают, по два-три. У нас зона рискованного земледелия, интенсивного. И если мы войдем в ВТО на условиях, которые предлагают нам европейцы, то мы полностью уничтожим свою систему. И в конечном итоге через несколько поколений, мы просто заложим мину сейчас, которая через несколько поколений взорвется и уничтожит весь наш народ.

Владимир Кара-Мурза: Как вы думаете, насколько искренней выглядит забота о здоровье граждан государства, вводящего запрет на ввоз овощей из Евросоюза?

Дмитрий Янин: Мне кажется, что изначально реакция была искренней и правильной, когда Роспотребнадзор послал на таможню достаточно адекватные письма о запрете ввоза продукции из Германии. Сейчас очевидно, что вспышка была на севере Германии – Гамбург, Бремен и другие районы севера Германии. И в этом случае, имея достаточно благоприятную климатическую ситуацию, начался собственный урожай, можно было пойти на временные ограничения в отношении немецкой продукции. То, что дальше это переросло в санкции в отношении ЕС, речь шла уже обо всех овощах, например, о картошке, о баклажанах, о брокколи, о кабачках – это продукты, которые не едят сырыми, любые бактерии уничтожаются при варке, при жарке – это уже было чрезмерно, и это как раз обеспокоило Евросоюз – непропорциональность. Я считаю, что изначально никакого политического контекста не было. Дальше, возможно, стали играть какие-то силы, уже и аграрии местные, которые действительно заинтересованы в том, чтобы больше был сбыт отечественных овощей. Я могу сказать, что, кстати, экологи прекрасно знают, что нужно стимулировать потребителей покупать местную морковку, свеклу и картошку.
Мы знаем, какие усилия тратит Еврокомиссия, пропагандируя потребление местных овощей, чтобы не везли нам картофель за три тысячи километров, сжигая при этом тонны бензина и нанося вред окружающей среде. Поэтому то, что тезис на протекционизм в отношении того, что может у нас расти, он грамотный, он должен быть – это безусловно. Но это такая стратегия длительная. То, что еще ваши собеседники абсолютно правильно говорят, конечно, предыдущими действиями абсолютно политическими репутация российских надзорных органов сомнительная в Европе. Потому что абсурден запрет "Боржоми", просто абсурден. Абсурден запрет грузинской петрушки, помидоров, мандаринов, вина. Странные были решения по Молдавии раньше. Поэтому, конечно, эту репутацию нужно восстанавливать, чтобы европейцы, американцы относились к нашим надзорным органам с уважением, и это уважение нужно заслужить пропорциональными ответами. Они были в начале, сейчас, я надеюсь, мы выйдем на страновой запрет, потому что уже идут переговоры с Данией, с Голландией и скорее всего пойдем по пути отмены санкций в отношении всей продукции в ЕС, пойдет по пути странового запрета, ограничится все это Германией до той поры, пока немцы не найдут источник заражения. Потому что я не соглашусь с тем, что 22 жертвы – это мало. Потому что вспышка по всем законам эпидемиологии очень большая, там частота отравлений на сто тысяч населения очень высокая. Поэтому санкции были сделаны, меры приняты. И нужно просто сейчас исправить то, что было излишне, и отменить санкции в отношении всего ЕС.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG