Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Горан Хаджич – последний разыскиваемый Международным трибуналом по бывшей Югославии


Горан Хаджич

Горан Хаджич

Ирина Лагунина: После ареста генерала Ратко Младича на свободе остается лишь один разыскиваемый Международным трибуналом в Гааге - бывший президент самопровозглашенной Республики Сербская Краина (на территории Хорватии) Горан Хаджич. Он обвиняется в военных преступлениях на территории Хорватии в 1991-1993 годах, когда был лидером хорватских сербов. Хаджич остался последним из 161 обвиняемого трибуналом.
Официальные обвинения звучат так: соучастие в преступном сообществе, преследование по политическим, расовым и религиозным мотивам, убийства, пытки, депортации и насильственное изгнании, а также нарушение законов и обычаев войны. Все эти обвинения ему были предъявлены семь лет назад. С тех пор он – человек-невидимка. Рассказывает Айя Куге.

Айя Куге: 52-летний бывший лидер хорватских сербов Горан Хаджич бесследно исчез из своего дома в Сербии в городе Нови Сад через семь часов после того, как в Министерство иностранных дел Сербии в Белграде поступил обвинительный акт из Гааги. От Хаджича с того тринадцатого июля 2004 (две тысячи четвертого) года остались лишь фотографии Гаагских следователей, которые сфотографировали его с большой сумкой в руках. Он сел в свою служебную автомашину с личным шофёром и уехал. До сих пор неизвестно, кто ему сообщил о том, что против него выдвинуты обвинения в совершении военных преступлений – на тот момент это была строжайшая тайна.
Хаджич, с одной стороны, очень важный обвиняемый для Гааги, а с другой, – фигура совершенно одиозная. До сербско-хорватской войны, которая началась в 1991 году, Хаджич заведовал складом на сельскохозяйственном комбинате ВУПИК на востоке Хорватии. Потом проявил себя как человек, успешно руководящий преступным бизнесом. Следующая ступенька его успеха: положение лидера провозглашённой в одностороннем порядке летом 1991 года в Восточной Славонии на территории Хорватии Сербской автономной области. В феврале 1992 Хаджич, на основании сфальсифицированных результатов выборов, по воле белградского руководства, стал президентом самопровозглашённой сербской республики в Хорватии - Краина.
Наш собеседник – журналист белградского еженедельника “Время” Деян Анастасиевич, более 20 лет занимающийся темами военных преступлений. Кстати, Анастасиевич выступал свидетелем в Гааге на процессе против Слободана Милошевича. Кто такой на самом деле Горан Хаджич? Ведь в сербском обществе его и к героям-патриотам как-то не причисляют и, кажется, он славится лишь своим долгим и успешным нахождением в бегах.

Деян Анастасиевич: Хаджич принимал участие во многих противозаконных делах. Это и контрабанда нефти из нефтяной скважины Джелетовцы в Хорватии, и контрабанда дубовых брусков из Славонии, и контрабанда краденых автомобилей из Западной Европы – технические паспорта этих машин потом фальсифицировались в Сербии. Это было очень прибыльным бизнесом, постоянно текли большие деньги. И все подобные сделки осуществлялись под прикрытием государственной безопасности Сербии, шеф которой Йовица Станишич позже также попал в Гаагу. Станишич и Хаджич были близкими друзьями. Можно предположить, что Горан Хаджич и его военные товарищи, заработавшие огромные состояния, с помощью них были в состоянии организовать сеть поддержки. Все нити исчезновения Хаджича тянутся к службе государственной безопасности – он был их человеком.

Айя Куге: Значит, вы утверждаете, что Горан Хаджич успешно скрылся благодаря тому, что был связан с тайными службами Сербии. Вы были знакомы с Хаджичем. Какое впечатление он на вас произвел?

Деян Анастасиевич: С Хаджичем я встречался несколько раз, во время войны, когда он находился в Восточной Славонии. Он производил впечатление человека относительно скромных интеллектуальных способностей. Он не был лидером по природе – его навязало руководство в Белграде. Хаджич был поставлен для того, чтобы слушаться Белграда, а не для того, чтобы самостоятельно что-либо решать.
Любопытно, что по окончании войны в Хорватии, Горан Хаджич по трудно объяснимым причинам получил пост советника Государственной нефтяной компании НИС, где имел огромную зарплату. А как Хаджич мог стать советником, не имея практически никакого образования?!

Айя Куге: Да, советником нефтяной компании НИС он перестал быть только после того, как уехал в неизвестном направлении. Есть ли предположения о том, где находится Хаджич. Ранее ходили слухи о том, что он толи в России, толи в Беларуси.

Деян Анастасиевич: Он может находиться в любом месте – ведь денег у него много. Его лицо не так узнаваемо, как лица Караджича и Младича. Ему легче скрываться и потому, что он всегда носил бороду и теперь достаточно её сбрить, чтобы изменить внешность.

Айя Куге: В конце минувшего года у близкого приятеля Горана Хаджича была найдена огромная коллекция ценной живописи. Среди них – картина Амедео Модильяни “Портрет мужчины”, стоимость которой специалисты оценивают в 70 миллионов долларов. Власти Сербии утверждали, что деньги от продажи этих картин должны были пойти на финансирование сокрытия Хаджича.
Наша следующая собеседница - Таня Тагирова, журналистка из Хорватии, живущая и работающая в Белграде. Любопытно, что с кем ни поговоришь в Сербии о личности и деле Горана Хаджича, на первом плане его контрабандные сделки, а подозрения в совершении военных преступлений остаются какими-то неконкретными. Кто, по вашему мнению, Горан Хаджич – политик, умелый деловой человек или военный преступник?

Таня Тагирова: Если бы не было совершено столько преступлений, сколько было совершено во время, когда он правил в самопровозглашённом государстве Краина, его личность и его дела были бы даже смешными и карикатурными. Это человек без какого бы то ни было образования, который до войны работал кладовщиком, а потом возвысился на волне национализма. Сначала лидером так называемой Республики сербская Краина стал зубной врач Милан Бабич, но когда Слободан Милошевич перед окончанием войны в Хорватии не был больше в состоянии управлять Бабичем, он вместо него поставил Хаджича, готового подчиниться твёрдому курсу Белграда.
На самом деле ничего хорошего о Горане Хаджиче сказать невозможно. Он является образцом человека, который до войны был никем, во время войны разбогател с помощью криминала и добрался до государственного поста благодаря лишь тому, что Милошевичу в тот момент нужен был лидер хорватских сербов, которым можно было манипулировать.

Айя Куге: А участвовал ли Хаджич лично в совершении военных преступлений, или он несет лишь коллективную ответственность как лидер сербов из Хорватии?

Таня Тагирова: Абсолютно точно, что участвовал! Он, прежде всего, появился себя как человек, представляющий военизированную группировку «Скорпионы». Эта группировка официально считалась добровольческой, а на самом деле она была создана и подчинялась Государственной безопасности Сербии. «Скорпионы» совершили некоторые из наиболее тяжких преступлений в бывшей Краине, а позже - в Боснии. Горан Хаджич с самого начала войны в 1991 году вместе со «Скорпионами», при поддержке белградской Службы госбезопасности, находился на нефтяных полях Джелетовцы в Хорватии, где добывалась нефть для потребностей Сербии и её нарастающей военной машины. Все участники этой сделки разбогатели. На этот счет существуют подробные свидетельства, представленные в ходе процессов в Специальном суде по военным преступлениям в Белграде. Вначале были бесстыдные грабежи и накопление личного богатства, которые чередовались со многими военными походами и многими военными преступлениями. С этой точки зрения ответственность Горана Хаджича огромная. Хаджич в те времена имел постоянные контакты с Белградом и мог бы раскрыть в Гааге многое о связях со Слободаном Милошевичем и государственной верхушкой Сербии тех времён.

Айя Куге: Осенью 1991 года после трёх месяцев осады и ожесточённых боев сербы заняли хорватский город Вуковар. В тот момент сербы в Хорватии контролировали одну треть территории страны. По государственному телевидению Сербии выступил Горан Хаджич – бородатый человек в какой-то камуфляжной куртке – вроде военной, а на самом деле нет, - с чёрным беретом на голове.

Горан Хаджич: Я являюсь представителем сербского народа, и если сербский народ, избравший меня, считает, что эти границы соответствуют нашим интересам, я готов снять военную форму. Однако я считаю, что форму мне еще надо поносить – сербские границы должны быть намного дальше внутрь Хорватии, чем они есть сегодня.

Айя Куге: Вуковар, находящийся на границе с Сербией, для хорватов является символом их страданий. Город с изящной архитектурой в стиле барокко был почти полностью разрушен. Почти все его жители хорватской национальности, которые не успели покинуть свои дома, были выдворены, а многие попали в лагеря для пленных. В окрестностях Вуковара есть поле Овчара – на котором было обнаружено массовое захоронение около двухсот хорватских граждан, убитых сербскими военизированными формированиями.
Давайте, вспомним преступления, за которые, возможно, несёт ответственность Горан Хаджич.

Таня Тагирова: Много было таких преступлений – для начала, действительно, можно вспомнить хотя бы Вуковар. Потом убийства во многих деревнях в Славонии. Находясь на посту президента самопровозглашённой Республики сербская Краина, он нёс ответственность за преступления в районе Книн – от убийств хорватов в тюрьме в Книне, многих отдельных и массовых убийств, до выдворения из домов тысяч граждан несербской национальности, истязаний и убийств в лагерях для пленных. Хаджич за многое несёт если не личную, то хотя бы командную ответственность.

Айя Куге: На днях, когда в Сербии был арестован Ратко Младич, из Хорватии поступила информация о том, что Горан Хаджич, якобы, сотрудничал с органами безопасности Хорватии.

Таня Тагирова: Бывший министр полиции Хорватии Йосип Бойковац недавно заявил о том, что Горан Хаджич в начале войны имел связи с хорватскими тайными службами. Однако он не хотел раскрывать, до какого времени Хаджич работал на Хорватию. Бойковац рассказал также, что Хаджич во время одного политического инцидента в 1991 году был задержан и даже избит. Его спасли хорватские органы безопасности - отправили в военный госпиталь, подлечили и отпустили обратно в Славонию.

Айя Куге: Как это возможно – такой патриот, а работал на хорватские службы!

Таня Тагирова: В этих наших войнах всё было возможно! Надо подождать, когда Хаджич появится перед Гаагским трибуналом и даст свои показания. Интересно будет услышать и разных свидетелей из Хорватии и Сербии, и очень может случиться, что тогда многому придётся удивляться!

Айя Куге: Мы беседовали с журналисткой из Хорватии Таней Тагировой.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG