Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поэт Елена Фанайлова – о трудностях диалога


Елена Фанайлова

Елена Фанайлова

Участники и гости фестиваля обсуждают профессиональные проблемы, однако диалог двух культур на фоне непростых отношений Москвы и Тбилиси последних лет неминуемо оборачивается общественно-политической дискуссией. В этом убедилась один из гостей фестиваля, обозреватель Радио Свобода, поэт Елена Фанайлова.

– Фестиваль, в котором вы принимаете участие, носит название "Сны о Грузии". У меня была возможность посмотреть его программу. Это похоже на такой гастрономический праздник с немножко пропагандистской, в добром смысле этого слова, идей – показать русским гостям, что в Грузии умеют хлебосольно принимать тех, кого могли бы считать и неприятелями. Так ли это на самом деле оказалось?

– По большому счету это так. Фестиваль характеризует, конечно, эклектическое отношение к литературе, основанное на позднесоветском представлении о том, что такое хорошая, я бы даже сказала, прекрасная литература на русском языке. "Сны о Грузии" – это цитата из Беллы Ахмадулиной. Собственно говоря, образ прекрасной Грузии в позднесоветском варианте витает над этим фестивалем.

Если говорить об эстетике, то, конечно, ключевые фигуры здесь – Юлий Ким, Юрий Ряшенцев – люди, которые создавали некий романтический бардовский образ Грузии. Важными гостями фестиваля были, конечно, и Олеся Николаева, лауреат премии "Поэт", и руководитель пресс-службы патриарха Московского и Всея Руси Владимир Вигилянский. Но и другие поэты как-то встраиваются в эту линию консервативного, в хорошем смысле, представления о русской литературе.

Это более всего напоминает съезд соотечественников. Потому что организацией занимается Международная федерация русскоязычных писателей, которая собирает писателей, пишущих по-русски, в основном, в Европе. Второй организатор – международный просветительский союз "Русский клуб", который известен, в частности, тем, что в пяти разных странах установил памятники Пушкину, при этом совершенно неважно – имеет ли эта страна какое-то отношение к великому русскому поэту.

Есть и большая грузинская часть фестиваля. Здесь много грузинских писателей, довольно известных у себя на родине. В основном это поколение людей 40-летних и старше, награжденных многочисленными премиями и, судя по всему, плохо известных в России по вполне понятным обстоятельствам. Эти люди как раз и представляют для русских принимающую сторону.

– Судя по вашему рассказу, понятно, что часть общения гостей и хозяев посвящена профессиональным проблемам – анализу стихотворного творчества и, скажу так, общего культурного наследия. Однако есть у вас впечатление, что над всем этим довлеет общественно-политическая тема, связанная с недавними трагическими событиями – российско-грузинским конфликтом 2008 года?

– Такое впечатление есть. Оно относится к грузинской стороне. Русскоязычные поэты начинали свое выступление с признания любви к Грузии, но к современной политической истории это не имеет никакого отношения. Непосредственно эта тема прозвучала лишь в стихах двух молодых поэтов – Арсения Равинского из Дании и Дмитрия Кузьмина из Москвы. А грузинские литераторы начинали свои выступления именно с этой конфликтной зоны, с того, что, несмотря на всю нашу прекрасную дружбу, мы должны думать еще и об этом военном конфликте… Было, например, страстное и вполне насмешливое обращение к русским Давида Турашвили, который сказал, что нужно преодолевать стереотипы не только в том смысле, что грузины ухаживают за русскими блондинками, но и в том смысле, что мы две недавно воевавшие страны.

Тут еще и контекст грузино-абхазского военного конфликта существует. Выступал Гурам Одишария, лауреат Госпремии Грузии, лауреат журналистской премии "Золотое перо" за 2008 год, беженец из Абхазии, из Сухуми. Он работает как конфликтолог: в частности, рассказывал о том, что переводит сейчас роман абхазского писателя о войне и представляет его грузинскому читателю.

В определенном смысле грузинская литература является литературой посттравматической, поствоенной. Она осмысляет во многом тяжелые события грузино-абхазского конфликта и последующей гражданской войны, военного конфликта с Россией.

Одним из самых главных впечатлений этого фестиваля стала поездка в Поти. На главной площади находится драмтеатр, который был полностью разрушен российской бомбардировкой в 2008 году. Он сейчас восстанавливается. А в скверике рядом находится очень скромный памятник 12 жертвам бомбардировки.

– Вот эти "Сны о Грузии" российских литераторов и грузинская реальность, представленная вам грузинскими хозяевами - как они соотносятся между собой? Есть ли ощущение какого-то трагического разлома, который невозможно преодолеть?

– Стремление грузинской стороны принять русских гостей как можно лучше – есть. Совершенно понятно, что причина непонимания – в том, что литераторы, приехавшие из России, и русские литераторы, живущие в Европе, а таких большинство, просто находятся в разных реальностях. Примером культурного преодоления разрыва может служить роман молодой женщины по имени Хелена Томассон, которая родилась в Поти (у нее грузинские корни), молодость провела в Киеве, сейчас она живет в Швеции. Она написала роман о своем грузинском детстве. Возможно, такого рода сшивки, такие мосты, взаимные переводы как-то смогут людям помочь. Но каждый из участников фестиваля погружен в политическую реальность своей страны. Понятно, что эта реальность совершенно разная.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG