Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Генис: Лето накануне президентской кампании – странное время. Большая политика еще не началась, а нормальная уже кончилась. Все, что сейчас происходит, может аукнуться в 2012-м. И это значит, что лидерам приходится быть вдвойне осторожными. Но и с точки зрения избирателя летнее затишье – необычный сезон. В эти месяцы власть конденсируется в высоких политических облаках, чтобы осенью стать заметной, даже очевидной.
Я, конечно, говорю о кандидатах. Который раз уже я слежу за этим процессом, и каждый раз недоумеваю, откуда они, кандидаты, берутся? Сегодня кажется, что у Обамы нет по-настоящему серьезных соперников. В конце концов, именно Обама остановил свободное падение экономики и вывел страну из кризиса, доставшегося ему по наследству от республиканцев. К тому же Обама добрался до бин Ладена, что предыдущему президенту так и не удалось сделать за восемь лет пребывания у власти.
Все это, однако, не дает демократической партии никакой гарантии. Я прекрасно помню обратную ситуацию с республиканцами, когда в Белом Доме был Буш-старший. Самый опытный политик в Вашингтоне, он пришел к выборам в ореоле победителя. Первая война с Ираком - в отличие от второй – была бесспорным и почти бескровным достижением. Кто, недоумевал я тогда, мог ему противостоять на выборах? Неужели какой-то губернатор маленького и отсталого Арканзаса?
О том, что произошло дальше, знают все. Но то, что сегодня – история, тогда казалось сенсационным сюрпризом. Именно в этой неожиданности, решусь заметить, заключены обаяние и соблазн демократии. Президентские выборы – всегда игра. Их результаты всегда непредсказуемы. И здесь кроется источник свободы. Чреватая ошибками демократия постоянно поправляет себя, удерживая страну от удушающего детерминизма.
Выборы – встряска нации. И политика, как жизнь, – рискованное дело. Но только так совершается прогресс. Зная это, американцы никогда не устают от своей долгой, шумной и дорогостоящей президентской кампании. В ней нация каждый раз заново проверяет крепость своего устройства.
О том, как Америка готовится к следующей предвыборной кампании, рассказывает репортаж Владимира Абаринова.

Владимир Абаринов: Американцы избирают президентов уже больше двух веков. За это время президентские выборы состоялись 54 раза и случились, кажется, все мыслимые коллизии. Однако каждый новый избирательный цикл отличается своей собственной, неповторимой интригой.

В 2012 году президент Обама будет избираться на второй срок, и этот факт определяет весь сюжет предстоящей борьбы. Среди однопартийцев соперников у него нет. Наиболее сильный конкурент, Хиллари Клинтон, уже не раз заявляла, что не будет участвовать в кампании ни 2012, ни 2016 года.

Хиллари Клинтон: Я очень счастлива делать то, что я делаю, и меня ни в малейшей мере не интересует выборная должность, и я не собираюсь ничего предпринимать ради нее.

Владимир Абаринов: Правда, о намерении выставить свою кандидатуру от Демократической партии объявил еще в январе известный борец с абортами Терри Рендалл, ранее дважды проигравший выборы в Конгресс, но вряд ли он всерьез рассчитывает составить конкуренцию Бараку Обаме – он делает это ради собственного пиара. Другой кандидат от демократов, экономист и предприниматель Уоррен Мослер, сошел с дистанции в апреле – он решил избираться в Сенат.

В стане республиканцев, напротив, царит заметное оживление. Потенциальных кандидатов много, но странность заключается в том, что президентская кампания еще не началась, а сильные претенденты уже покидают поле боя. Более двух лет в кандидаты прочили губернатора штата Миссисипи Хейли Барбура. Он снискал всеамериканскую популярность своими энергичными и эффективными действиями по ликвидации последствий урагана Катрина. Его второй и последний губернаторский срок истекает в этом году. Однако 25 апреля Барбур разослал журналистам по электронной почте сообщение, в котором заявляет, что не будет избираться. Свое решение Барбура объяснил тем, что не готов посвятить все свои силы без остатка служению на столь высоком посту.

14 мая Америка ждала заявления от Майка Хаккаби – бывшего губернатора Арканзаса, бывшего пастора-баптиста, одного из основных кандидатов Республиканской партии на выборах 2008 года. Опросы показывали, что у Хаккаби один из самых высоких рейтингов. Свое предстоящее заявление он сам анонсировал в своем ток-шоу на телеканале ''Фокс Ньюс''. Однако вместо сообщения о том, что он вступает в борьбу, американцы услышали ровно противоположное. Хаккаби объяснил свое решение необычно - внушением свыше.

Майк Хаккаби: Я верую в Иисуса Христа, и мои отношения с ним для меня гораздо важнее, чем какой бы то ни было политический пост. Для меня это решение в конечном счете не политическое, не финансовое и даже не практическое, а духовное. Последние несколько недель многое указывало на то, что мне следует избираться. Меня подталкивали к такому решению люди, чья твердая поддержка помогла бы мне достигнуть финиша. И лишь когда я оставался наедине с самим собой, в тихие минуты самосозерцания, ко мне приходили ясность и невыразимый внутренний покой. Все факторы говорили ''да'', но мое сердце говорило ''нет''.

Владимир Абаринов: Заявление Хаккаби немедленно прокомментировал еще один возможный кандидат – бизнесмен и, кстати, тоже популярный телеведущий Дональд Трамп.

Дональд Трамп: Майк Хаккаби не будет избираться в президенты. Некоторые – не обязательно я – воспримут это сообщение как плохую новость, потому что он потрясающий парень. И если уж начистоту, я думаю, что он был бы потрясающим президентом. Но многие очень довольны, что он отказался от этой мысли, особенно другие кандидаты. Ну что ж, Майк, получай удовольствие от своего шоу. Рейтинги твоей программы великолепны. Ты зарабатываешь кучу денег. Ты строишь прекрасный дом во Флориде. Удачи!

Владимир Абаринов: Но спустя всего лишь один день Трамп сделал то же самое.

Дональд Трамп: Я решил, что мы будем продолжать делать нашу программу, продолжать зарабатывать много денег на благотворительность. Я не буду избираться в президенты, и я хочу поблагодарить вас всех. Большое спасибо!

Владимир Абаринов: После этого, взоры обратились к губернатору Индианы Митчу Дэниелсу. Дэниелс начал политическую карьеру еще подростком, работал в аппарате тогдашнего губернатора штата Ричарда Лугара и за три года сумел превратиться из практиканта в первого помощника Лугара. Когда Лугар был избран в Сенат, он взял Дэниэлса с собой в Вашингтон. Широкую известность Митч Дэниелс получил на посту директора Административно-бюджетного управления Белого Дома в первой администрации Джорджа Буша-младшего. В его обязанности входило составление бюджетной заявки правительства на очередной финансовый год. Дэниелс прославился беспощадными сокращениями государственных расходов, однако не сумел предвидеть, что война с Ираком затянется. Его оценка предстоящих военных расходов оказалась сильно заниженной.

Этот кандидат тоже не стал искушать судьбу. О своем отказе избираться он сообщил в заявлении, текст которого был передан в газету ''Индианаполис Стар''.

Диктор: Решение, которое могло быть сложным, в конце концов оказалось очень простым: согласно нашей семейной конституции, в вопросах, которые касаются нас всех, право вето принадлежит женской фракции, и не существует способа преодолеть это вето. Говоря попросту, я должен был выбирать между двумя видами обязанностей. Я люблю свою страну. Свою семью я люблю больше.

Владимир Абаринов: Бегство республиканских кандидатов стало просто повальным. Это стало ясным, когда от вызова уклонился конгрессмен Пол Райан, председатель бюджетного комитета нижней палаты. Он сделал это в прямом эфире ток-шоу телекомпании NBC ''Встреча с прессой'', отвечая на прямой вопрос ведущего Дэвида Грегори.

Дэвид Грегори: Ну а какие планы у вас? Теперь только и разговоров о том, что вы, может статься, примете участие в гонке 2012 года под лозунгом борьбы за фискальную дисциплину. Станется?

Пол Райан: Я уже ясно выражался на эту тему. Я не избираюсь в президенты. Поскольку у нас сейчас идут серьезные дебаты по бюджету, я как глава бюджетного комитета нахожусь именно на том месте, где моя позиция по-настоящему весома. Я хочу сосредоточиться на том, чем я сейчас занят, а именно – навести порядок в нашем фискальном доме.

Дэвид Грегори: И ни при каких обстоятельствах вы не пойдете на выборы вторым номером?

Пол Райан: Послушайте, я не хочу обсуждать гипотетические ситуации. Я не избираюсь и не планирую избираться в президенты.

Владимир Абаринов: Что же происходит? Не прошло и двух лет, как республиканцы одержали победу на выборах в нижнюю палату Конгресса и потеснили демократов в Сенате. Рейтинги президента говорят о том, что значительная доля его электората разочаровалась в нем. Ситуация в экономике остается неблагополучной, страна продолжает залезать в долги. Чего боятся республиканцы? Семья, другие обязанности, голос свыше – все это уважительные причины, и все же?

Самый простой ответ заключается в том, что самые перспективные кандидаты берегут силы для 2016 года, когда место президента станет вакантным. Ну а каковы шансы самого Барака Обамы? Эксперт вашингтонского Института Брукингса Томас Манн.

Томас Манн: Перспективы Обамы в 2012 году в огромной степени зависят от того, каким темпами будет восстанавливаться экономика. Если мы добъемся роста в три процента и сократим безработицу ниже 9 процентов, люди обретут некоторый оптимизм, и это сработает в его пользу.

Владимир Абаринов: Есть еще один сценарий, при котором республиканцы получат реальную возможность завоевать Белый Дом – если президент сам снимет свою кандидатуру, откажется от переизбрания на второй срок. В ХХ веке так поступили двое – Гарри Труман и Линдон Джонсон. Но от Барака Обамы этого никто не ждет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG