Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ЦРУ и ФБР против «Аль-Каиды» в Йемене


Диктор: В тот знаменательный день, 3 января 2000 года пятеро мужчин прервали свой пост в йеменском городе Аден и направились к берегу. На берегу они обнаружили весьма странную вещь: рыбацкую лодку из стекловолокна, увязшую в пене прилива у волнореза. Их взгляд упал на новый мотор – Ямаху мощностью в 225 лошадиных сил. Мужчины обсудили это явление и посчитали, что это – дар небес. Поскольку они соблюдали обряд очищения, они решили, что получили награду за свое религиозное рвение, и поэтому начали снимать с лодки все, что возможно, начиная с почти 300-килограммового мотора, который стоил больше 10 тысяч долларов. Когда они сняли его с лодки, он соскользнул в соленую воду. Пришлось откатывать его к берегу. К тому моменту, когда они выволокли мотор, он был уже полностью испорчен.
Затем один из мужчин открыл люк. Лодка была заполнена странными кирпичами. Они подумали, что это – гашиш, но между кирпичами были проложены провода и батарейка. Мужчина вытянул один из кирпичей и понюхал его. От кирпича исходил странный маслянистый запах, он пах совсем не так, как гашиш. Мужчина решил, что кирпичи эти, вероятно, ценные, чем бы они ни были, так что все пятеро встали в цепочку и начали передавать кирпичи на берег.
Внезапно к ним подъехали двое боевиков «Аль-Каиды» на небольшом внедорожнике и спросили, что именно эти люди делают с их лодкой. Но когда они увидели, что йеменцы бросают друг другу кирпичи, они с опаской отошли.
Позже американские следователи выяснили, что небольшую рыбацкую лодку намеревались использовать для теракта самоубийцы против американского эсминца «Салливанс», который остановился в Адене на дозаправку.

Ирина Лагунина: Это – выдержка из книги Лоуренса Райта «Контуры башни». Сейчас, когда Йемен медленно погружается в полнейший хаос и уже трудно определить, кто стоит за насилием в каких частях страны и где заканчивается исламизм и начинается терроризм «Аль-Каиды», стоит, должно быть, посмотреть на историю терроризма в этой стране и оценить попытки ЦРУ и ФБР справиться с этим явлением. Продолжим повествование книги «Контуры башни». Что произошло после того, как начиненная взрывчаткой лодка затонула по вине боевиков «Аль-Каиды», которые настолько перегрузили ее, что она встала на мель.

Диктор: «Аль-Каида» выработала философию управления, которая называлась «централизация решений и децентрализация исполнения». Бин Ладен выбирал цели, лидеров и предоставлял хоть какие-то средства. Планирование операции и способ атаки оставлялись на усмотрение тех, кто был ответственен за их выполнение.
Этот подход хорошо сработал в терактах против посольств, но операция, запланированная на «теракты тысячелетия» пошла наперекосяк. Та закончилась комическим фиаско: рыбацкая лодка, которая должна была атаковать эсминец, столько бесславно пошла ко дну в порту Адена.
Изначально план состоят в том, чтобы атаковать у берегов Йемена танкер. Бин Ладен, как обычно, призвал организаторов теракта поставить перед собой более амбициозную цель. Он хотел, чтобы они потопили американский военный корабль. Когда этот план провалился, бин Ладен потребовал, чтобы двоих террористов-самоубийц заменили. Ответственный за операцию Абдуррахим ан-Нашири решительно не согласился с бин Ладеном. Он заявил, что один из боевиков был ранен во время ракетного удара по лагерю «Аль-Каиды», и было бы несправедливо отнимать у него возможность ударить по американскому кораблю, который, возможно, принимал участие в этом ракетном нападении.

Ирина Лагунина: Эсминец «Коул» был атакован 12 октября 2000 года. «Эсминец, представляющий столицу Запада, и лодка, представляющая Мохаммада», - заметил по поводу символизма теракта бин Ладен. Проводить расследование в Йемене поручили сотруднику ФБР Джону О’Нилу, который начал профессионально интересоваться «Аль-Каидой» после теракта против Всемирного торгового центра в 1993 году. О’Нил участвовал в поимке Рамзи Юсефа, человека, который разрабатывал тот теракт. Именно Джон О’Нил привел в ФБР молодого американца арабского происхождения, выходца из Ливана Али Суфана. Группа О’Нила вылетела в Йемен в тот же день, когда был атакован эсминец «Коул». И вот как описывает первые минуты на йеменской земле Лоуренс Райт:

Диктор: Когда самолет приземлился в Адене, агенты ФБР увидели подразделение йеменских Сил специального назначения в желтой форме со старыми российскими касками на головах. Все они стояли с «калашниковыми», нацеленными на самолет. Нервная группа по освобождению заложников, которую направили защищать следователей ФБР, немедленно отреагировала, подняв свои М4 и пистолеты. Суфан понял, что они все погибнут в кровопролитии на взлетной полосе, если он немедленно что-то не предпримет. Он открыл дверь самолета. У одного из военных в желтой форме была рация. Суфан направился прямо к нему, неся перед собой бутылку воды. Дула автоматов последовали за ним. Была жара – градусов 45. Стоя со своими автоматами, йеменские солдаты плавились на солнце.
- Мне кажется, вы хотите пить, - сказал Суфан по-арабски человеку с рацией. И протянул ему бутылку воды.
- Это американская вода? – спросил офицер.
Суфан заверил его, что вода американская. Более того, он сказал, что у него есть американская вода на всех. Он взяли ее, как великую ценность, которую и пить-то не стоит.
После этого простого знака дружбы солдаты опустили оружие, и Суфан получил контроль над аэропортов. О’Нил был немного удивлен, что йеменские военнослужащие стали отдавать ему честь, когда он спускался по трапу.
- Я сказал им, что вы генерал, - признался Суфан.
Одно из первых, что заметил О’Нил, был знак «Bin Ladin Group International», подрядчик фирмы Sausi Binladen Group, которая получила контракт на ремонт аэропорта, пострадавшего в ходе гражданской войны 1994 года. Это было небольшое напоминание О’Нилу о том, что он сейчас играет на площадке противника.

Ирина Лагунина: Эта площадка распространялась далеко не только на строительные планы семьи бин Ладна.

Диктор: Власти Йемена, естественно, чувствовали, что в их владения незаконно вторглись и что к ним относятся несправедливо. Они требовали в обмен на вещественные доказательства, которые запрашивал О’Нил, доступ ко всей информации, которую ФБР удалось собрать за пределами их страны. Этой информации О’Нил по юридическим причинам предоставить не мог. Йеменцы, в конечном итоге, предоставили видеопленку, снятую камерой безопасности порта, но выяснилось, что пленку отредактировали и вырезали решающий момент взрыва. Когда О’Нил пожаловался в Вашингтон, президент Клинтон направил ноту президенту Али Салеху, но она не возымела действия. Сотрудники ФБР были уверены, что кто-то сообщил террористам о прибытии эсминца «Коул», и хотели расширить расследование, включив в него членов президентской семьи и полковника Организации политической безопасности [йеменский аналог ФБР – И.Л.]. Никакого интереса распутывать эти нити у йеменских властей не было.
О’Нил провел всю свою карьеру, очаровывая полицию других стран. Он выяснил, что «копы», как он их называл, сформировали глобальное братство. И тем не менее, некоторые его запросы о вещественных доказательствах ввергали в изумление местных детективов, которые понятия не имели о современных технологиях судебной экспертизы, которыми так славится бюро. Даже элементарные процедуры, как отпечатки пальцев, и то брались очень редко. Они не могли понять, например, зачем О’Нилу нужна шапка одного из заговорщиков, которую он хотел исследовать на предмет ДНК. Даже портовая грязь, в которую прибило остатки взрывчатки и рыбацкой лодки, была вне досягаемости для О’Нила до тех пор, пока ФБР не заплатило йеменским властям миллион долларов, чтобы выгрести ее. Остатки лодки и взрывчатки с землей были погружены на две баржи и вывезены в Дубай для исследования.

Ирина Лагунина: С тех пор сотрудничество шло с переменным успехом. Кстати, именно тот факт, что йеменские власти в конечном итоге арестовали видео оператора «Аль-Каиды», который проспал задание снять на пленку момент взрыва (хотя теракт произошел в 11:15 утра), помог потом ФБР установить связь между терактом против эсминца и «Аль-Каидой». А если бы в то время ЦРУ и ФБР обменивались информацией, то через этого арестованного в Йемене можно было бы выйти на следы подготовки терактов 11 сентября. Но это уже – другая история. Мы беседуем с экспертом фонда Карнеги Кристофером Боусеком. Может ли «Аль-Каида» в нынешних условиях воспользоваться ситуацией и захватить власть, хотя бы в отдельных регионах страны?

Кристофер Боусек: «Аль-Каида» не сможет захватить Йемен. Это просто невозможно. В Йемене есть исламистская партия Исла, которая сейчас входит в объединенную оппозицию. Но надо различать политический Ислам, выраженный в этой партии, и агрессивные насильственные террористические течения. Исла будет иметь роль в будущем правительстве страны, на этот счет у меня нет абсолютно никаких сомнений. А беспокоиться о том, что «Аль-Каида» захватит власть не стоит. О чем стоит беспокоиться, так это о том, что территория под контролем правительства сжимается, и «Аль-Каида» может использовать освободившееся пространство для того, чтобы планировать операции и проводить подготовку своих боевиков. Таких мест в стране становится все больше, а мы знаем, что именно в них «Аль-Каида» процветает.

Ирина Лагунина: Почему после стольких лет тайных операций США в Йемене, кстати, Соединенным Штатам в них помогала Саудовская Аравия, все равно приходится говорить о том, что база «Аль-Каида» в этой стране столь прочна.

Кристофер Боусек: Операции, которые США и йеменское правительство предпринимали против «Аль-Каиды» в последнее десятилетие, шли с переменным успехом. Были периоды более тесного сотрудничества, были периоды прекращения сотрудничества. Но военного решения проблемы «Аль-Каиды Аравийского полуострова» или «Аль-Каиды» в Йемене нет. Невозможно решить проблему убийствами и захватом боевиков. Надо работать над основными проблемами, которые ведут к радикализации общества и набору людей в «Аль-Каиду». И это – безработица, коррупция, истощение природных ресурсов. Факторов – огромное количество. И это не нечто, что можно решить прицельными ударами с дронов или из командного центра на расстоянии. Этого невозможно достичь военным присутствием в Йемене, что было бы полной катастрофой. Этого можно достичь, только улучшив условия жизни всех йеменцев. И это – огромная задача, которая в итоге сводится к следующему: как построить доверие между йеменским правительством и йеменским народом, как создать в этой стране правительство, которое бы отвечало на нужны народа, и предоставляло услуги населению, и контролировало территорию. И как построить доверие у йеменского народа, как доказать ему, что его правительство работает не против него и не против его интересов. Это – непомерная задача, с которой международному сообществу придется столкнуться не только в Йемене, а в целом ряде стран – от Мавритании до Таджикистана. Эрозия власти приводит к искажению общества. И все проблемы Йемена – «Аль-Каида», терроризм, сепаратистское движение на Юге, восстание на Севере, протестное движение – это все симптомы развала государственной власти. И поэтому надо смотреть на более широкую картину.
XS
SM
MD
LG