Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Театр молодых (Калининград)




Три последних премьеры минувшего театрального сезона в Калининградском областном драматическом театре – спектакли молодых российских режиссеров, представителей разных театральных школ. Каждый – со своими подходами к выбору драматургического материала, выстраиванию репетиционного процесса, работе с актерами, принятию постановочных решений… Первым творением молодой российской режиссуры на калининградской сцене стал спектакль «Блоха» по пьесе Евгения Замятина. Его приехал ставить Юрий Муравицкий – выпускник режиссерского факультета Театрального института имени Б.Щукина, известный своим неравнодушным отношением к новой драме и различного рода экспериментам. Возможно, кому-то некоторые решения в спектакле покажутся не очень театральными в привычном смысле – слишком скупая сценография, сдержанное световое оформление, нелогичный саунд-трек. Но это просто другой театр, который требует определенного зрительского труда. Говорит исполнитель роли Левши – актер Геннадий Филиппович.

Геннадий Филиппович: Новая манера – он задал новую манеру подачи, новую манеру исполнения. На той грани, на которой у меня не всегда получалось удерживаться, я все время сваливался в свой штамп. А Юра как-то выравнивал. Но надо отдать должное – он не тиран. Это большая заслуга режиссера – не будучи тираном, добиваться своего.

Евгения Романова: Занятые в «Блохе» актеры любят этот спектакль – поэтому здесь так много удачных работ. Говорит Алексей Переберин.

Алексей Переберин: Вон на окне – мой грим Царя. Вот мы сидели за столами и вот так рисовали. Это была настоящая работа. Я за последнее продолжительное время впервые испытал акт творчества. И на «Блохе» я на поклон выхожу с удовольствием.

Евгения Романова: Второй премьерой молодой российской режиссуры стал в Калининграде «Терроризм» Олега и Владимира Пресняковых в постановке Сергея Щипицина - режиссера из Санкт-Петербурга, ученика Л.А.Додина. Говорит актриса Марина Юнганс.

Марина Юнганс: Все режиссеры – ребята молодые. Вот они и есть молодая кровь, новое веяние. Они абсолютно разные – разный язык у них, подход, они читают разные книги. Например, на «Терроризме» мне очень понравилось, как Сережа Щипицин работал. Мы приходили, он ставил какой-нибудь арт-хаусный фильм, ничего не говоря. Он нас настраивал на репетицию таким образом.

Евгения Романова: Цветовые, световые и звуковые решения спектакля «Терроризм» мгновенно достигают цели и включают все органы чувств, произносимый актерами текст заставляет работать мозг, а сценография структурирует внимание и держит в напряжении. Такой театр, не мудрствуя лукаво, бьет прямой наводкой, а когда оправитесь от шока, сами разбирайтесь, что к чему и почему на афишах – Мэрилин Монро в затянутой петле. Однако, усиленная визуализация действия в спектакле Сергея Щипицина вовсе не отодвигает работу актеров на второй план, но проявляет ее в другом, не камерном, качестве.

Евгения Романова: В минувшем сезоне театр сделал большой шаг вперед: он наполнил и значительно разнообразил свой репертуар, выпустив семь новых спектаклей, и впервые после 15-летнего перерыва в августе едет на гастроли, причем, в Санкт-Петербург. Калининградский драматический красиво и мощно зазвучал в региональном культурном пространстве – и ходить в театр в Калининграде стало модно. Говорит художественный руководитель Калининградской облдрамы Михаил Андреев:

Михаил Андреев: Удалось реализовать, пожалуй, главное: мы дали возможность представить нашей публике различную эстетику – театральную, режиссерскую. Мы дали возможность увидеть совершенно различную сценографию и подход различных художников, различных режиссеров к тем работам, которые они предъявили калининградскому зрителю. И что, на мой взгляд, немаловажно: может быть, мы оправдали в чем-то надежды, может быть, не совсем, но все-таки мы удивляли и заставляли говорить о театре. Нас ругали, хвалили и радовались вместе с нами новым работам. Наконец, на мой взгляд, совершенно изменился подход к работе с актерами, что дало возможность многим актерам, особенно молодым, многому научиться, почувствовать себя по-другому, иначе предъявлять свое амплуа, свое актерское «я».

Алексей Переберин: Режиссер – это человек, который хочет выразить как-то свою мысль. Моя задача – понять его мысль и помочь ему в этом. А уже параллельно решать какие-то свои задачи, самому что-то сказать. Когда у режиссера мысль большая - это просто наслаждение, когда ее нет – это мука.

Евгения Романова: И, наконец, под занавес сезона еще одна премьера - спектакль «Куклы». Пьесу своего учителя Валерия Беляковича поставил выпускник РАТИ-ГИТИС Вячеслав Виттих. Спектакль самого Беляковича, выпущенный в возглавляемом им московском Театре на Юго-Западе в 2004 году, был воспринят в театральном мире как своеобразный манифест мастера. Вячеслав Виттих признался, что собирался поставить «Кукол» годам к 45-50-ти, будучи уже опытным человеком и режиссером, но судьба распорядилась иначе.

Вячеслав Виттих: Для меня это, прежде всего, материал, с которым мне удобно работать, в котором я себя комфортно чувствую и который, наверное, должен быть интересен зрителю. Мне не хотелось бы говорить только о театре, только об актерах. Это обо всех людях на нашей планете. Это даже не конкретная страна Испания, не конкретно восемнадцатый век. Это то, что происходит с человечеством. Мы становимся механизированными, подвластными технике, но забываем о своем сердце.

Евгения Романова: Несмотря на множество разнообразных интерпретаций истории Пигмалиона, Вячеслав Виттих не побоялся явить ее зрителю будто в первозданном виде – тем самым еще раз напоминая нам, что на театре не бывает заезженных и отработанных историй и тем, потому как сам Театр вечен.
XS
SM
MD
LG