Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Тимашева: В начале июня в Петербурге прошла торжественная церемония вручения литературной премии ''Национальный бестселлер''. На ней побывала Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: В разные годы лауреатами премии ''Национальный бестселлер'' становились Леонид Юзефович, Александр Проханов, Виктор Пелевин, Захар Прилепин, Эдуард Кочергин и другие авторы, далеко не все из которых были известны до своего звездного часа в нарядном зале гостиницы ''Астория'', где они заняли первое место из шорт-листа прямо на глазах у публики. Действительно, девиз премии - ''проснуться знаменитым'' - предполагает именно открытие нового автора, причем совсем не обязательно начинающего - на молодость и неоперенность здесь скидок нет. Нет, по всей видимости, и закулисных игр, столь принятых в мире литературы, театра и кино: гости церемонии и правда не знают, кому достанется приз - это выясняется тут же, во время публичного голосования, когда ведущие приглашают высказаться членов малого жюри и тут же ставят галочки напротив имен, за которые тот или иной человек голосует. В этот раз - как и всегда - в шорт-листе стояло 6 имен: Дмитрий Быков (роман ''Остроумов, или Ученик Чародея''), Михаил Елизаров (роман ''Мультики''), Павел Пепперштейн (''Пражская ночь''), Андрей Рубанов (''Психодел''), Фигль-Мигль (''Ты так любишь эти фильмы''), и Сергей Шаргунов (''Книга без фотографий''). Малое жюри тоже состоит из 6 человек - в этот раз ими были музыкант Иван Алексеев (сценическое имя Noize MC), проректор Петербургского государственного университета Сергей Богданов, руководитель российского ''Live Journal'' Светлана Иванникова, журналист Олег Кашин, художник Эдуард Кочергин и кинорежиссер Алексей Учитель.
Все это замечательно - но что если, например, против двух имен
возникнет по две галочки? Такие ситуации бывали, и во избежание тупика каждый раз назначается почетный председатель малого жюри, имеющий право разрешить спор по своему разумению. В этот раз председателем была Ксения Собчак, которая произнесла на редкость степенную речь, напрочь лишенную всякой дерзости и эпатажа. Выступил и отец-основатель премии критик Виктор Топоров, который говорил о возрождении романтизма в современной литературе.

Виктор Топоров: Я не буду называть страшное название другого литературного течения, в недрах которого родилось понятие ''смерти автора''. Но вот сейчас сам автор нам должен быть чем-то, и желательно чем-то интригующим, загадочным, интересен. Вот этот романтизм и отличает участников нашего шорт-листа. Вот возьмем Андрея Рубанова. Это человек с биографией постсоветского графа Монте-Кристо. Вот человек отсидел, вышел и мстит этому ненавистному строю, который его посадил, мстит произведениями. Другой наш финалист - позапрошлый Букеровский лауреат - Михаил Елизаров. Он очень похож на другого графа, а именно на графа Дракулу. Дмитрий Быков, к сожалению, отсутствующий, это персонаж, безусловно, барочный, с барочной избыточностью во всем. Но, тем не менее, это, безусловно, яркий персонаж.

Татьяна Вольтская: Но весь этот сарказм пропал втуне - премию получил именно Дмитрий Быков, причем во второй раз, что, в общем, косвенно указывает на честность выбора, ибо в обычных премиальных эпопеях один и тот же персонаж никогда не становится дважды героем. А тут по два голоса получили произведения таинственного автора Фигль-Мигль и Дмитрия Быкова, в пользу которого и решила спор Ксения Собчак. Тем не менее, председатель фонда ''Национальный бестселлер'' Вадим Левенталь назвал результаты нынешнего ''Нацбеста'' катастрофическими.

Вадим Левенталь: Девиз премии ''проснуться знаменитым'' никоим образом к Быкову не применим, к сожалению (или к счастью). Быков уже выигрывал эту премию пять лет назад, Быков - лауреат ''Большой книги'', Быков - участник всех абсолютно шорт-листов всех литературных премий, Быков в телевизоре, Быков на радио, Быков во всех газетах, журналах, и так далее.

Татьяна Вольтская: А кого бы вы выбрали и почему?

Вадим Левенталь: Безусловно, Фигля-Мигля, потому что Фигль-Мигль это самое яркое, что произошло с русской литературой за последние пять лет. Чем наша премия хороша? Что мы, организаторы, никоим образом не влияем на мнение наших читателей, жюри, они от нас абсолютно независимы. Как сказал бы по этому поводу Сталин, ''всем хороша демократия, только никогда заранее не знаешь, кого выберут''. У нас - демократия.

Татьяна Вольтская: Нравится это кому-то или нет, но все справедливо, - считает проректор Петербургского государственного университета Сергей Богданов.

Сергей Богданов: По-моему, очень хорошее мероприятие, процедура была соблюдена, процедура обеспечивает действительно выражение максимально распространенного мнения. Я надеюсь, что со временем автор книги под псевдонимом Фигль-Мигль сможет написать книгу, которая, кроме вот этого ощущения ожога, который мы получаем от нашей повседневной жизни, может быть, сумеет и предложить нам какой-нибудь бальзам на обожженное место. Потому что тот ресурс культуры, который у него имеется, я думаю должен это обеспечить. Что же касается книги победителя, то это хорошая книга, так же как и все остальные , представленные в шорт-листе.

Татьяна Вольтская: И все же о современной литературе в целом Сергей Богданов говорит с нескрываемой горечью.

Сергей Богданов: Книги, которые пишутся сейчас, мы их редко перечитываем или не перечитываем вообще. Одноразовая посуда действительно нам нужна, но у нее есть свои определенные функции . Это некоторая общая особенность того времени, в которое мы живем. Литература сейчас не дает нам возможность утешиться в трудную минуту, я уж не говорю о том, чтобы учить жить или воспитывать. Самое главное на любом пути это возможность сопереживания, возможность разделения, возможность сожития в самом широком смысле этого слова. Будем ждать, пока появятся книги, которые могут играть роль лекарств или утешения в трудную минуту.

Татьяна Вольтская: А вот литературный критик Никита Елисеев результатом ''Нацбеста'' чрезвычайно доволен.

Никита Елисеев: Я очень люблю Дмитрия Быкова как писателя, как человека, совершенно справедливо о нем сказал Виктор Топоров, это человек эпохи барокко, но, кроме всего прочего, я считаю, что ''Остроумов'' это его лучший роман. Это качественная литература. Это литература с сюжетом, с мыслью, с философскими отступлениями. Это нормальная классическая литература. Я знаю, что ни Виктор Топоров, ни Дмитрий Быков друг другу не благоволят. Этот выбор меня несколько поразил, а, с другой стороны, это доказательство того, что ''Национальный бестселлер'', это одна из немногих российских премий, которая абсолютно объективна. Потому что Виктор Топоров не очень любит Быкова, совершенно очевидно и то, что Быков сделал все и в очередной раз не приехал на эту премию, значит премия ''Национальный бестселлер'' абсолютно четко показывают наш литературный процесс. Заслуживали внимания все, даже обхаянная Фигль-Мигль. Мне кажется, что это очень интересная писательница, но она из тех писательниц, которых нужно бить. В тот момент, когда она поймет, что ей нужно вести сюжет, ей нужно рассказывать четкую историю, она будет писать грандиозно. У нее задатки очень большого и хорошего писателя. Я бы так сказал - это щенок большого писателя.

Татьяна Вольтская: Да, автора Фигль-Мигль и ругали, и хвалили многие. Писатель Павел Крусанов тоже хотел, чтобы именно этот автор получил премию.

Павел Крусанов: Потому что это талантливый автор, который явился нам, и мы его, предъявленного таким образом, приняли. Быков тоже достоин, чтобы его читали, но его и так читают. В этой ситуации я скорее озадачен, нежели рад. Тот результат, который произошел, меня не устраивает однозначно. Если премия рассчитана на новых, молодых и талантливых, тогда вы сразу ограничите, отрежьте старых, талантливых и известных. Именно молодые и талантливые должны выигрывать у умудренных и получивших уже все свое. Как в спорте.

Татьяна Вольтская: В общем-то, странные вещи вы говорите. Тогда у старого Льва Толстого тоже были шансы, у кого выиграть в свое время?

Павел Крусанов: Тогда не было вот этого соревнования, как нелепости. У меня в свое время еще сложилось впечатление о том, зачем нужны премии как таковые. Премии нужны именно как тот навигатор, который говорит: вот здесь список людей или авторов, играющих в Высшей лиге, все остальные - либо в Первой, либо во Второй, либо еще дальше. И вот этих премий национальных три, и каждая предъявляет свой список, многие пересекаются и предъявлена Высшая лига во всех премиях. Для меня важнее короткий список, чем то, кто из него выиграет. Список показывает настоящую картину бытия.

Марина Тимашева: С результатами и первыми оценками литературной премии ''Национальный бестселлер-2011'' нас познакомила Татьяна Вольтская. Удивительно, что разноголосица в литературном мире того же рода, что и в мире кино.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG