Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Тимашева: Мы отправляемся на фестиваль “Кинотавр”, только что завершившийся в Сочи.

В прошлом году Дмитрий Месхиев определил понятие ''коммерческий'' фильм как ''простое кино про хороших людей''. Я в ответ пошутила: тогда “арт-хаус” это сложное кино про плохих. В этом году повезло: сложного кино про плохих людей не было. Про них были простые комедии, а в сложном кино действовали хорошие люди. Вообще, если судить о реальном положении дел по конкурсной программе фестиваля, можно сказать, что оно меняется к лучшему. О высоком искусстве пока еще можно только мечтать, однако появились люди, которые хорошо обучены ремеслу. "Радуйся малому - тогда и большое придет" - следуя завету Петра Первого, лично я так и поступаю. Сперва надо обучиться ремеслу, а там, коли есть талант, будет и искусство. Именно с этой точки зрения я призываю приветствовать фильм "Бабло" Константина Буслова, от которого презрительно воротили нос влиятельные киноэстеты, зато он вызвал спрос на кинорынке и получил премию жюри за лучший дебют. Продюсер картины – Сергей Сельянов – говорит, что единственная ниша, из которой Голливуд не может выбить российское кино, это национальная комедия. ''Бабло'' - как раз эту нишу, национальной комедии и занимает. Режиссер аттестует ее как комедию криминальную

Константин Буслов: В жанре всегда проще работать, когда есть какой-то криминальный подтекст.

Марина Тимашева: Сергей Сельянов дебютным фильмом Константина Буслова очень доволен .

Сергей Сельянов: Есть такое определение в народе - ''жизненно'' и ''не жизненно''. Фильм - легкий, но он жизненный. Достоинство этого фильма, с моей точки зрения, даже не в этом сюжете, который замечательно, с моей точки зрения, придуман, а в персонажах, в нравах. Вот это: ''Над кем смеетесь? Над собой смеетесь'', - извините за такую самонадеянную цитату, это наша такая жизнь. Говорят про фильмы про современность - “где они?” - вот фильм про современность, он вроде не претендует, он легкий, а вот она эта штука, сколько точных деталей, это обострено немножко жанровой окраской, легче воспринимается, точнее получается, но этот фильм - про сегодня. Большая редкость, на мой взгляд. Вот есть автор, он же и автор сценария, и он эту жизнь видит, он ее видит и умеет ее выразить. Мы все это знаем, даже больше, чем нужно. Мне кажется, все присутствующие вполне эксперты, социологи и что угодно по всем вопросам, которые освещены в этом произведении. Ну, про ''барсеточников'', даже про все эти узко криминальные вещи мы тоже, по-моему, в курсе. Другое дело, что так сказать точно, как сказал режиссер, не у всех получится. Это первая работа Константина Буслова, а задача перед ним стояла совсем не для первой работы. Многофигурные фильмы это вообще высший пилотаж.

Марина Тимашева: Завязка сюжета универсальная и довольно банальная (мелкие мошенники крадут у крупных миллион евро), но развитие непредсказуемо и связано исключительно с российскими реалиями и с тем, что такое любить деньги по-русски. Значит, это история портфельчика, туго набитого деньгами, за которым охотятся бандитские группировки разного калибра, а также милиционеры (то есть, полицейские) из разных ведомств - впрочем, неотличимые от бандитов. Одного из них блистательно играет Роман Мадянов.

Роман Мадянов: Я, по-моему, всесоюзный мент, я уже все, по-моему, высказал по поводу НКВД, по поводу армейских дел, всего, что связано с формой. А сам я - сугубо гражданский человек, хотя корни казачества, наверное, дают какие-то гены определенные, и просто наблюдательность актерская, когда я в армии служил, и прочее, наверное, накладывает какие-то вещи. Но это особый мент, какой-то собирательный образ, я не могу его назвать каким-то определенным именем. Он этим мне и понравится. И мне очень понравился этот персонаж, все в порядке, кино произошло. Я считаю, что оно достойно и в присутствии юмора, и в присутствии легкости, и в отсутствии чернухи, порнухи, которая, вы сами понимаете, уже вот здесь, но "в рамках правового поля".

Марина Тимашева: Все хохочут, потому что это реплика персонажа Романа Мадянова, начальника Отдела по борьбе с экономическими преступлениями. Всякий раз, совершая очередное бесчинство, он приговаривает: ''Но в пределах правового поля''. К концу фестиваля ее повторяли все, посмотревшие картину, и по самым разным поводам. Когда, например, мы опаздывали на рейс, автобус вез нашу делегацию из гостиницы в аэропорт три часа вместо 40 минут, потому что на трассе велись какие-то строительные работы, то мы уверяли друг друга в том, что и это ''в пределах правового поля''. Вернемся к фильму. Жанр, заявленный авторами, выдержан от начала до конца, в сценарии нет никаких прорех, текст смешной и афористичный, поступки действующих лиц логически вытекают из того, что нам про этих людей положено знать. Всё это - признаки безусловного владения ремеслом, очень редко встречающиеся в современном российском кино. Происходящее на экране будет ясно, даже если отключить звук; а это существенно, когда речь идет о кинематографе.
В этом фильме нет претензии на великое искусство, но сюжетом, как и простой моралью о воздаянии за преступление, он не исчерпывается. В нем показан абсурд российской действительности: люди хотят легких денег - а, заполучив их, решительно не знают, как ими распорядиться. Как сказано в самом фильме: "ветка для них одна - кольцевая, где сел, там и вышел". В фильме все обманывают всех, но авторы картины своего зрителя не обманули ни в чем, они сняли хорошее кино про плохих людей.

Константин Буслов вообще-то брат Петра Буслова, того, который снял ''Буммер''. А еще один очень приличный фильм конкурсной программы "Кинотавра" снял Владимир Котт, брат Александра Котта (автора "Брестской крепости". Картина называется "Громозека" . Первые буквы фамилий героев (Громов, Мозеров, Каминский) складываются в имя литературного персонажа Кира Булычева, героя мультипликационного фильма "Тайна Третьей планеты". Громозека все время норовит помочь своим друзьям, но постоянно опаздывает и причитает: "Эх, как мне не везет в жизни!". Вот таких неудачников в фильме трое. Когда-то они учились в одной школе, играли в вокально-инструментальном ансамбле, мечтали о популярности "Битлз". Но песней всей их жизни оказалась "Птица счастья" – "Завтра будет лучше, чем вчера". А вышло тоже по тексту: "Кто-то, а не я, кто-то, а не я, сложит песню завтрашнего дня". И те, кто ее складывает, не вызывают никакого доверия. Синяя птица счастья 45-летним героям фильма изменила, потому что жили они тем, что будет завтра, не обращая внимания на происходящее сегодня. И... повсюду опоздали. Только крайние обстоятельства - ближе к финалу картины - заставляют наших героев иначе взглянуть на то, что их окружает. Говорит Владимир Котт.

Владимир Котт: Громозека, персонаж мультик, все время опаздывает, он постоянно опаздывает, прибегает на место схватки, битвы, чтобы спасти друзей, а потом выясняется, что он опоздал и его коронная фраза - ''ну вот, опять опоздал!''. И у меня это история про людей, которые опоздали, то есть опоздали жить, опоздали любить, опоздали страдать. Они опоздали жить какой-то настоящей жизнью, они живут жизнью, придуманной их родителями, в какой-то программе. В советское время была такая история, я немного застал, мы с братом были последними комсомольцами в школе, зачем-то, не понял до сих пор. Так воспитали нас и моих персонажей, что надо сначала быть октябренком, потом пионером, потом комсомольцем, потом закончить школу, пойти в армию, поступить в институт, жениться. Вот эта программа, которая за тебя все делает, а человек ничего не может решать. То есть это инфантилизм, поэтому это поколение разучилось совершать поступки, мне кажется. Они не готовы что-то менять. И вот эта история про людей, которые опоздали жить и не готовы совершать поступки. Это не значит, что они совершили какое-то преступление, просто они такие, какие есть, это констатация, тут нет идеологии, тут нет того, что это плохо. Они просто очень наивные и несчастные люди, на самом деле, такие чеховские персонажи, которые хотят что-то делать, а реально ничего не делают. Вообще вначале было название, внутри меня, не ''Три сестры'', а ''Три брата''. Мне не интересны герои сильные, мне интересны герои в момент слабости. Для меня важно, когда мужчины плачут. Может быть, это моя тема. Для меня это не жесткое кино и не супер драма, для меня это какая-то абсурдная история, потому что у Чехова ''Чайка'' это комедия, а там Треплев в конце стреляется. То есть вопрос жанра не возникает ни у кого, что это драма, комедия... И тут у меня смешение.

Марина Тимашева: Трагикомедия не нравится?

Владимир Котт: Да, нравится - современная трагикомедия. Я хотел, чтобы было и смешно, и грустно, и поплакали. Мы же всегда переживаем, мы же живые.

Марина Тимашева: Продюсер фильма Евгений Гиндилис добавляет.

Евгений Гиндилис: Просто мне кажется, что как раз наша картина выходит за рамки каких-то идеологических штампов, и это последнее, что нам хотелось бы сделать. И речь как раз идет о том, что эта амбивалентность, о которой вы говорите, отсутствие оценок - тогда было хорошо, а сейчас плохо, сейчас хорошо, а тогда было плохо - это и есть та ткань жизни, которая интересна, это ткань человеческих отношений, из которых эта жизнь сплетается. И эта картина пытается эту ткань максимально честно схватить и передать зрителю на уровне эмоции.

Марина Тимашева: Владимир Котт говорит, что первоначально хотел назвать фильм "Три брата". Аналогия с Чеховым, конечно, неслучайна. Великий русский драматург весьма тщательно исследовал тип человека, который хотел, но не сделал. И в финале фильма большая, картонная, синяя птица уныло складывает крылья.

Владимир Котт: Про синюю птицу был вариант. На самом деле мы очень долго спорили - опускать или не опускать ей крылья. Это было безумие. Человек пятнадцать, мы собрались и думали: опускать, не опускать? Если опустим, то нас растерзают критики. А у меня было какое-то очень депрессивное настроение и я настоял, чтобы картонные крылья со скрипом опустились. Но мне кажется, все равно безысходности нет.

Марина Тимашева: Главные роли в фильме прекрасно сыграны Борисом Каморзиным, Николаем Добрыниным и Леонидом Громовым. Лично я была уверена, что приз за мужскую роль достанется Борису Каморзину или всему ансамблю, но жюри рассудило иначе. "Громозека" это как раз (при некоторых ошибках, заложенных на уровне сценария) хорошее кино про хороших, но сбившихся с пути, людей.

О других фильмах основного конкурса ''Кинотавра'' я расскажу в следующем выпуске программы ''Российский час Поверх барьеров''.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG