Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Министр обороны Сербии о перспективах трансатлантического сотрудничества страны


Ирина Лагунина: В столице Сербии Белграде прошла двухдневная Конференция о стратегическом военном партнёрстве, которую организовало Союзное командование НАТО. В этой представительной конференции приняли участие представители почти 60 стран – большинство из них на уровне начальников генеральных штабов государств-членов НАТО, Партнёрства во имя мира, Средиземноморской инициативы, Стамбульской инициативы по сотрудничеству, а также высокопоставленные военные функционеры ЕС и Североатлантического Союза. НАТО разрабатывает новую стратегическую концепцию, и поэтому на белградском саммите вместе партнёрами обсуждались вопросы совместного обучения кадров, взаимной помощи, подхода к общим глобальным ресурсам и эффективного развитии вооружённых сил. Тот факт, что такого рода конференция НАТО и ее партнёров проходила в Белграде, вызвал в Сербии живую полемику на тему: собирается ли страна вступить в НАТО? Из столицы Сербии рассказывает Айя Куге.

Айя Куге: Гости в среду покинули Белград со словами благодарности за хорошую организацию, руководство Сербии выразило удовлетворение, что конференция прошла успешно, строгие меры безопасности не сильно помешали ежедневному ритму сербской столицы, а и серьёзных протестов противников НАТО не было. Правда, российские средства информаций передавали, что в Белграде 12 и 13 июня прошли “масштабные акции протеста” против НАТО, но мы в сербской столице таковых не заметили. На самой крупной из них, которую организовали так называемые “умеренные националисты” из Демократической партии Сербии, присутствовали 200-300 человек, потом на протест у здания канцелярии президента Бориса Тадича ультаранационалисты из Радикальной партии вывели около 100 своих сторонников, и еще против сближения с НАТО выступили анархо-либералы и некоторые лево ориентированные неправительственные организации. Причины у каждого из этих течений и партий свои, но общий вывод: Сербии нельзя вступать в НАТО. Первый аргумент со стороны националистов: нельзя сербам поддерживать контакты с союзом, который в 1999 году 78 дней бомбил Сербию. Заместитель председателя Демократической партии Сербии Слободан Самарджич.

Слободан Самарджич: Наша страна была жертвой политики и действий союза НАТО совсем недавно. 12 лет - слишком короткое время, чтобы забыть это. НАТО является продолжением имперской политики США. Мы выступаем против имперской политики в мире, за миролюбивые и демократические отношения между нациями. НАТО – это организация, которая желает поглотить и так ослабленные военные силы Сербии и помешать ей иметь самостоятельную оборонную политику.

Айя Куге: В Сербии переплетается эмоциональное и рациональное отношение к НАТО – и, кажется, всегда побеждает эмоциональное. Профессор белградского университета, общественный деятель Любиша Раич разделяет мнение тех кругов сербской интеллигенции, которые вслед за антиглобалистами принципиально выступают против всех военных союзов и любой милитаризации.

Любиша Раич: Но когда я вижу, что против НАТО выступают те же самые люди, которые входили в Комитет по защите Слободана Милошевича, которые подписывали петиции в поддержку Радована Караджича, которые возражали против ареста Ратко Младича, у меня появляется желание быть “за” НАТО. С другой стороны, это факт, что правительство хотело бы, чтобы Сербия вошла в ЕС и НАТО, и понятно, что, в конце концов, страна пойдёт этим путём. Люди забывают, что все государства вокруг Сербии уже являются или собираются стать членами этих двух организаций. У Сербии в данный момент практически нет выбора. Она не может быть Швейцарией. Она не обустроена, как Швейцария, она не богата, как Швейцария. Вступление в эти две организации ввело бы в наше государство намного больше порядка, чем мы теперь имеем.

Айя Куге: Последние опросы общественного мнения в Сербии показали, что большинство – 66% граждан - против вступления страны в НАТО. Белградский военный аналитик Александр Радич считает, что нечего было поднимать шум вокруг того, что НАТО организовала в Сербии свою конференцию, когда большинство стран, представленных на этой встрече, не являются участницами НАТО, например Россия.

Александр Радич: Нет надобности полемизировать: конференция в Белграде имела целью обмен мнениями специалистов в области безопасности. А у нас в Сербии проблема в том, что силы, сопротивляющиеся вступлению страны в НАТО, очень активны.

Айя Куге: Министр обороны Сербии Драган Шутановац в интервью Балканской редакции нашего радио отверг предположения о том, что, соглашаясь на проведение конференции НАТО в Белграде, страна собирается вступить в этот союз.

Драган Шутановац: Эта конференция не носит ни стратегического, ни политического характера – на ней рассматриваются вопросы безопасности. Конференция ни коим образом не приближает, но и не удаляет Сербию от НАТО. Напротив, Сербия хотела бы удовлетворить свои потребности в сфере безопасности в рамках программы «Партнёрства во имя мира», и мы считаем, что в данный момент этого абсолютно достаточное сотрудничество между Сербией и НАТО. С другой стороны, Сербия является партнером НАТО с 2006 года, но лишь совсем недавно мы открыли наше представительство в Брюсселе, в котором, в рамках НАТО, работают наши офицеры. Теперь мы хотим расширить это сотрудничество, поскольку считаем, что наши войска всё ещё не воспользовались всеми преимуществами и возможностями, которые предоставлены членам «Партнёрства во имя мира» и которыми пользуются войска других стран.

Айя Куге: Каковы сейчас отношения Сербии с НАТО, учитывая воздушные удары 1999 года?

Драган Шутановац: Отношения с НАТО у нас корректные, и они развиваются в рамках «Партнёрства во имя мира». Двусторонние отношения с государствами-членами НАТО более тесные, и мы имеем с ними хорошее сотрудничество. С другой стороны, мы, люди, которые руководят этой системой, не имеем права на эмоции - такое право имеют лишь те, кто не несёт ответственность за государство и улучшение жизни граждан Сербии. Кстати, те же самые эмоции, которые, якобы, могут руководить нами по отношению к 1999 году, могли бы руководить нами и по отношению к 1941-му и 1914-му, а также к Балканским войнам. Боюсь, что в такой ситуации у вооруженных сил Сербии не было бы возможности вообще с кем-либо сотрудничать на нормальном уровне. Должен напомнить, что в своей истории мы, сербы, воевали даже между собой, и если принимать это во внимание, то мы, по идее, не могли бы даже иметь общее государство. Я до сих пор не встретил ни одного офицера НАТО, который поддерживал бы то, что произошло в 1999 году. Напротив – большинство из них при разговорах на эту тему чувствуют себя неловко. Но они не виноваты, они никак не могли повлиять на происшедшее.

Айя Куге: В 2007 году парламент Сербии провозгласил военный нейтралитет страны относительно всех военных союзов. Это навсегда, или что-то меняется?

Драган Шутановац: Вопрос военного нейтралитета не является вопросом для вооруженных сил и Министерства обороны. Это, прежде всего, вопрос для парламента. И он связан со стратегической ориентацией страны. В данный момент существуют причины, по которым Сербия выбрала ту ситуацию, в которой находится. В декларации о Косове и Метохии стоит вывод, что страна – нейтральная в военном плане. Всё ещё существуют эмоции, из-за которых сближение с НАТО для Сербии является проблемой. Мы строим тесные партнёрские отношения со всем государствам в окружении. Большинство из них являются членами НАТО, и это нам не мешает. Ведь сегодня в Европе есть пять государств, которые являются членами Европейского союза, но не являются членами НАТО. Это означает, что мы, чтобы вступить в ЕС, не обязательно должны вступать и в союз НАТО. Но с другой стороны, все государства, в последнее время вступившие в Евросоюз, до того вошли в НАТО. На всех официальных встречах нам было сказано, что ЕС от Сербии не будет требовать вступления в Североатлантический союз, что такое условие не будет выдвинуто, если мы сами не захотим стать членами НАТО.
Моя работа во главе Министерства обороны - ввести в вооруженных силах Сербии стандарты лучшего образца в соответствии со средствами, которые мы получаем из бюджета. Мы это делаем по стандарту НАТО по той простой причине, что это в данный момент общепризнанный стандарт и лучший мировой стандарт в области обороны, обеспечения вооруженных сил и военной промышленности.

Айя Куге: На вопросы Радио Свобода/Свободная Европа отвечал министр обороны Сербии Драган Шутановац.
XS
SM
MD
LG