Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Историк Ярослав Шимов – о Габсбургах и Австрии


Ярослав Шимов

Ярослав Шимов

Парламент Австрии изменил статью закона о выборах, принятую вскоре после провозглашения страны республикой и запрещающую представителям династии Габсбургов избираться на пост главы государства. Последний император Австрии и король Венгрии Карл вынужден был отречься от австрийского престола вскоре после окончания Первой мировой войны и умер в 1924 году в изгнании на острове Мадейра. Главой и "патриархом" императорского дома уже много десятилетий остается Отто фон Габсбург, который – в силу преклонного возраста – передал формальные права престолонаследования своему старшему сыну, эрцгерцогу Карлу.

Австрийскую республику и династию Габсбургов связывали сложные отношения, однако теперь можно говорить о полном восстановлении политических прав представителей монархической семьи – что, впрочем, не означает возможности реставрации. В прошлом году один из представителей династии, Ульрих фон Габсбург, пытался выдвинуть свою кандидатуру в президенты республики, но не смог набрать достаточного количества подписей избирателей в свою поддержку. О Габсбургах и Австрии – историк Центральной Европы, обозреватель Радио Свобода Ярослав Шимов:

– Отношение новых республиканских властей к представителям династии Габсбургов было достаточно жестким. Конечно, это нельзя сравнивать с отношением большевиков к династии Романовых, но члены династии, которые хотели остаться в Австрии, должны были принести специальную присягу на верность республике. Многие из них, в частности, младшая дочь императора Франца Иосифа Мария Валерия со своим супругом, который был ей дальним родственником и тоже членом династии Габсбургов, так и сделали. Однако значительная часть членов династии все же вынуждена была покинуть страну. Более того, был принят закон, который запрещал Габсбургам претендовать на государственные должности, в том числе, естественно, и на должность главы государства.

Там была масса других перипетий. Претендент на престол Отто фон Габсбург, которому сейчас уже почти 100 лет, вернулся в Австрию на какое-то время после войны. Потом республиканское правительство вновь запретило ему въезд, требуя официального отказа от претензий на престол. В 60-е годы он отказался от формальных претензий на престол и стал именоваться просто доктор Отто фон Габсбург, после чего ему разрешили вернуться в Австрию. Но он даже не принял гражданство Австрийской республики, он является гражданином Германии.

– Собственность Габсбургов была конфискована после окончания монархического периода развития Австрии?

– Габсбурги, которые получили возможность остаться, конечно, не лишились своего имущества. Однако произошло разделение той собственности, которая принадлежала конкретно членам династии, и той, что считалась собственностью короны. Последняя, естественно, была конфискована в пользу нового государства.

– А как определялся круг людей, которые подлежали политической люстрации?

– Это было довольно просто сделать, поскольку еще с XIX века существовал статут императорской фамилии, в котором было прямо указано, кто является членом этой фамилии. Поэтому тут было все довольно просто: речь шла о прямых родственниках царствовавшего императора и его непосредственных предшественников.

– Совокупность отношений Габсбургов и Австрийского государства привела к тому, что Габсбурги отказались от претензий на австрийский престол. Нынешнее решение открывает перед династией хоть какую-то, хотя бы теоретическую возможность реставрации?

– О реставрации монархии вряд ли может идти речь – слишком много времени прошло. Если же говорить об историческом и психологическом примирении династии с Австрийской республикой, то оно произошло еще в 80-е годы. Историки считают такой вехой приезд последней императрицы, Зиты в начале 80-х. Она не был на родине, в Австрии, много десятилетий, приехала туда в уже очень преклонном возрасте и там же была и похоронена. Но психологическое примирение произошло на неком негласном уровне, когда Габсбурги поняли и окончательно смирились с тем, что Австрия останется республикой, так же, как и остальные государства их бывшей империи сохранят ту форму государственного устройства, которая у них сейчас есть. Тем самым, они получили возможность спокойно бывать в этих странах, владеть в них собственностью, и даже претендовать на какие-то должности, посты. Но все в рамках этого республиканского устройства – о реставрации, конечно, говорить нельзя.

– Современной европейской истории известны примеры, когда члены бывших монархических фамилий занимали видные места на политической сцене республиканских государств. Достаточно вспомнить Болгарию, где глава когда-то правившего в стране монархического дома стал премьер-министром. Возможно ли что-то подобное в нынешней Австрии?

– Вряд ли, потому что уже был прецедент. Некоторое время назад один из представителей династии Габсбургов пытался собрать подписи за свое выдвижение в президенты. На тот момент ему еще нельзя было делать этого по закону, но вопрос решился сам собой, поскольку он не набрал нужного количества подписей. Сейчас в династии нет каких-то ярких личностей, способных блеснуть на политической сцене, разве что сам Отто фон Габсбург, не будь он такого преклонного возраста. Кстати, в 30-е годы он, будучи еще молодым человеком, предлагал тогдашнему канцлеру Шушнигу уступить ему эту должность. Это было в момент, когда Гитлер задумался о присоединении Австрии к нацистскому рейху. И вариант канцлерства Габсбурга рассматривался как возможность спасения независимости Австрии.

– Судьба Австрии, как и многих европейских стран, в ХХ веке сложилась в высшей степени драматически, можно даже сказать, трагически в какие-то ее моменты. Это и потеря имперского статуса, и поглощение Германией, и нацизм, и республиканское развитие, и советские и американские войска на территории страны. Как австрийцы уживаются со своей австрийскостью?

– Это сложный вопрос, поскольку современная австрийская идентичность, по мнению большинства специалистов, сформировалась уже после войны. Вся история страны первой половины ХХ века, с аншлюсом, который большинство населения в 1938 году встретило восторженно, с восстановлением австрийской независимости после войны – достаточно сложная. Австрийцы долго шли к пониманию своего постимперского статуса, пониманию того, что они отдельная нация, что они не немцы, притом, что говорят по-немецки. И в этом смысле австрийцы, как ни странно, при всей своей древней истории, нация достаточно молодая. С имперским прошлым у этой нации, конечно, не может быть однозначно простых отношений. Конечно, это историческое наследие, но с современностью оно связано опосредовано, одно не вытекает из другого.

– То есть, как иллюстрация из учебника истории?

– Очень упрощенно, конечно, но да. И к этому прошлому, к этому учебнику, к этим картинкам отношение у австрийцев весьма почтительное.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG